Обзор рынка ЧВК

Современные локальные конфликты в различных уголках планеты

Модераторы: Torn, Полиграфыч, Ewik985, rossich

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Torn » 23 июл 2016, 09:32

"Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить к выгоде вашего противника"
Н.Макиавелли
Жорык Делиев - Ридна Украина
Немного истины.
9 05 2014
Аватара пользователя
Torn
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован:
10 мар 2006, 20:09

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение pomor1976 » 10 авг 2016, 15:26

крайне забавные выводы"эксперта"
Эксперт ЧВК Олег Валецкий: «Жизнеспособность российских ЧВК зависит от официальной поддержки Кремля»
на Западе, а точнее во всем мире, ЧВК руководят лица, понимающие, что ЧВК должны приносить экономическую выгоду, а в России ЧВК пытаются создать по типу армейского подразделения.

ну и так далее
http://chvk.info/analytics/ekspert-chvk-oleg-valeckij/
Система безналичных денег, основанная на электронных записях и электронных транзакциях банков, делает людей полностью беззащитными, когда банкиры, имевшие до этого статус хозяев денег, становятся хозяевами людей, рассчитывая стать хозяевами мира.
Аватара пользователя
pomor1976
 
Сообщения: 21068
Зарегистрирован:
25 авг 2009, 01:14
Откуда: гваделупа

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Torn » 26 авг 2016, 15:59

Изображение

ЧВК во всем мире — огромный бизнес: «частники» нередко подменяют собой вооруженные силы. В России они вне закона. Но в Сирии был обкатан прототип российских ЧВК — «группа Вагнера», и власти вновь думают о легализации


Военная часть на хуторе Молькино Краснодарского края — режимный объект. Здесь дислоцирована 10-я отдельная бригада спецназа главного разведывательного управления (ГРУ) Минобороны, писала «Газета.ру». В нескольких десятках метрах от федеральной трассы «Дон» — первый контрольно-пропускной пункт на пути к базе. Дальше дорога разветвляется: налево — принадлежащий части городок, направо — полигон, объясняет журналисту РБК постовой на КПП. За полигоном — еще один пропускной пункт с охраной, вооруженной АК-74. За этим КПП находится лагерь частной военной компании (ЧВК), утверждает один из сотрудников воинской части.

На архивных спутниковых снимках сервиса Google Earth видно, что в августе 2014 года лагеря еще не было. Функционировать он начал примерно в середине 2015-го, рассказывают два собеседника РБК, работавшие в этом лагере и знакомые с его устройством. Это два десятка палаток под флагом СССР, обнесенных небольшим забором с колючей проволокой, описывает базу один из них. На территории находятся несколько жилых бараков, вышка постового, пункт кинологов, тренировочный комплекс и стоянка для транспорта, описывает базу сотрудник частной военной компании, бывавший там.

У этой структуры нет официального названия, имя ее руководителя и выручка не разглашаются, и само существование компании, возможно, крупнейшей на рынке, не афишируется — формально деятельность ЧВК в нашей стране незаконна. Журнал РБК разобрался, что представляет собой так называемая ЧВК Вагнера, из каких источников и как она финансируется и почему в России может появиться бизнес частных военных компаний.

Наемники и «частники»

Военный человек по российским законам может работать только на государство. Наемничество запрещено: за участие в вооруженных конфликтах на территории другой страны Уголовный кодекс предусматривает до семи лет лишения свободы (ст. 359), за вербовку, обучение, финансирование наемника, «а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях» — до 15 лет. Других законов, регулирующих сферу ЧВК, в России нет.

В мире ситуация иная: принципы работы частных военных и охранных компаний зафиксированы в принятом осенью 2008 года «Документе Монтрё». Его подписали 17 стран, в том числе США, Великобритания, Китай, Франция и Германия (Россия в их число не входит). Документ разрешает людям, не состоящим на государственной службе, оказывать услуги по вооруженной охране объектов, обслуживанию боевых комплексов, подготовке военнослужащих и т.д.

В опубликованном в 2011 году докладе ООН годовой объем рынка частных военных услуг аналитики организации оценивали в сумму от $20 млрд до $100 млрд, некоммерческая организация War on Want в 2016-м — в $100–400 млрд. Цифры весьма приблизительны: например, комиссия США по военным контрактам, на данные которой ООН ссылается в своем докладе о росте числа нарушений прав человека со стороны наемников, в 2011 году отмечала, что на конец финансового года затраты по договорам с частными военными компаниями только в Ираке и Афганистане превысят $206 млрд. Выручка крупнейшей ЧВК в мире — G4S Plc — в 2015 году составила $10,5 млрд: в России это сопоставимо только с тем же показателем у «Башнефти» и на треть больше, чем у «Норникеля».

Использование «частников» характерно для западных стран, где в большей степени высоко неприятие крупных потерь, объясняет генеральный директор Центра стратегических оценок и прогнозов Сергей Гриняев. Большие жертвы среди личного состава вооруженных сил могут повлиять на решение о прекращении операции и выводе войск, как это было в случае со спецназом, участвовавшем в ходе миротворческой операции ООН в Сомали, говорит эксперт. В 1993 году, во время городского боя в Могадишо, американцы потеряли 18 человек, около 80 солдат были ранены, один попал в плен. Это ускорило вывод контингента США из страны. Подобных ситуаций можно избежать, если речь идет не о регулярной армии, а о частных военных компаниях, уверен Гриняев.

Снижение потерь за счет использования бойцов ЧВК — распространенная практика, применявшаяся, например, в Ираке и Афганистане. С 2008 года число сотрудников частных компаний в этих странах превышает число военнослужащих США, и как минимум с 2010-го на «частников» приходится основной процент убитых и раненых, по данным проекта Private Security Monitor Денверского университета (США).

Трудности легализации

Последняя по времени попытка легализовать ЧВК в России была предпринята в марте 2016 года, когда депутаты от «Справедливой России» Геннадий Носовко и Олег Михеев внесли в Госдуму проект закона о частных военно-охранных организациях. Целями подобной деятельности документ называл «участие в обеспечении национальной безопасности путем выполнения и оказания военно-охранных работ и услуг», защиту интересов России за пределами страны, продвижение российских ЧВК на мировые рынки и т.д. При этом, согласно законопроекту, таким компаниям предполагалось запретить «непосредственно участвовать в вооруженных конфликтах... на территории любого государства».

ицензированием ЧВК должно было заниматься Минобороны, следить за выполнением закона — ФСБ и Генпрокуратура.
Правительство выступило против принятия закона, отметив в отзыве, что законопроект противоречит части 5 статьи 13 Конституции: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на… подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований». Не поддержали депутатов и коллеги по профильному комитету, указавшие, что обязанности таких компаний не разграничены с функциями частных охранных предприятий (ЧОПов), ведомственной охраны и войск национальной гвардии.

Окончательное решение по документу принято не было — его рассмотрение перенесли на осень, но авторы законопроекта сами решили отозвать его. Весенний документ — это уже третья попытка Носовко легализовать ЧВК в России, при этом биография самого депутата никак не связана с Вооруженными силами: разве что в 2014 году он был награжден медалью Минобороны «За укрепление боевого содружества». Депутат надеется, что ему удастся доработать документ и вновь внести его осенью. В разговоре с журналом РБК Носовко заявил, что при обсуждении законопроекта на круглых столах с участием профильных ведомств силовики в целом поддержали инициативу, но просили исправить различные недочеты. «Нет резкого отрицания, но, например, представители ГРУ и ФСБ говорят, что сейчас не стоит накалять обстановку и открывать ящик Пандоры», — отметил Носовко.

От идеи легализации ЧВК власти отказываться не намерены, утверждает офицер ФСБ, знакомый с ситуацией, и подтверждает собеседник в Минобороны: вопрос прорабатывается, говорят они. Несмотря на отсутствие закона, в России есть частные военные компании. Они выполняют ту же работу, что и зарубежные коллеги: от сопровождения судов, следующих через Аденский залив рядом с берегом Сомали, где орудуют пираты, до охраны объектов в Африке и странах Юго-Восточной Азии.

Российский рынок ЧВК крайне невелик по своему объему, объясняет Борис Чикин, совладелец частной военной компании Moran Security Group (MSG). Настоящих военных компаний в России не существует, настаивает Олег Криницын, владелец еще одной крупной ЧВК «РСБ-Групп». Основную деятельность отечественные фирмы ведут за рубежом. Например, сотрудники еще одной крупной ЧВК — «Центр Антитеррор» — в 2000-х годах выполняли заказы в Ираке, Нигерии, Сьерра-Леоне и других странах.

Чтобы облегчить работу за рубежом, российские ЧВК регистрируют в офшорах дочерние структуры. В частности, основным учредителем MSG с долей 50% является Neova Holdings Ltd (Британские Виргинские острова). Финансовую сторону своего бизнеса владельцы российских ЧВК не раскрывают, отчетности фирм в базе «СПАРК-Интерфакс» и иностранных реестрах нет.

