Как это было!

Рассказы,повести - обсуждение

Модераторы: Полиграфыч, Torn, rossich, Ewik985

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 03 сен 2012, 08:22

С. Козлов. Снайперы во Второй чеченской

Профи

В районе улицы Ипподромной работал снайпер, причем снайпер, что называется, «от Бога». Бил уверенно метров с пятисот-шестисот. Для снайперской стрельбы это расстояние — не маленькое. Сначала думали, что он работает в паре. Но потом, из разговоров с местными жителями, стало ясно, что он — одиночка. Его охраняла группа из пяти боевиков. Снайпер постоянно работал в маске, и лица его местные жители не видели. Но по осанке и походке можно было сделать вывод, что это мужчина. Ходил он с длинным чехлом или кейсом, где лежала винтовка. Его группа имела в своем распоряжении автомобиль «Волга», но на позиции чаще всего прибывали пешком. Работал снайпер, как правило, из полуразрушенных домов. Охрану оставлял внизу, а сам поднимался наверх и долбил. Во время стрельбы с ним рядом никого не было.
Конечно, на него тоже охотились. В 245-м полку два снайпера из контрактников пытались его вычислить. Но совершенно очевидно, что уровень подготовки боевика и этих простых мужиков,
решивших подзаработать на войне, был несопоставим.

Нашим парням было около тридцати — одному больше, другому меньше на пару лет. По лицу того, которому было «за тридцать» было видно, что «на гражданке» он «выпить был не дурак». Да и судя по жаргону, молодость ребята прожили бурную. Однако на войне они были трезвы и пытались учиться. А учиться было чему. То, что человек умеет хорошо стрелять, еще не означает, что он уже готовый снайпер.
Позиции у них находились на втором этаже промышленного здания. Окна комнаты они заложили шлакоблоками. Из бойниц на полметра торчали стволы их винтовок.
Духи только приехали на своей «Волге», поскольку она тут же стала возвращаться. Скорее всего, это была приманка для наших парней, на которую они тут же клюнули, открыв беглый огонь из винтовок по машине. Поскольку до «Волги» было метров шестьсот, они в нее не попали.

Наука наблюдать

В это время на позиции прибыл офицер специальной разведки, который попытался вразумить «вольных стрелков». Он им весьма доступно объяснил, что не стоит занимать позицию у бойниц в окнах. Лучше всего сесть в глубине комнаты, поставить стол и стул, а еще лучше — кресло. Удобство в этой ситуации дорогого стоит. Долгое сидение на корточках или на коленях сильно утомляет. Сектор стрельбы должен быть небольшим. Через полтора—два часа наблюдения можно сместиться в сторону, переставив кресло, и, тем самым, изменить сектор наблюдения и стрельбы. Такой способ позволяет обеспечить скрытность наблюдения и стрельбы. Звук выстрела, произведенный внутри комнаты, гасится и снаружи не слышен вообще или слышен слабо. Кроме всего прочего, разведчик им весьма популярно объяснил, для чего снайперы действуют парами. Дело тут не в том, чтобы нескучно было, и не в том, чтобы повысить плотность снайперского огня. Действуя в паре, лишь один из снайперов ведет огонь, второй наблюдает за противником и корректирует огонь. Это делается, поскольку сложно одновременно и стрелять, и наблюдать за тем, кто ведет огонь по тебе.

Двоечники

Только закончился урок по ликвидации снайперской безграмотности, и учитель вышел из дома, как раздалась сначала беспорядочная стрельба, а за ней отчетливо прозвучали подряд два выстрела со стороны противника. Из какой винтовки стрелял снайпер трудно сказать, но время между двумя выстрелами не превышало двух—трех секунд. Спустя минуту после выстрелов, оба «наследника Вильгельма Теля» стояли внизу с перепуганными физиономиями, сплошь запорошенными угольной пылью. В конце концов, из путаных рассказов этих «двоечников» стало ясно, что они, добросовестно выслушав урок, тут же его проигнорировали. Та же «Волга», видимо, снова дразня их, проехала в обратном направлении. Пехота снова открыла по ней огонь. Вместе со всеми по два-три выстрела сделали и снайперы. И тут же в ответ раздались те самые два выстрела. Их спасло только то, что, стреляя из разных окон, они, закончив стрельбу, повернули головы друг к другу, видимо, желая поделиться впечатлениями. Пули попали в шлакоблоки, пробив их и засыпав лица горе-стрелков угольной пылью. В стенах за их спинами остались пулевые отметины. Посмеявшись над нерадивыми учениками, спецназовец дал им еще пару дельных советов. Первое, не стоит умываться — лицо, засыпанное угольной пылью, лучше сливается с фоном окна. Второе — поднявшись наверх, нужно было сопоставить направление полета двух пуль и вычислить позицию снайпера. Хотя профессионал такого уровня наверняка уже покинул свою позицию.