«Специальные задачи»

Российские войска не участвовали в полномасштабной сухопутной операции в Сирии, но в марте 2016 года командующий российской группировкой в стране генерал Александр Дворников заявил, что отдельные задачи выполняются бойцами и на земле. «Не буду скрывать, что на территории Сирии действуют и подразделения наших сил специальных операций [высокомобильные войска Минобороны]», — говорил Дворников в интервью «Российской газете». По его словам, военные выполняли дополнительную разведку объектов для ударов авиации, занимались наведением самолетов на цели в удаленных районах и решали «другие специальные задачи».

«Специальные задачи» в Сирии выполнял Сергей Чупов, погибший в этой стране в феврале 2016 года, рассказал РБК его знакомый. По его словам, Чупов служил во внутренних войсках МВД, но ушел в отставку в начале 2000-х. Эту информацию подтвердил РБК еще один знакомый Чупова. Представитель Минобороны не стал комментировать информацию о погибшем. Военная прокуратура Южного округа в ответ на запрос РБК сообщила, что Чупов не значился в списках российской группировки в Сирии. Собеседник РБК, близко знавший военнослужащего, утверждает, что ветеран внутренних войск, прошедший обе чеченские кампании, находился в Сирии в качестве сотрудника частной военной компании, известной как «группа Вагнера».

«Вагнер» — позывной руководителя отряда, на самом деле его зовут Дмитрий Уткин, и раньше он служил в псковской бригаде ГРУ, говорят четыре собеседника РБК, лично знакомых с «Вагнером». В 2013 году Уткин, покинувший к тому моменту ряды Вооруженных сил, уехал на Ближний Восток в составе группы бойцов, набранных компанией «Славянский корпус». Это дочерняя структура зарегистрированного в Гонконге Slavonic Corps Limited, писал «Коммерсантъ». Фирма была внесена в реестр юридических лиц в 2012 году, ее директором указан гражданин России Антон Андреев.

Руководители «Славянского корпуса» Евгений Сидоров и Вадим Гусев, бывшие менеджеры Moran Security Group, при найме на работу обещали сотрудникам, что те будут охранять нефтепровод и склад в Дейр-эз-Зоре, городе на востоке Сирии, отмечал «Коммерсантъ» и рассказывал источник РБК в MSG. Вместо обеспечения безопасности объектов энергетики 267 бойцам «корпуса» было приказано поддержать повстанцев около населенного пункта Ас-Сухна в провинции Хомс, отмечает собеседник РБК. Без необходимой техники и с устаревшим вооружением они попали в засаду боевиков «Исламского государства» (организация запрещена в России). В октябре 2013-го бойцы «Славянского корпуса» покинули Сирию.
В январе 2015 года Сидоров и Гусев были осуждены в России по той самой статье 359 УК и получили по три года колонии. Остальные участники событий к ответственности не привлекались.

«Группа Вагнера»

Впервые о «группе Вагнера» и ее участии в сирийской войне в октябре 2015 года написала «Фонтанка»: со ссылкой на анонимные источники издание утверждало, что бывших сотрудников «Славянского корпуса» позже видели среди «вежливых людей» в Крыму во время событий февраля-марта 2014 года, а еще через год с небольшим — на юго-востоке Украины, уже в качестве самостоятельного отряда. Об участии «группы Вагнера» в боях на стороне самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, тоже со ссылкой на анонимные источники, в конце 2015 года писала The Wall Street Journal. В той же статье журналисты WSJ рассказали о гибели на Ближнем Востоке девяти человек из «группы Вагнера». В Минобороны России эту информацию назвали «вбросом».

База в Молькино была обустроена вскоре после завершения активной фазы «луганской» операции — в середине 2015 года, вспоминает один из офицеров, работавший в «группе Вагнера». В этом лагере бойцы проходят подготовку перед тем, как отправиться в Сирию, объясняют РБК офицер ФСБ и один из бойцов, служивший под началом «Вагнера».

Вопрос о создании полноценных ЧВК в России обсуждался много раз, но прорыв в этом смысле произошел после крымских событий 2014 года, в которых хорошо себя зарекомендовали подразделения ГРУ, заявил собеседник РБК, близкий к этой организации. Именно ГРУ негласно курирует «группу Вагнера», подтвердили РБК офицер Минобороны и сотрудник ФСБ, добавивший, что этот отряд возник после того, как «в мире обострилась обстановка».

На Ближнем Востоке «группа Вагнера» появилась незадолго до того, как осенью 2015 года Россия начала официально разворачивать свои базы, говорит офицер Минобороны и подтверждает источник, знакомый с ходом операции. В общей сложности рядом с Латакией и Алеппо располагались почти 2,5 тыс. человек, руководили операцией сотрудники не только ГРУ, но и ФСБ, добавляет он.

Официально набор в отряд «Вагнера» никто не объявлял, но слух быстро разошелся по группам в социальных сетях, пользователи которых активно интересовались, «как попасть в «ЧВК Вагнера». Недостатка в желающих не было: в 2016 году в Сирии находились одновременно от 1 тыс. до 1,6 тыс. сотрудников ЧВК в зависимости от напряженности обстановки, говорит источник, знакомый с ходом операции. В Минобороны не ответили на запрос РБК, действительно в Сирии воюют «граждане, не состоящие на службе в Вооруженных силах России», и правда ли, что эти бойцы проходят подготовку на базе в Краснодарском крае.

Деньги солдатам «группы Вагнера» выплачивались наличными, официально они нигде не были оформлены, а закупки оружия и снаряжения засекречены, объясняет РБК офицер Минобороны и подтверждают два собеседника, знакомых с ходом операции. По их словам, траты взяли на себя государство и «высокопоставленные бизнесмены». Называть их имена собеседники РБК отказываются даже в неофициальной беседе при выключенных диктофонах.

«Фонтанка» летом 2016 года написала о связи одного из предпринимателей с «группой Вагнера»: издание утверждало, что в течение последних двух лет «Вагнер» передвигался по России в сопровождении людей, работающих на петербургского ресторатора Евгения Пригожина. В окружении командира ЧВК «Фонтанка» обнаружила руководителя службы безопасности одной из компаний Пригожина Евгения Гуляева и его подчиненных.

Принадлежащая Пригожину компания «Конкорд М» — один из основных поставщиков питания для Управления делами президента России, а комбинат питания «Конкорд» обслуживает московские школы. Фирмы Пригожина являются практически монополистами на рынке школьного питания столицы, а также одними из крупнейших поставщиков услуг для Минобороны: компании завозят продовольствие и занимаются уборкой в военных частях.

Для частных инвесторов финансирование ЧВК — способ доказать свою лояльность, объясняет собеседник в Минобороны. Например, для более тесного сотрудничества с военным ведомством. Журнал РБК не обнаружил доказательств того, что фирмы Пригожина оказывали финансовую поддержку ЧВК. При этом если в 2014 году объем услуг, оказанных связанными с бизнесменом компаниями Министерству обороны и его структурам, составил 575 млн руб., то в 2015 году объем таких контрактов достиг 68,6 млрд руб., следует из данных «СПАРК-Маркетинг».

Эти подряды составляют львиную долю всех государственных контрактов, которые получили 14 компаний (связь большей части этих фирм с Пригожиным прослеживается по «СПАРК-Интерфакс»; остальными структурами управляют люди, в разное время работавшие с ресторатором, писала «Фонтанка»). В 2015 году общий объем выигранных ими тендеров составил 72,2 млрд руб.

Гибридное финансирование

Затраты на содержание ЧВК численностью в несколько тысяч человек довольно сложно посчитать. «Группа Вагнера» не платит за аренду зданий и участка, говорят два собеседника РБК, знакомые с устройством лагеря. Государственное и частное подразделения лагеря в Краснодарском крае располагаются, по данным Росреестра, на едином участке площадью около 250 кв. км. Сведений о том, кто является владельцем земли, в базе нет, но несколько соседних участков оформлены на территориальное управление лесного хозяйства Минобороны.

Военное ведомство занимается оборудованием полигона. Как следует из документов на портале госзакупок, весной 2015 года Минобороны провело соответствующий аукцион на сумму 294 млн руб., его победителем стало АО «Гарнизон», дочерняя структура Минобороны. Переоборудованию подверглась и база в Молькино: на полигон было потрачено 41,7 млн руб.

Содержание самой базы, как и остальных военных частей, — также на балансе министерства Сергея Шойгу. Тендеры на услуги по вывозу мусора и перевозке белья, санитарные услуги, уборку территорий, теплоснабжение проводятся пакетами сразу на несколько десятков или сотен военных частей, сгруппированных по территориальному признаку. В среднем в 2015–2016 годах военное ведомство тратило на одну военную часть 14,7 млн руб. без учета засекреченных контрактов, следует из закупочной документации шести аукционов, где упоминается база в Краснодарском крае.

На вывоз отходов одной части Южного военного округа Минобороны в 2015–2016 годах выделило в среднем около 410 тыс. руб.: победителем тендера стала компания «Мегалайн». Совладельцами фирмы до конца 2015 года были «Конкорд Менеджмент и Консалтинг» и «Лахта», которым принадлежали по 50%. До середины 2011 года владельцем 14-процентной доли в первой компании был Евгений Пригожин, а до сентября 2013 года он контролировал 80% «Лахты».

Санитарное обслуживание одной военной части округа в 2015–2016 годах обошлось в среднем в 1,9 млн руб., техническая эксплуатация объектов теплоснабжения — в 1,6 млн руб. Победителями тендеров на эти услуги стали компании «Экобалт» и «Теплосинтез» соответственно (последняя, по данным «Фонтанки», управляется сотрудниками «Мегалайна»). Самая затратная статья расходов на содержание лагеря — уборка. В 2015 году на клининг одной части Южного округа Минобороны выделило в среднем 10,8 млн руб. Договоры на уборку в Молькино были заключены с фирмой «Агат» (компания зарегистрирована в Люберцах, связь с Пригожиным и его окружением проследить не удалось).

В отличие от обслуживания баз контракты на поставку еды в части не размещаются на портале госзакупок — эта информация подпадает под военную тайну, поскольку позволяет определить численность бойцов. На сайте Avito.ru в июле появилось объявление о найме работников в военную столовую в Молькино. Работодателем указана компания «Ресторансервис Плюс». Схожая вакансия еще в мае была размещена на одном из краснодарских порталов. По телефону, указанному в одном из объявлений, корреспонденту РБК ответил человек по имени Алексей, подтвердивший, что «Ресторансервис Плюс» ищет работников в столовую военной части. Телефонный номер этой компании совпадает с номерами двух фирм, связанных с Пригожиным, — «Мегалайн» и «Конкорд Менеджмент и Консалтинг».

Обеспечивается ли краснодарский лагерь ЧВК из тех же госзаказов, что и лагерь ГРУ на той же базе, не ясно. Собеседник РБК, знакомый с устройством части, утверждает, что лагеря схожи по численности и размерам, поэтому средняя стоимость обслуживания применима и к базе «группы Вагнера». Больше всего на аукционах, в которых упоминается военная часть в Молькино, могли заработать фирмы, имеющие отношение к Пригожину, — «Мегалайн» и «Теплосинтез»: эти компании в 2015–2016 годах заключили госконтракты на 1,9 млрд руб., следует из закупочной документации.

На вопрос, связаны ли компании ресторатора с финансированием «группы Вагнера», высокопоставленный федеральный чиновник лишь улыбнулся и ответил: «Вы должны понимать — Пригожин очень вкусно кормит». В компаниях «Ресторансервис Плюс», «Экобалт», «Мегалайн», «Теплосинтез», «Агат» и «Конкорд Менеджмент» не ответили за запрос РБК.

Цена вопроса

Если контракты на обслуживание базы проходят через электронные площадки, то расходы на зарплату бойцов ЧВК отследить почти невозможно — жалование выдается в основном наличными, утверждают бойцы из «группы Вагнера». Часть денег переводится на карты моментальной выдачи, на которых не указано имя владельца, а сами они выпущены на посторонних физических лиц, уточняет один из них и подтверждает офицер Минобороны. Карты без имени выпускает ряд российских банков, включая Сбербанк и Райффайзенбанк, указано на их официальных сайтах.

Рассказывая о зарплатах, собеседники РБК приводят схожие цифры. По словам водителя, работающего на базе в Краснодарском крае, гражданские получают около 60 тыс. руб. в месяц. Источник РБК, знакомый с деталями военной операции, указывает, что боец ЧВК может рассчитывать на 80 тыс. руб. ежемесячно, находясь на базе в России, и до 500 тыс. руб. плюс премия — в зоне боевых действий в Сирии. Зарплата сотрудника ЧВК в Сирии редко превышала 250–300 тыс. руб. в месяц, уточняет в разговоре с РБК офицер Минобороны. С минимальным порогом в 80 тыс. руб. он согласен, а среднюю зарплату для рядового оценивает в 150 тыс. руб. плюс боевые и компенсации. При максимальной численности «группы Вагнера» 2,5 тыс. человек их зарплата с августа 2015 года по август 2016 года могла составить от 2,4 млрд (при 80 тыс. руб. в месяц) до 7,5 млрд руб. (при ежемесячных платежах 250 тыс. руб.).

Стоимость снаряжения для каждого бойца может доходить до $1 тыс., перемещение и проживание обойдется в такую же сумму в месяц, считает Чикин из MSG. Таким образом, стоимость присутствия 2,5 тыс. человек в Сирии без учета зарплат может достигать $2,5 млн в месяц, или около 170 млн руб. (при среднегодовом курсе доллара 67,89 руб., по данным ЦБ).
Максимальные траты на питание в ходе сирийской кампании могли составлять 800 руб. на человека в сутки, оценил Александр Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа. Из этой оценки следует, что еда для 2,5 тыс. бойцов могла обходиться в сумму до 2 млн руб.

Основные потери с российской стороны в Сирии несет именно ЧВК, говорят собеседники РБК, знакомые с деталями операции. Их данные по числу погибших разнятся. Сотрудник Минобороны настаивает, что всего на Ближнем Востоке погибли 27 «частников», один из бывших офицеров ЧВК говорит минимум о 100 смертях. «Оттуда каждый третий «двухсотый», каждый второй «трехсотый», — говорит сотрудник базы в Молькино («груз-200» и «груз-300» — условные обозначения при транспортировке тела погибшего и раненого бойца соответственно).

РБК связался с семьей одного из погибших бойцов ЧВК, но родственники отказались от общения. Позже в социальных сетях его родных и знакомых появились несколько записей, в которых действия корреспондентов РБК были названы «провокацией» и попыткой запятнать память убитого. Офицер из «группы Вагнера» утверждает, что неразглашение условий работы в ЧВК — условие того, что семьи получат компенсацию.

Стандартная компенсация родственникам погибшего бойца — до 5 млн руб., говорит источник, знакомый со структурой ЧВК (столько же получают родственники военнослужащих ВС России, погибших во время боевых действий). Но получить их не всегда просто, настаивает знакомый погибшего в Сирии «частника»: часто семьям приходится буквально выбивать средства. Офицер Минобороны уточняет, что за погибшего родственника семьи получают 1 млн руб., за ранения бойцам выплачивают до 500 тыс. руб.

С учетом зарплат, снабжения базы, проживания и питания годовое содержание «группы Вагнера» может обойтись в сумму от 5,1 млрд до 10,3 млрд руб. Единовременные траты на снаряжение — 170 млн руб., компенсации семьям погибших при минимальной оценке потерь — от 27 млн руб.

Иностранные ЧВК и охранные предприятия не раскрывают структуру расходов — из их отчетности невозможно «вытащить» ни сумму затрат на обучение, ни зарплату бойца, ни стоимость содержания группы. В середине 2000-х годов в Ираке сотрудники одной из наиболее известных военных компаний Academi (ранее она называлась Blackwater) получали от $600 до $1,075 в день, писала Washington Post. По подсчетам издания, генерал армии США в то же время получал чуть меньше $500 в день. Ветераны морской пехоты США, занимавшиеся подготовкой солдат в Ираке, могли заработать до $1 тыс., писало агентство Associated Press. CNN оценивал зарплату наемников чуть скромнее — в $750: столько бойцам причиталось в начале войны в Ираке.

Позднее ежемесячная зарплата «частников», работающих на Ближнем Востоке, могла подрасти примерно до £10 тыс. (около $16 тыс. по среднегодовому курсу), указывал Guardian. «В 2009 году был период продолжительностью около трех месяцев, когда мы теряли людей каждые два-три дня», — приводит издание слова ветерана британской армии, служившего в то время по контракту в Афганистане. Совокупные потери работавших на Ближнем Востоке ЧВК исчислялись десятками убитых и сотнями и тысячами раненых: например, в 2011 году погибли 39 бойцов, а ранения получили 5206 человек.

«Сирийский экспресс»

До Сирии бойцы добираются своим ходом, централизованной отправки нет, объясняет один из наемников. Но грузы для «группы Вагнера» доставляются морем — на кораблях «сирийского экспресса». Это название впервые появилось в СМИ в 2012 году: так называют суда, снабжающие режим сирийского президента Башара Асада, в том числе военными товарами.
Состав «экспресса» можно условно разделить на три части: суда ВМФ, корабли, ранее выполнявшие гражданские рейсы и затем ставшие частью военного флота, и зафрахтованные сухогрузы, принадлежащие различным компаниям по всему миру, говорит создатель сайта «Морской бюллетень» Михаил Войтенко. Он следит за перемещением судов с помощью автоматической информационной системы (АИС), которая позволяет идентифицировать корабли и определить параметры движения, включая курс.

«Снабжение военных баз происходит с помощью вспомогательного флота. Если судов не хватает, то Минобороны нанимает обычные коммерческие корабли, но на них нельзя перевозить военные грузы», — объясняет собеседник, знакомый с организацией морского фрахта. Среди кораблей, пополнивших ряды ВМФ с весны 2015 года, есть сухогруз «Казань-60», который, как писало агентство Reuters, входит в состав «экспресса». За последнее время он много раз менял владельцев: в конце 2014-го под именем «Георгий Агафонов» корабль был продан «Украинским дунайским пароходством» турецкой фирме 2E Denizcilik SAN. VE TIC.A.S.