Пуля, летящая кувырком

Вторая встреча офицера спецназа с этими контрактниками была трагической. Не успел он подъехать к дому, где спустя три дня все еще занимали позиции снайперы, как раздался мощный выстрел. Судя по звуку, стреляли из оружия крупного калибра. И тут же послышались крики: «Раненый! Скорее подгоняйте БМП!». Машину прикрыли дымами и вскоре вынесли раненого. Им оказался старший из снайперов. Белый, как смерть, но в сознании. Стали оказывать первую помощь. Вкололи два шприц-тюбика промедола, задрали свитер, а оттуда вывалился окровавленный кусок ребра, длиной 5—6 сантиметров. Пуля угодила в область печени, и из развороченной раны шла черная кровь. Любому, кто хоть чуть-чуть понимал в таких вещах, было ясно, что парень не жилец. Тем не менее, раненого успокоили, перебинтовали и, погрузив в БМП, отправили в медпункт. Спустя некоторое время, нашли и смятую пулю, которая прошила парня навылет. Это оказалась пуля калибра 14,5-мм от КПВТ, но... без следов нарезов.
Скорее всего, выстрел был произведен из какого-то самострела. Стволом для него, видимо, служила труба, подходящего диаметра. Поскольку позиции снайперы не меняли, духи видимо, решили поставить для охоты на них такой агрегат. Это подтверждается и характером ранения. Пуля, выпущенная из нарезного ствола, не сделала бы такой рваной раны. Ее могла причинить только пуля, летящая беспорядочно. Стреляли, видимо, из ближайшей девятиэтажки. Для пули патрона от КПВТ, даже летящей кувырком, пятьсот метров — нормальное расстояние...
Как рассказал оставшийся в живых, «старшой» решил сходить за водой, и только он побежал, раздался выстрел. Видимо, их оконный проем давно находился под прицелом. Судя по всему, профи не стал пачкаться об таких «лохов», решил, что с них будет достаточно и самострела, на спуск которого мог нажать любой боевик.
Описанный случай относится не к Первой, а уже ко Второй кампании. Он свидетельствует о том, что боевики и в этой кампании делали серьезную ставку на снайперов, однако...

Действие рождает противодействие

В отличие от Первой чеченской, когда снайперские группы боевиков наводили ужас на «федералов», во Второй войне им уже противостояли хорошо подготовленные снайперы российских войск. Откуда же они взялись? Во-первых, очень эффективно работали снайперы спецподразделений ФСБ. Профессионализм снайперов «Альфы» и «Вымпела» настолько превышал уровень подготовки снайперов боевиков, что это даже сыграло однажды со снайпером из управления «А» злую шутку. Преимущество в снайперских дуэлях было бесспорным, и парни расслабились. Как потом рассказывал «герой» истории, он с одной позиции сделал семь или восемь выстрелов. Рассказывая об этом, он и сам прекрасно понимал, какую грубую ошибку он совершил. Но это после «драки». А тогда просто увлекся и поленился сменить позицию. Как потом выяснилось, понеся потери среди снайперов, боевики попросили поработать на позициях того, кто у них готовил снайперов. Он-то не замедлил воспользоваться такой оплошностью. «Ашник» остался жив, но нервов это ему стоило немалых.
Что положительно, в этой войне работали не только они, но и армейские снайперы. Нет, это были отнюдь не те, кого по старинке готовили на месячных сборах снайперов в частях.