Турки перепродали его британской фирме Cubbert Business L.P., затем, как говорится в письме 2E Denizcilik в Министерство инфраструктуры Украины (копия есть в распоряжении РБК), собственником стала «находящаяся в России» компания АСП. Среди фирм, связанных с Евгением Пригожиным, есть одноименное юрлицо, победитель нескольких аукционов на уборку объектов Минобороны и участник одного из тендеров на обслуживание базы в Молькино. В октябре 2015 года корабль вошел в состав Черноморского флота (ЧФ) ВМФ России под именем «Казань-60». Командование ЧФ не ответило на вопрос РБК, каким образом флот получил судно.

Всего в «сирийском экспрессе» было задействовано не менее 15 гражданских кораблей: все они осенью 2015 года следовали по маршруту Новороссийск — Тартус, отмечает Войтенко, ссылаясь на данные АИС. В основном суда зарегистрированы на фирмы, расположенные в Ливане, Египте, Турции, Греции и на Украине. Несколько компаний находятся в России, следует из данных сервисов marinetraffic.com и fleetphoto.ru.

Фрахт одного гражданского корабля Войтенко оценивает в $4 тыс. в день, из которых $2 тыс. — его содержание, $1,5 тыс. — стоимость топлива и сборы. Исходя из этой оценки, аренда только гражданских кораблей из «экспресса» за 305 дней (30 сентября — 31 июля) могла составить $18,3 млн, или чуть больше 1,2 млрд руб.

Деликатные интересы

В начале марта 2016 года при поддержке российской авиации армия Асада начала операцию по освобождению Пальмиры: город удалось отбить через 20 дней боев. «Все разрозненные бандгруппы ИГИЛ, вырвавшиеся из окружения, уничтожались российской авиацией, которая не давалаим уйти в направлении Ракки и Дейр-эз-Зора», — рассказывал начальник главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Сергей Рудской.

Большую роль в освобождении районов исторической части Пальмиры сыграли бойцы ЧВК, говорит бывший офицер группы. «Сначала работают ребята «Вагнера», потом заходят российские наземные части, потом уже арабы и камеры», — рассказывает он. По его словам, отряд «Вагнера» используют в основном для наступления в трудных районах. Это позволяет снизить потери среди регулярных сил в Сирии, говорит собеседник в одной из ЧВК.

«Группу Вагнера» не вполне правильно называть частной военной компанией, уверен другой представитель этого рынка. «Отряд не ставит своей задачей заработать, это не бизнес», — уточняет он. В случае с «группой Вагнера» совпали интересы государства, которому потребовались силы для решения деликатных задач в Сирии, желанием группы бывших военнослужащих заработать, выполняя задания в интересах страны, объясняет собеседник РБК, близкий к руководству ФСБ.
«Выгода от ЧВК — это возможность использовать их за границей, когда применение регулярных вооруженных сил не очень уместно», — считает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. Он фактически повторяет высказывание Владимира Путина. «Это [ЧВК] действительно является инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства», — говорил весной 2012 года Путин, занимавший в то время пост главы правительства.

В том же ключе осенью 2012-го высказывался отвечающий за ВПК вице-премьер Дмитрий Рогозин: «Мы думаем над тем, будут ли наши деньги утекать на финансирование чужих частных охранных военных компаний, или мы рассмотрим целесообразность создания таких компаний внутри самой России и сделаем шаг в этом направлении».

ЧВК — это еще и возможность для крупного бизнеса использовать вооруженную охрану, которая будет обеспечивать безопасность объектов за рубежом, например нефтепроводов или заводов, отмечает Гриняев из Центра стратегических оценок и прогнозов. Для охраны своих объектов, в том числе в Ираке, ЛУКОЙЛ в 2004 году, например, создал агентство ЛУКОМ-А, а безопасность объектов «Роснефти» обеспечивает дочерняя структура компании «РН-Охрана».

«Для государства использование частных военных компаний может быть финансово выгодным исключительно для решения конкретных задач, но не может заменить армию», — отмечает эксперт Центра стратегической конъюнктуры Владимир Неелов. Среди рисков легализации ЧВК он называет возможный отток кадров из числа действующих военных — не только по финансовым соображениям, но и ради карьерного роста.

Что касается «ЧВК Вагнера», то из-за появления в СМИ информации о ее связи с базой в Молькино в Минобороны обсуждается вариант перевода «частников», говорит офицер ФСБ. По его словам, в числе возможных вариантов — Таджикистан, Нагорный Карабах и Абхазия. Это подтверждает и собеседник в Минобороны. При этом он уверен: расформировывать ЧВК не будут — подразделение доказало свою эффективность.


http://bmpd.livejournal.com/2085221.html

ИзображениеИзображение
"Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить к выгоде вашего противника"
Н.Макиавелли
Жорык Делиев - Ридна Украина
Немного истины.
9 05 2014
Аватара пользователя
Torn
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован:
10 мар 2006, 20:09

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение маркушка » 27 авг 2016, 13:27

Набор фантазий :lol:
Где не будет лучше - там будет хуже, а от худа до добра опять не далеко
маркушка
 
Сообщения: 7725
Зарегистрирован:
28 апр 2007, 19:51
Откуда: СССР, Пуп Земли

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Torn » 22 окт 2016, 10:41

Новобранцев на войну не отправят. Ни в Сирию, ни в другие горячие точки планеты. Даже если призывник сам будет рваться принять участие в реальных боевых действиях и напишет рапорт, заключить с ним контракт смогут не раньше чем за месяц до окончания службы по призыву, то есть через 11 месяцев полноценной подготовки. Это прямо следует из законопроекта о поправках в закон «О воинской обязанности и военной службе», внесенного 13 октября 2016 года в Госдуму правительством России.

Опрошенные нами эксперты считают, что правительственный законопроект, который уже называют поправками «о краткосрочных контрактах», внесен для легализации бойцов частных военных компаний (ЧВК) уже действующих, к примеру, в той же Сирии.

Законопроект предусматривает, что с военнослужащими запаса может быть заключен контракт сроком до одного года для участия в операциях по «пресечению международной террористической деятельности за пределами территории России».

Это именно то, что сейчас происходит в Сирии, где формально ВКС России наносят авиаудары, помогая правительственным войскам Башара Асада в проведении операций, направленных на ликвидацию террористов. Если российские военные профессионалы — офицеры и прапорщики — и участвуют в наземных боевых операциях, то исключительно в роли инструкторов и советников в сирийских армейских подразделениях и частях.

Но кроме военнослужащих-контрактников российской армии, обеспечивающих безопасность и жизнедеятельность авиабазы Хмеймим в Латакиии, пункта морского базирования в Тартусе, в Сирии действуют и бойцы ЧКВ. При этом они задействованы в самых горячих точках. К примеру, по нашим сведениям, бойцы ЧВК участвовали в разблокировании сирийской авиабазы Кувейрес близ Алеппо, в освобождении Пальмиры, совершали диверсионно-разведывательные рейды по тылам противника в провинциях Дейр-эз-Зор, Эль-Кунейтра, Хама…

По разным оценкам, в Сирии уже сегодня воюют несколько тысяч бойцов ЧВК. Участие в боевых действиях на стороне сирийской правительственной армии они не афишируют, на контакты с журналистами не идут. И прежде всего из-за своей правовой незащищенности. Потому что (даже работая в интересах легитимного правительства) в Сирию они попали «окольными» путями, заключив контракт с компаниями, зарегистрированными в офшорных юрисдикциях. Да, эти контракты предусматривают страховые выплаты в случае ранения или гибели, но это все-таки не государственные социальные гарантии.

Если правительственные поправки в закон «О воинской обязанности и военной службе», внесенные в Госдуму 13 октября, будут приняты, то бойцы ЧВК после заключения контрактов с Министерством обороны будут приравнены к военнослужащим-контрактникам. И это сильно упростит направление в Сирию добровольцев. В том числе и бойцов ЧВК, которые де-факто уже действуют в России.

Наиболее известная из ЧВК — «Группа Вагнера», насчитывающая несколько тысяч бойцов. Но «Группа Вагнера» — не единственная российская ЧВК.

К примеру, ЧВК «РСБ-Групп», созданная отставными офицерами ГРУ и ФСБ и действующая в связке с новозеландской ЧВК NavSec Int Ltd, уже не первый год работает в зонах повышенного риска.

ЧВК «Тигр Топ-рент секьюрити» занимается сопровождением конвоев, охраной военных объектов, персонала нефтяных компаний и российских дипломатов в Ливане, Палестине, Афганистане…

Работают в горячих точках и бойцы частных военных компаний МАР, «Антитеррор-Орел», «Редут-Антитеррор», «Феракс», Phoenix, Moran Security Group.

Но руководители и менеджеры всех этих компаний отрицают и будут отрицать участие своих сотрудников в боевых действиях за пределами России. Прежде всего, именно из-за отсутствия правовой базы для участия россиян в антитеррористических операциях за пределами России. С внесением поправок в закон «О воинской обязанности и военной службе» ситуация изменится. Российские «ландскнехты» смогут не скрывать свое участие в боевых операциях — и получать льготы и награды.

https://newsland.com/community/politic/ ... ny/5514770
"Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить к выгоде вашего противника"
Н.Макиавелли
Жорык Делиев - Ридна Украина
Немного истины.
9 05 2014
Аватара пользователя
Torn
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован:
10 мар 2006, 20:09

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Torn » 18 ноя 2016, 01:05

Позавчера закон был принят.
Скоро в России появится закон, дающий право заключать с Минобороны краткосрочные контракты сроком до года. Комитет Госдумы по обороне уже рекомендовал его к принятию. Основания налицо – начиная от Сирии и заканчивая Донбассом. Но почему правительство подошло к вопросу не c законом о ЧВК, в пользу которого говорит многое, а столь нестандартным образом?
В правительственной сопроводительной записке основной целью законопроекта названо «поддержание требуемого уровня укомплектованности военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, воинских частей и подразделений». Там же сказано, что «изменение военно-политической обстановки», активация деятельности террористов и экстремистов повлияли на требования к мобильности войск для «оперативного решения краткосрочных, но важных задач, связанных с их участием в операциях по поддержанию мира», в первую очередь за пределами страны. Теперь граждане, изъявившие желание поступить на военную службу по контракту, смогут принять участие «в решении задач в период чрезвычайных обстоятельств или в деятельности по поддержанию или восстановлению мира и безопасности или по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории России, а также в походах кораблей».
Ранее система была иной. Первый контракт о прохождении военной службы для солдата, матроса, сержанта, старшины (мичмана) заключается на срок два либо три года по выбору гражданина. С военнослужащим по призыву (но не ранее чем за два месяца до окончания срока службы) или другим гражданином, поступающим на службу туда, где штатом предусмотрено звание прапорщика, мичмана или офицера, первый контракт заключается на пять лет. Заключение первых контрактов с этими категориями граждан на более короткие сроки (от шести месяцев до одного года) предусмотрено лишь в период чрезвычайных обстоятельств (ликвидация последствий стихийных бедствий, восстановление конституционного порядка, другие ЧС) либо для участия во все той же деятельности «по поддержанию или восстановлению мира и безопасности».
Сейчас контрактников в российской армии порядка 400 тысяч, и структура этого контингента весьма неоднородна. Например, лейтенантская жена, работающая в гарнизонной библиотеке и ждущая, когда лейтенант станет генералом, – тоже контрактник. Попытки как-то реформировать или перезапустить изначально привлекательный проект контрактной армии предпринимались уже несколько раз. Но в российских условиях полный переход армии на контрактную основу оказался физически невозможен, да и не нужен по массе причин – от экономических и географических до идеологических. Да, в 90-х годах, когда уклонение от службы было массовым и даже общественно одобряемым явлением, контрактная армия казалась чуть ли не главным достижением западной демократии. Сейчас ситуация обратная: весной этого года было призвано 155 тысяч человек, что превысило заявку Минобороны, при этом на всю страну нашлось только 3,2 тысячи уклонистов. Но нынешний законопроект рассчитан не на массу «пехотных» контрактников, а на «штучный товар».
И в Минобороны, и в Госдуме объясняют его суть не столько необходимостью упорядочить и облегчить контрактную службу, сколько потребностью максимально быстро и адекватно реагировать на возникающие кризисы и угрозы. «Сейчас просто невозможно что-то прогнозировать на два или три года. Как показали события в Сирии, все может меняться буквально каждый день. К тому же никто не знает, где необходимость в контртеррористических операциях еще возникнет и сколько по времени они продлятся», – заявил, например, замглавы комитета по обороне Совета Федерации Франц Клинцевич.
То есть, по этой логике, Минобороны получит возможность под некую конкретную задачу завербовать строго необходимое количество военнослужащих определенных воинских специальностей на ограниченное время – ни одного лишнего человека, ни одной лишней минуты. И ни одной лишней копейки, поскольку новые подразделения будут формироваться по существующему штатному расписанию, в котором прописаны оклады и довольствие, то есть налицо еще и экономия бюджета. Нужен, например, батальон с опытом ведения боевых действий в горах (пустыне, тайге, на Луне) – будет батальон, а не все, кто в этот момент набился в здание военкомата в порядке живой очереди. Как уже было сказано, нехватки желающих послужить по контракту в последние лет десять не наблюдается. При этом военкоматы в основном вербовали контрактников «базовых» воинских специальностей и в «сложные» места, например на российскую базу в Таджикистане или в Приднестровье. От желающих отбоя не было, несмотря на то, что требования предъявляются весьма жесткие.

В законопроекте специально прописана возможность и даже желательность заключения таких блиц-контрактов для прохождения службы за пределами России или на флоте при осуществлении дальних походов. Основной «сопроводитель» и комментатор законопроекта, первый зампред комитета Госдумы по обороне Александр Шерин (ЛДПР) утверждает, что «есть ситуации, когда военнослужащие-срочники хотят заключить контракт для прохождения службы в тех местах, куда их направляют». По его словам, речь идет о «заграничных командировках», в том числе «на спорные территории»: «Это позволит контрактникам направиться на службу по собственному желанию и, в отличие от тех, кто едет туда добровольцем, получить социальные льготы военного».

Оставим за депутатом от ЛДПР патент на изобретение термина «спорные территории», ему можно. Но и последняя его фраза в качестве разъяснения звучит крайне двусмысленно. В последнее время добровольцы ехали в основном в Донбасс, а контрактник в штате подразделения МО там оказаться не может по определению – вне зависимости от того, на какой срок у него заключен контракт. Что же касается флота, Шерин выразился более четко. Контракт, например, мичмана может закончиться в то время, как он «ушел в море», и чтобы не прерывать службу, морякам было бы удобно перезаключать контракт до конца плавания. Второй, более распространенный, случай касается военных специалистов, которые не хотят связывать жизнь с армией, но при этом готовы «принять участие в определенной миссии». В конце концов, снижение минимальных сроков контракта и более широкий выбор его условий облегчит потенциальным контрактникам жизнь.

Другое дело, что, если смотреть шире, в новом законопроекте переплелись несколько разнородных обстоятельств. По факту он расширяет статус военнослужащего. С его принятием этот статус смогут получить, к примеру, лица, участвующие в борьбе с международным терроризмом за пределами РФ. Тут, видимо, будет важна формулировка, которую впишут в военный билет. То есть это уже не «участник боевых действий», а нечто совершенно новое, и это потребует внесения изменений в несколько федеральных законов и подведомственных актов по предоставлению льгот и преференций. Опыт подсказывает, что эта история может затянуться на годы и обрасти массой бюрократических сложностей. Великое и ужасное Управление кадров Минобороны так просто не сдастся, когда дело касается статуса и льгот.
Пока все разговоры о том, что в обозримой перспективе Минобороны потребуется формировать такие вот специализированные отряды по системе блиц-контрактов, лежат в области теоретизирования. Принимать подобный законопроект уже сейчас требует не теория, а уже устоявшаяся практика. Сирия выявила одновременно как нехватку опытных специалистов ряда воинских специальностей, так и их юридическую «подвешенность». Причем речь идет именно о людях опытных, как правило, возрастных, а не о мальчиках, отправляющихся «на контракт» за льготы при поступлении в вузы и «чисто пострелять». Отставникам (офицерам запаса или действующего резерва) не выгодно заключать контракт на два–три года. У них устоявшаяся гражданская жизнь, семья, ипотека, огород. А вот выполнение разовой задачи за неплохие деньги и статус их вполне устроит. При наличии достаточной подготовки незлобным русским словом и наглядным примером за полгода можно любой набор арабов научить управлять танком. Но при этом важно, чтобы человек потом не обивал бы пороги, доказывая, что он был в зоне конфликта. Теперь отработал контракт – и все. Договорно-правовые отношения.
Стоит заметить, что такая форма блиц-контрактов «отбирает хлеб» у частных военных компаний (ЧВК), к которым в последнее время много излишнего внимания, и не только в связи с Сирией. В Соединенных Штатах, в которых армия давно «закончилась» (ее перестало хватать на все конфликты, в которые ввязалась страна), использование разнообразных ЧВК стало обычной практикой. Но в США министерство обороны заключает контракт непосредственно с ЧВК, а не с отдельно взятым специалистом. И именно ЧВК предоставляет по этому контракту государству свои ресурсы (в первую очередь человеческие) для выполнения конкретной задачи на определенный период времени. Задачи эти обычно расписаны детально. Если ЧВК «подписывается» только сопровождать грузы и колонны, то штурмовать Мосул эти люди не будут. Они вообще приказов «регулярного» военного командования не выполняют. Они по факту «гражданские», нанятые на работу своим работодателем – ЧВК, а отнюдь не дядей Сэмом.