Солнечногорский центр

По окончанию Первой чеченской руководство вооруженными силами сделало вывод, что снайперская война была проиграна. Около полувека российские вооруженные силы не имели учебных подразделений снайперов, а вследствие этого, давно утрачен опыт их тактического применения. В войсках нет ни вооружения, отвечающего требованиям современности, ни какого-либо вообще снаряжения для войскового снайпера.
Исходя из столь плачевного положения снайпинга в российской армии, по инициативе заместителя министра обороны генерала Топорова в сентябре 1999 года в Солнечногорске была создана Школа подготовки снайперов. Для ее комплектования директивой Главкома сухопутных войск из округов в распоряжение школы должны были быть отобраны и направлены офицеры, наиболее подготовленные в вопросах снайпинга, а также те, кто занимался спортивной стрельбой, биатлоном и охотой. Однако на начальном этапе контингент в школу был направлен весьма слабый. Войска, как обычно, просто отписались. Да и кто с легким сердцем отдаст хорошего офицера?
Но в последующем все же были отобраны достойные кандидаты, которые пошли шестимесячную подготовку, и по окончании Солнечногорской учебной роты снайперов получили специальные дипломы, которые позволяли им работать инструкторами.
Одновременно с их окончанием в Московском, Приволжском и Северокавказском военных округах были также созданы учебные роты по подготовке снайперов. Все они работают по программам, отработанным в Солечногорске. Срок подготовки — также шесть месяцев. То, что готовить нужно именно полгода, подсказал опыт Великой Отечественной.
Оставшаяся здесь учебная рота занимается обобщением опыта, совершенствованием тактики применения и другими вопросами развития снайпинга в Российских вооруженных силах. Помимо подготовки инструкторов для других школ, Солнечногорск должен решать следующие задачи:
— отработать программы боевой подготовки снайперов для различных войсковых подразделений;
— выработать тактику применения снайперов, как одиночек и пар, так и целых снайперских групп в различных видах боя и различной местности;
— определить потребности в снайперском вооружении (это касалось как винтовок, так и прицелов, дневных и ночных);
— определить необходимое техническое оснащение снайпера (к нему относились приборы, позволяющие вести наблюдение в различных условиях, приборы определения дальности до цели, а также, необходимые средства связи);
— определить необходимое снаряжение снайпера, начиная от маскировочного костюма до средств ориентирования на местности и шанцевого инструмента.

Продолжая готовить снайперов, школа направляет повзводно своих курсантов для боевой стажировки в Чечню. Именно здесь мне и посчастливилось познакомиться с ними.
Служат в роте солдаты и сержанты срочной службы. Казалось бы, разумнее для этих целей набирать контрактников. Но опыт по-казал, что большой процент одного из выпусков школы, укомплектованный этим контингентом, попал при окончании контракта в криминальные структуры.
Исходя из этого, теперь набирают только «срочников». Чтобы попасть в роту, нужно пройти весьма серьезный отбор. Несмотря на свою молодость, парни эти весьма профессионально делают свою работу.

Обучение и обеспечение

Как они рассказали, их «готовили для фиксированной ликвидации и действий в составе пары или пары пар». Выполнение таких задач, помимо отличной стрельбы, требует уверенных навыков в топографии, четкого взаимодействия в паре, а также довольно высокой самостоятельности. Самое же главное в этом — отработанная и грамотная тактика действий.
Помимо всего прочего, снайперов готовят и по минно-подрывному делу для того, чтобы они могли уверенно использовать МВЗ при выполнении задачи и при обеспечении отхода с позиции. Каждый снайпер умеет пользоваться средствами связи, а также приборами наблюдения и определения дальности. Для определения дальности на группу снайперов имеется один ЛПР. Этого, конечно, недостаточно. Дальномер нужен в каждую пару. Есть и ночные прицелы, и приборы наблюдения.
Вооружены армейские снайперы 7,62-мм винтовками СВД и 12,7-мм В-94 «Взломщик». Это оружие, безусловно, нельзя сравнить с SM и AW Купера, которыми вооружены «Ашники» и «Вэшники».
Костюмы, чаще всего, используются кустарного изготовления. Каждый шьет себе сам. Гримы, правда, хорошие — НАТОвские. Они не так текут, как наши. Зимой ребята надевают шапочки и маски, на руки перчатки.