Российский законопроект – это принципиально иной подход к вопросу. Минобороны просто формирует новые штатные единицы на контрактной основе, которые будут подчиняться всем уставам и правилам, а их «работники» получают статус военнослужащего. Никакой самодеятельности от них не требуется, не получат они и особого положения при несении службы – ЧВК как юридическое лицо из системы изымается. Есть, конечно, несколько позиций, где это невозможно как раз из-за положений международного права. Например, вооруженное сопровождение и охрана гражданских судов (в первую очередь «купцов» в зонах повышенного пиратства) невозможно силами армии и флота. С оружием на борту частного «купца» по международному морскому праву могут находиться только гражданские лица, так что здесь ЧВК абсолютные монополисты на рынке. Та же история с охраной промышленных объектов за рубежом, особенно частных. Кто-то же должен охранять, например, нефтяные предприятия российских компаний в Нигерии, где людей в ежедневном режиме похищают. Но регулярная армия не имеет права нести там охрану, нигерийцы такого не приветствуют. А есть еще Газпром и Росатом, которые постоянно что-то где-то строят. Их службы безопасности – по факту те же ЧВК, вид сбоку.
Предлагаемая в Госдуме система не похожа даже на французский Иностранный легион. Во Франции это просто натренированная многопрофильная элитная бригада легкой пехоты, которой затыкают международные дыры типа Мали и Чада, находящиеся в «исторической ответственности» Парижа, и в которой служат за разнообразные преференции – от получения гражданства до предоставления иммунитета от уголовного преследования. При этом изначальный профессиональный опыт при поступлении в легион не обязателен, хотя и желателен. У нас же речь идет именно о наличии богатого жизненного опыта для желающих служить по блиц-контрактам. И если желаемое воплотится в действительность, это военкоматы и прочие специализированные органы будут выбирать, кого взять на такой контракт, а кого нет, вместо того чтобы формировать подразделения по ранее распространенному принципу «сам пришел».
В принципе, ЧВК как частную инициативу, как возможность заработать для тех, кто связал свою жизнь с военными специальностями и не склонен после отставки или увольнения в запас переквалифицироваться в управдомы (как в советское время), при этом никто не отменяет. Но в российском законодательстве этот вид деятельности толком не прописан. Новый законопроект не уничтожает ЧВК как явление, но создает им конкуренцию на рынке своеобразной рабочей силы со стороны государства. И вполне возможно, что значительная часть опытных специалистов может предпочесть военную службу по блиц-контрактам договорам с ЧВК в силу, например, социальной защищенности или идеологической составляющей. Труд – это ведь тоже товар.

Возможно, что в ЧВК заработки больше, но там в меньшей степени востребованы, например, технические специалисты. Кроме того, в той же Сирии деятельность ЧВК не регулируется контрактами с правительством, а оплата, скорее всего, производится через частных лиц, что не исключает произвола и накладок. Если смотреть на все это глазами потенциального блиц-контрактника – человека примерно 35–45 лет, которому есть что терять, выбор в пользу государственного контракта предпочтителен. Это не означает, что ЧВК немедленно исчезнут или радикально изменятся. Но для государства в нынешних условиях не только с практической, но и с идеологической стороны выгоднее занять этот рынок. Это не говоря уже о том, что в российской действительности довольно сложно себе представить некое воинское подразделение (ладно, не батальон, а просто группу специалистов), которое посреди поля вдруг отказывается выполнять приказ, потому что он не прописан в многостраничном контракте и не заверен адвокатами и страховыми агентами. Это как-то «не по-нашему».



http://www.vz.ru/society/2016/11/3/841826.html
"Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить к выгоде вашего противника"
Н.Макиавелли
Жорык Делиев - Ридна Украина
Немного истины.
9 05 2014
Аватара пользователя
Torn
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован:
10 мар 2006, 20:09

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение pomor1976 » 22 дек 2016, 23:46

32-й батальон – история выдающегося южноафриканского подразделения тайных операций

В эпоху белого режима в Южной Африке, раздираемой тогда расовыми противоречиями, в армии ЮАР существовала часть, которая постепенно заработала себе славу самой лучшей наемнической команды мира. Это 32-й батальон. Базировался он в Анголе, и задача бойцов этой части была предельно проста – на основании секретного приказа государства стирать с лица земли тех, кого правительство Южной Африки рассматривало как помеху. Они не отделяли себя от тех задач, которые ставил перед собой белый режим – как например подавление революционного Народного Движения за Освобождение Анголы (МПЛА). А потом, в 1993 году, Африканский Национальный Конгресс, который полным ходом шёл к власти, потребовал, чтобы батальон расформировали – в конце концов, это была банда черных под руководством белых, убивавшая других черных. Но в качестве последнего спасибо, уходящее белое правительство отдало солдатам батальона аж целый городок Помфрет – как место, где они могли бы спокойно встретить старость.
В 2004 году несколько жителей Помфрета попали на страницы мировой прессы – в качестве закованных в кандалы заключенных, которых зимбабвийские власти отдали под суд за попытку свержения правительства Экваториальной Гвинее. После такого скандала АНК вообще вознамерился снести городок с лица земли. Но, передумав, власти просто оставили город тихо умирать. В том же году по распоряжению властей, в городе была закрыта единственная поликлиника – и сегодня в Помфрете практически не имеется канализации, а работы нет в принципе. Бывшие солдаты 32-го батальона доживают свой век в грязи и нищете – ну, правда, и не предполагалось, что они старость они проведут в роскоши.
Некоторым бойцам 32-го батальона повезло – правительства и частные компании разных стран зачастую испытывают нехватку в умелых наемниках, и нанимают этих ребят за большие суммы в качестве опытных убийц по контракту. И по сей день бывшие военнослужащие 32-го батальона участвуют в правительственных и неправительственных операциях в Афганистане, Ираке, Абу-Даби и еще Бог знает где.

Изображение
Гэри Свардт служил по призыву с 1979 по 1982 годы – в один из самых жарких периодов Пограничной Войны в Анголе – и командовал одним из подразделений 32-го батальона. Сегодня он владеет сварочным бизнесом и живет в скромном доме в Мелкбосстранде, в 40 минутах езды от Кейптауна. На днях он согласился рассказать нам малоизвестные моменты из истории своей части, и показать, как там всё было – для чего ему пришлось извлекать из картонных коробок фотографии убитых им ангольцев, старые ангольские деньги, личные фото и даже свой шприц-тюбик с морфием.

Вопрос: Откуда вообще возник 32-й батальон?

Гэри Свардт: Был такой человек, полковник Ян Брейтенбах – он сформировал боевую группу «Браво», и из нее вырос 32-й батальон. Во время Ангольской гражданской войны МПЛА вышибла сторонников Национального Фронта Освобождения Анголы (ФНЛА) в Намибию. А там они уже добрались до южноафриканской границы. Деваться им было некуда, так что Брейтенбах взял их под своё крыло и слепил из них то, что мы сегодня знаем как 32-й батальон. По сути, он просто вернул их обратно на войну, чтобы они отымели МПЛА. Девиз нашей части - Proelio Procusi – и значит «Рожденные в бою».

Каков был национальный состав части?
В 1980 году, когда Родезия прекратила своё существование, у нас были родезийцы, бельгийцы, французы, австралийцы и даже новозеландцы. Многие из них воевали ранее в Родезийской легкой пехоте, в качестве профессиональных солдат. Как правило, у одного белого в подчинении находило 12 черных солдат, два белых сержанта и один черный. Эти черные ребята воевали с МПЛА, начиная еще с 1960-х годов, так что кое-кому из них катило уже под 50 лет, но это были матерущие ветераны. Я-то пришел в батальон зеленым 20-летним юнцом, пороха вообще не нюхавшим – уважение коллег надо было завоевывать. Но мы этому учились быстро.

Когда вы начинали службу в 32-м батальоне, рейды южноафриканцев в Анголу держались в строгом секрете. Такая цензура для прессы – она была чисто номинальная или нет? Ясно же, что слухи гуляли, люди обсуждали, да?

Ничего подобного. Никто тогда ничего не знал. Мы работали исключительно в Анголе и только, более нигде. Ну, по крайней мере, я не помню, чтобы мы проводили операции еще где-то. Все наше снаряжение было «стерильным» – т.е. без всяких маркировок, так что в случае нашего плена правительство могло спокойно отрицать, что мы принадлежим к ВС ЮАР. Мы даже родителям ничего не сообщали – у меня, например, мать полагала, что я служу кладовщиком в каком-то из гарнизонов на территории Республики. Если бы я погиб, то, думаю, ей бы сообщили, что я погиб, проходя службу на складе.

Но это все поменялось еще при вас...
Да. Один из мох сержантов, парень по имени Тревор Эдвардс, бывший родезиец, ушел в самоволку и пропал. Спустя несколько месяцев он объявился в Лондоне, в одном из офисов СВАПО – Организации Народов Юго-Западной Африки – те самые парни, против которых мы воевали. Он наговорил им вагон всякой чепухи, типа того, что «нас учили убивать всё, что стоит на нашем пути». Бред сивой кобылы! Наоборот, мы заботились о местном населении, поскольку именно оно снабжало нас водой. Ну, Эдвардс никогда не был хорошим солдатом – несмотря на то, что ему платили именно за то, чтобы он хорошо воевал. Я не то чтобы пытаюсь очернить его, наверняка у него были свои причины, чтобы так поступить – но именно после его интервью всё реально встало на уши.

Как вам отдавали приказы?
Очень просто. Нам указывали район на карте и говорили: «Вот ваша зона ответственности – квадрат 30х30 миль. Мы хотим, чтобы вы его зачистили». В сущности, наша задача сводилась к тому, чтобы обезопасить южную Анголу. Ну а как еще ее можно было обезопасить, кроме как зачистить от людей, представлявших опасность?

И как вы это делали?
Вертолет высаживал нас в тылу врага – группы работали по пять недель. Что касается вооружения, то оно было только легким. У нас имелась радиосвязь – как единственный способ общения с внешним миром.

Вы действительно были настолько хороши, как о вас говорят?

Если честно, то ни одна боевая часть с нами и рядом не стояла. Мы уничтожили больше врагов, чем все остальные вооруженные силы вместе взятые. Мы – ЮАР – мы не знали поражений. В конце концов, нас остановили политики – потому что они хотели влиться в мировое сообщество и прочая хренотень. Но мы даже близко к поражению не были. Никоим образом. Сегодняшняя южноафриканская армия – это анекдот, у меня руки опускаются, когда я на это гляжу. В то время мы были одной из лучших армий мира.

А вам не кажется странным, что ваши сослуживцы – чёрные – сражались за то, чтобы сохранить систему, которая относилась к ним, как к людям второго сорта?
Мы об этом вообще не думали. Мы концентрировались на том, что нам надо сделать. Мы слабо понимали, что такое апартхейд. Мы сражались бок о бок с парнями всех наций, от овамбо до коса, и в нашем мире слова «апартхейд» просто не существовало. Когда ты работаешь в буше, то тебе даже не приходит в голову мысль как-то сторониться своей части. Мы были безусловно преданы друг другу, своей части, а уж только потом, где-то там выше по цепочке – нашему правительству. Мы получали ровно то же жалование, как и парень, который сидел где-нибудь в Претории в офисе – что было сущими грошами.

Когда вы не работали на боевых, то жили на базе в Намибии, на Полосе Каприви. Каково там было?
Мы там построили городок, называвшийся Буффало. Дома из тростника, электричества не было, мылись мы в реке. У нас там был один парень, Коос Крюгер, он позже заработал прозвище Коос Крокодил – как-то раз он, помывшись, выходил из воды и его крокодил цапнул за ногу. Обычно кто-то из нас сидел на берегу с оружием – на случай таких вот ситуаций. Но в тот момент с того места стрелять было неудобно – угол стрельбы не тот, риск промазать. Коос знал, что у крокодилов в горле есть такой типа клапан, который перекрывает дыхательные пути и не дает им утонуть. Он как-то умудрился его разжать и утопил крокодила. Вот это была битва, скажу я вам.

Известно, что бок о бок с МПЛА воевали и кубинцы. Вы с ними сталкивались?

Конечно. Мы им надрали задницу. Мы даже сумели взять в плен русского. Мы тогда одновременно атаковали две базы. Вроде бы он был в обеспечении. Его жена погибла, а ребенок сбежал в пустыню и пропал без вести.

Вы его допрашивали?
Да. Русский – это был супер-трофей. Через два часа после плена он уже летел в Преторию.

Вы с кем-нибудь общаетесь из бывших сослуживцев?
Да. На днях разговаривал со своим бывшим сержантом.

Он участвовал в провалившемся перевороте в Экваториальной Гвинее?
Да. Год отсидел в зимбабвийской тюрьме.

Вам удалось послать ему (или другим заключенным) что-нибудь в тюрьму, типа посылки?
Нет. Когда они сидели, мы с ними никак не могли общаться, даже через посылки.

Репутация 32-го батальона привела к тому, что его бывшие бойцы стали цениться на вес золота…
Вы просто не поверите, сколько наших сейчас занято в разных операциях. По всей планете: в Ираке, в Афганистане, в Абу Даби – там они готовят вооруженные силы. В Дубае они занимаются личной охраной. В общем, ткните пальцем и…

А у вас было желание пойти в личную охрану после службы?
Искушение было. Морковка-то всегда перед носом висит. Я в том плане, что эти парни получают до 15 тысяч долларов в месяц. Но за эти деньги приходится напрямую рисковать шкурой. Наниматели хотят спецов, а не просто «всякого Якова». А у 32-го батальона огромный опыт в самых разных методах ведения боевых действий. После того, как я уволился со службы, я продолжал жить с родителями – ко мне приходили друзья и потрясали пачками денег за разную рисковую работу. Я, например, почти ввязался в тот переворот на Сейшелах в 1982 году. Это была чистая наёмническая операция. Нескольким парням, которых взяли на Сейшелах, навесили смертную казнь, так что, для меня даже к лучшему, что я не принял участие в той операции. Я просто пытался жить после армии.

Надо полагать, что вы знакомы с людьми из Executive Outcomes – самой известной частной армии?
Ну, владелец этой армии был наш, из 32-го батальона. Люди всякое о них болтали, но они-то погасили кучу войн в Африке. В Сьерра-Леоне они в пыль раскатали повстанцев – что ООН и британцы безуспешно пытались сделать несколько лет. Наши парни сделали это за три месяца – и все они были из 32-го батальона.

Вот это решение АНК очистить Помфрет – оно как-то связано с тем, что у 32-го батальона образовалась такая наёмническая репутация?
То, что они сделали с ветеранами – это позор. Парни остались ни с чем. Т.е. вообще ни с чем. Давайте пока отставим политику в сторону – не касаясь всех этих политических вопросов, одно-то остается неизменным: эти парни воевали за Южную Африку. Некоторые инвалидами после этого стали, кому-то ноги взрывом оторвало. Им всем уже за 40 или за 50. И что им теперь делать? Вот потому мы пытаемся как-то им помочь. У меня в гараже два ящика с одеждой, я на днях отправляю их в Помфрет.

То что АНК потребовал распустить 32-й батальон в 1993 году – могло ли это быть из-за того, что ангольцев посчитали предателями идеи черного национализма?
Ну, я об этом не знаю. Я просто думаю, что АНК испугался. Испугался того, на что мы были способны. Мы были настолько хорошо подготовлены и так организованы, что случись чего, ну, попытка переворота, скажем – это было бы делом рук 32-го батальона. Я полагаю, что именно это АНК и беспокоило.

В ЮАР использовали словечко bossies – когда речь заходила о пост-травматических расстройствах у ветеранов войны и нервных срывах на этой почве. Это касалось поколения, которое воевало на Пограничной войне. У вас было такое?
Нет. Ну, понимаете, вот мой лучший друг погиб, когда ему было 19 лет – и с тех пор дня не проходит, чтобы я его не вспоминал. Ему пуля прилетела в голову. Один выстрел. Я бы, конечно, дико хотел видеть его рядом, чтобы он тут сидел и пил с нами пиво, но, в конце концов, так рассуждая – это был его выбор, воевать или нет, а война это всегда риск погибнуть. Собственно, ты так и решаешь – как тебе жить. Это твой выбор.
Система безналичных денег, основанная на электронных записях и электронных транзакциях банков, делает людей полностью беззащитными, когда банкиры, имевшие до этого статус хозяев денег, становятся хозяевами людей, рассчитывая стать хозяевами мира.
Аватара пользователя
pomor1976
 
Сообщения: 21068
Зарегистрирован:
25 авг 2009, 01:14
Откуда: гваделупа

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение pomor1976 » 25 дек 2016, 15:35

Президент Трамп нанял для охраны 370 элитных военных из России

Совет Безопасности разрешил Air Group Monarch использовать 7 частных чартерных рейсов для перемещения "специальных ресурсов" в Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия, начиная с 20 января 2017 для выполнения контракта с московской компанией вневедомственной охраны RSB-Групп, которая на прошлой неделе заключила контракт с избранным президентом Дональдом Трампом для "защиты его персоны, семьи и собственности" от "демонической глобалистической элиты", стремящейся его уничтожить.

В соответствии с данным бюллетенем, 12 декабря два старших советника избранного президента Трампа - бывший конгрессмен США Джек Кингстон и американской нефтяной консультант Картер Пейдж, прибыли в Москву, где конгрессмен Кингстон проводил брифинг с бизнес-руководителями Федерации от имени приходящей администрации Трампа, а г-н Картер встретился с высшими должностными лицами организации Sputnik News.

После завершения их отдельных обязанностей, продолжает этот бюллетень, конгрессмен Кингстон и г-н Картер затем встретились в частном порядке с генеральным директором RSB Group Олегом Кринициным, с которым мистер Картер познакомился ещё тогда, когда служил в качестве офицера разведки морской пехоты США в расположенном в Западной Сахаре Сенегале, где RSB Group содержит одно из своих многочисленных глобальных отделений, ведущих борьбу с исламскими террористами по всему Ближнему Востоку и Африке.