Для связи используются радиостанции с закрытым каналом связи... При выполнении индивидуальной задачи каждая пара радиофицируется. При организации взаимодействия в паре или группе снайперы чаще всего используют язык жестов, а в эфире пользуются установленными тоновыми сигналами. Уходя на задание, снайперы частенько работают с артиллерией или пехотой. В этом случае они пользуются радиостанциями тех, с кем взаимодействуют.
В грамотных действиях курсантов я смог убедиться лично. Глядя на этих молодых ребят, невольно вспоминались соревнования снайперов спецподразделений 1999 года, в ходе которых основная масса участников (в основном офицеров и прапорщиков) показала довольно низкие тактические навыки. По сравнению с ними передо мной сидели настоящие профи.

Применение

На войне солнечногорцы с первых дней. Нередко их работа заключалась в выходе на огневую позицию, уничтожении того или иного лидера боевиков и скрытном отходе на пункт сбора. Такие действия приходилось выполнять, действуя в составе разведывательных подразделений. Ссылаясь на секретность таких акций, подробнее об этом говорить они отказались. Но кое-что они все-таки рассказали.

Саша Большой (ребята просили не раскрывать их имён):
Первая наша командировка состоялась в начале ноября. Чет-ертого нас бросили под Бамут. Здесь нас придавали армейским подразделениям для поддержки. Работали на передке.
Против нас работала снайпер-женщина. Я ее долго вычислял. И однажды, когда она меняла позицию, я ее достал. Расстояние до нее было почти километр. СВД на таком расстоянии не эффективна, но для моей В-94 это нормально. Перебежав, она спряталась за дерево, но в тринадцатикратный прицел я отчетливо видел ее круп, торчащий из-за дерева. Снял первым же выстрелом. Пуля, попав, оторвала ей ногу. Крик ее слышен был и за километр. Потом разведчики спустились и ее добили.

Саша Маленький**:
30 ноября три пары выехали на позиции под Бамут. Выезжали через Аршты на позиции пехоты. Дорога была старая, по ней почти никто не ездил с прошлой кампании. Так вот, на ней в первый день подорвалась БМП, на следующий день почти в том же месте танк. А еще через сутки снова БМП. Когда саперы проверили дорогу, то сняли еще тринадцать фугасов.
Под Бамутом действовали с разведчиками пехоты. Выходили за передний край. Разведчики доводили нас до рубежа, где мы занимали позиции, а сами шли дальше на разведку. Но в сам Бамут они не совались, работали на окраине. Потом они возвращались, а мы оставались на сутки или на двое. Вели наблюдение. Днем движения почти никакого не было. Ночью духи действовали более активно. Их разведчики подползали к позициям пехоты, но мы себя раскрывать не имели права. В сумерках выходили на окраину Бамута и отстреливали боевиков у мечети. Также работали против снайперских групп. Их снайперы, как правило, действовали под прикрытием четырех-пяти человек. Как только в этой группе появлялся хотя бы один раненый, они применяли, видимо, давно отработанную тактику. Все оставшиеся в живых открывали интенсивный огонь, после чего хватали убитого или раненого и стремительно отходили, не вступая в бой. На все они тратили считанные секунды.

Потери и новые задачи

Не обошлось без потерь. Во время рекогносцировки под минометным обстрелом погибли командир роты, один лейтенант и Герой России полковник Касьянов, который преподавал разведку. Касьянов был еще некоторое время жив. Но «вертушка» никак не могла приземлиться из-за сильного тумана.
Потом их перебросили под Алхан-Калу. Через некоторое время снайперы вернулись в Москву, но отдых был коротким. Через две недели снова бросили под Грозный. Здесь их разделили на две группы. Одна группа шла в составе 276-го полка, наступавшего с севера. Вторая группа, которой командовал новый ротный, наступала с юга в составе 752-го полка. Задачи были в основном, по обеспечению их действий.