Из несекретной части этого бюллетеня ФСБ нам разрешили далее сообщить, что "сделка/соглашение/договор", подписанный двумя представителями избранного президента Трампа, позволяет RSB Group интегрировать «живую силу и ресурсы» с теневой американской частной охранной организацией KS Global Group LLC, которая была создана 5 октября 2015 года и которая, по сообщениям в американской прессе, обеспечивает безопасность избранного президента Трампа и его семьи.

Кроме "основного/первоначального" соглашения, подписанного между представителями избранного президента Трампа и RSB Group, дополнительные соглашения были подписаны с частными американскими охранными компаниями Black Tie Protection Services, ASIT Consulting, XMark LLC и Ultra Electronics USSI (которая уже имеет существующие отношения с RBS Group), все из которых являются частью 11 частных наемных компаний, охраняющих в настоящее время Трампа, из-за чего в отношении американских левых теперь проводят аналогии с Ваффен-СС, защищавшей НСДАП Адольфа Гитлера в преддверии Второй мировой войны.

Важно отметить об американских частных охранных компаниях, обеспечивающих безопасность президента Трампа, что XMark LLC специализируется на использовании специальных войск, ASIT Consulting является одним из ведущих экспертов США по импорту специализированного оружия и Ultra Electronics USSI имеет репутацию мирового лидера в футуристическом использовании электронного и акустического оружия и все объединены под руководством RBS Group, представлющей собой одну из самых серьезных частных наемных армий, которые мир когда-либо знал.
Система безналичных денег, основанная на электронных записях и электронных транзакциях банков, делает людей полностью беззащитными, когда банкиры, имевшие до этого статус хозяев денег, становятся хозяевами людей, рассчитывая стать хозяевами мира.
Аватара пользователя
pomor1976
 
Сообщения: 21068
Зарегистрирован:
25 авг 2009, 01:14
Откуда: гваделупа

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Ewik985 » 26 дек 2016, 09:53

В тексте есть RBS Group и RSB-Групп - очепятка или разные конторы?
Человек предполагает, а ЦК КПСС располагает.
«Точное, при всех обстоятельствах, выполнение своих обязанностей – это тоже героизм» - М. Калинин.
Аватара пользователя
Ewik985
Модератор
 
Сообщения: 7137
Зарегистрирован:
03 апр 2005, 22:45
Откуда: Moscau

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Torn » 27 дек 2016, 01:42

Ewik985 писал(а):В тексте есть RBS Group и RSB-Групп - очепятка или разные конторы?
ТОже заметил. Странный какой то текст.
"Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить к выгоде вашего противника"
Н.Макиавелли
Жорык Делиев - Ридна Украина
Немного истины.
9 05 2014
Аватара пользователя
Torn
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован:
10 мар 2006, 20:09

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение hvwS » 25 мар 2017, 13:49

Российская частная компания «РСБ-Групп» разминировала один из крупнейших цементных заводов в Ливии по просьбе его владельцев, а не по обращению правительства. Это подтвердили в «РСБ-групп» и ливийской армии. Контракт стоил около $10 млн.

Владельцы ливийской частной цементной компании LCC попросили специалистов из российской частной компании «РСБ-Групп» разминировать цементный завод в Бенгази, так как российские саперы запросили меньшую сумму, чем другие игроки на рынке. Об этом РБК рассказал глава «РСБ-Групп», бывший офицер ФСБ Олег Криницын. Компания, утверждает он, участвовала в разминировании по просьбе владельцев завода, а не по «официальному обращению Ливии», как ранее об этом писал Reuters. Это подтвердил и медиасоветник из окружения командующего национальной армией Ливии Халифы Хафтара — Моххамад Гунайем.

Сама LCC название компании, которая работала над разминированием завода, не разглашает. В сообщении компании говорится только о том, что 22 августа 2016 года «группа европейских специалистов, специализирующихся на обезвреживании боеприпасов всех видов», посетила цементный завод в Бенгази и разработала совместно с саперным подразделением ливийской армии план работы по разминированию территории завода. Однако сайте компании размещены фотографии стен завода, на которых фигурируют записи, предупреждающие о наличии мин на объекте, а также название компании «RSB-group».


В апреле 2016 года национальная армия Ливии выбила экстремистов ИГИЛ (запрещена в России) из района на юге Бенгази, где расположен комплекс промышленных объектов цементного завода. После этого саперы ливийской армии приступили к их разминированию. Однако они не справились с задачей из-за отсутствия современного оборудования. Закупить оборудование ливийцы, по его словам, не могут из-за введенных западными странами санкций в отношении ливийской армии, которая поддерживает непризнанное ООН правительство в Тобруке.

Несколько ливийских саперов подорвались при разминировании, сообщили РБК ливийский медиасоветник и Криницын. Поэтому страховая компания LCC и настояла на привлечении иностранных специалистов, заключил Гунайем.

Изначально разминированием хотела заниматься британская компания, объявив стоимость работ $50 за кв.м, уточнил Криницын. Однако, по его словам, ливийцев такая цена не устроила, и они обратились к российским специалистам. «Наша цена была, конечно же, меньше, в несколько раз. К тому же британцы долго тянули. Но так как нужно было делать эту работу — вышли на нас с этим предложением», — рассказал глава «РСБ-групп».

Общая площадь разминированных территорий 750 тыс. кв метров, утверждает источник с ливийской стороны. То есть ценник британцев за разминирование всей территории составил бы $37,5 млн. Россияне попросили от $10 до $15 за кв. метр разминирования и общая стоимость контракта колеблется от $7,5 до $11,2 млн, утверждает близкий к руководству завода источник РБК.

Количество участвовавших в разминировании бенгазийского завода Криницын уточнять отказался. Обычно, в зависимости от задания, в работе задействовано 10-15 человек, сказал он.

Проведение таких работ иностранной компанией могло быть возможным только по согласованию с МВД страны, уточнил РБК Гунайем. Все юридические вопросы и вопросы безопасности взяли на себя заказчики, заявил Криницын. Из-за российских законодательных ограничений по приобретению оружия в России и его вывозу за границу, сотрудники «РСБ-Групп» «легитимно получают» его уже в той стране, где проводится работа, сообщил Криницын. «Для этого нужно идти на контакт с местными органами власти, которые выпишут лицензию или разрешение. Это в России можно выписывать по два месяца оружие и ожидать, что попросят какую-то мзду. Есть места, где все решается в течение дня», — пояснил он. Но конкретно в Ливии оружие «приобретать» не пришлось, продолжил Криницын: «Мы его случайно нашли, боевики оставили — мы нашли».

Во время работы в Ливии у специалистов РСБ также была полноценная европейская страховка. «В нее входило то, что российские компании не предоставляют: в случае гибели обеспечен вывоз тела», — рассказал Криницын. Он добавил, что в Бенгази сотрудникам его компании еще предстоит работа: «Мы выполнили ее не до конца, там большой объем».
http://www.rbc.ru/politics/25/03/2017/58d3ece89a79474685d537b5?from=main
hvwS
 
Сообщения: 946
Зарегистрирован:
29 май 2014, 11:35

Re: Обзор рынка ЧВК

Сообщение Father Brown » 09 окт 2017, 13:13

Топ-10 Пугающих фактов о частных военных компаниях

«DynCorp» является одной из самых мощных частных военных компаний мира, большая часть миллиардных прибылей которой приходится на долю правительства США. К сожалению, по некоторым утверждениям, кодекс корпоративной этики компании, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

В конце 1990-х годов два информатора (независимо друг от друга) сообщили, что сотрудники «DynCorp», размещённые в Боснии регулярно издевались над гражданскими лицами. По их заявлениям, сотрудники «DynCorp» регулярно вступали в половые связи с несовершеннолетними и даже продавали гражданских в рабство.

Компания моментально отреагировала на ужасающие новости… уволив информаторов. Одна из уволенных, Катрин Болковач (Kathryn Bolkovac), уже столкнулась с неприятностями до этого: несмотря на то, что она обнаружила сеть борделей и баров, в которых похищенным женщинам приходилось развлекать миротворцев, её попытки сообщить об этом своим начальникам постоянно срывались, и она даже получала угрозы.

Тем не менее, Катрин настояла на своём. Она вместе со вторым информатором подала на «DynCorp» в суд. Компания проиграла оба дела и поведение её сотрудников стали настолько широко известны, что в Голливуде даже был снят фильм, основанный на истории Болковач.

Источник: http://www.bugaga.ru/interesting/114674 ... z4v06BSq6i

http://www.bugaga.ru/interesting/1146742065-top-10-pugayuschih-faktov-o-chastnyh-voennyh-kompaniyah.html#ixzz42u5Kcl2V
Пусть будет, как будет — ведь как-нибудь да будет! Никогда так не было, чтобы никак не было.
Father Brown
 
Сообщения: 2883
Зарегистрирован:
02 сен 2014, 08:40
Откуда: Москва

Пред.

Вернуться в Горячий регион

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2