«Дэн»:
В январе работали парой в Заводском районе Грозного напротив стадиона. Стемнело. Мы выходили на позицию. По дороге был старый капонир от БМП. Вдруг смотрю — Макс пропал. Пригляделся, а он мне уже из капонира машет «Ложись!». Оказывается, пока мы шли, внизу «чех» пробежал. Включил я ночник и стал наблюдать. И вижу: пятеро арабов в повязках. Макса навел. Он одного завалить успел. Остальные сразу же, как уже рассказывали, стали бить из всего. Убитого схватили и моментально в темноте растворились. Самое интересное, что ушли они по тропе в зеленке, где все было заминировано растяжками. Утром ни одной растяжки не нашли. Как они их в темноте снимают, непонятно.
Однажды работали в Черноречье, в районе отметок 398 и 264. Удалось взять пленных чеченцев. Они рассказывали, как арабы умудряются изготавливать всевозможное оружие из подручных средств. Были у них и гранатометы, сделанные из обыкновенной трубы, установленной на треноге. Стреляли выстрелами от РПГ-7.

Пожарная команда

Саша Маленький:
В этой командировке (июль 2000 года) работаем в городе, хоть это и не наш профиль. Но такой опыт тоже нужен. Интенсивность боевых выходов довольно высокая. Почти каждый день кто-то вылетает со спецназом, который работает как ДШГ (десантно-штурмовые группы), ходим в засады. О борьбе со снайперами противника в настоящее время говорить не приходится, поскольку их просто нет. Была одна группа из четырех юнцов, вооруженных СВД и автоматами. Но действовали они весьма примитивно, каждый раз, выполняя один и тот же маневр. Против них мы сработали просто, как наблюдатели и, в конце концов, накрыли группу сосредоточенным
с огнем подствольных гранатометов.

По ночам часто работаем как пожарная команда. Комендант комендатуры Октябрьского района, где обстановка наиболее неблагоприятная частенько обращается за помощью. К примеру, в ночь с 27 на 28 июня 2000 года мы прибыли в расположение этой комендатуры. Поступила информация, что через арку одного из пятиэтажных зданий каждую ночь на площадь «Минутка» выходят небольшие группы боевиков. Для обеспечения их безопасности и передачи информации о том, можно двигаться или нет, боевики, как и в Афгане, использовали трассера. Задачи разведки и подачи сигналов лежат на малолетках. Они, обкурившись наркоты, уже не первую ночь не давали покоя. Ночью при помощи станции ближней разведки (СБР) засекли движение боевиков. Организовали засаду, но она не удалась. Боевиков в эту ночь не было. Очевидно, что нас сдали. Для того, чтобы перекрыть проход боевикам, мы взорвали арку, заложив ящик тротила.
На следующую ночь вышли на 61-й блокпост и, когда СБР отметила движение, открыли огонь. Били не только снайперы. В результате массированного огня стрелкового оружия и РПГ, боевиков потрепали здорово. То, что у них были покойники, подтверждали следы крови и то, что почти сразу их стали отпевать. Недели три никто там не появлялся.

Итог

Подводя итог, можно с удовлетворением отметить явный прогресс в развитии войскового снайпинга в России. Безусловно, есть много вопросов, решить которые еще только предстоит. Это и обеспечение снайперов качественным снаряжением, и их перевооружение, и оснащение необходимой техникой. Но главное, что есть люди, создавшие школу в широком понимании. При этом использован опыт Великой Отечественной, Афгана и Чечни. Отработана тактика действий снайперов. Изменена штатная структура мотострелковых подразделений. Например, в 42-й мотострелковой дивизии в каждой роте создано штатное отделение снайперов. Теперь главное — довести до сознания каждого командира роты, что снайперы — это бойцы высочайшей квалификации. Чтобы она совершенствовалась, им необходимо уделять особое внимание, а не заставлять вместе со всеми копать ямы. Наличие ювелирного инструмента в руках человека не означает, что он сможет изготовить шедевр. Необходимо учить командиров мотострелковых подразделений правильному применению снайперов на поле боя. Работы в этом направлении — немало, но дорогу осилит идущий.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 03 сен 2012, 08:25

С. Козлов. Проверка на дорогах

Зачем на трех границах шесть постов?

Дорога от Владикавказа до пограничного с Осетией Надтеречного района Чечни занимает два часа. Это если ехать на «Жигулях», а путь лежит через Кабарду и Моздок. Конечно, через Ингушетию ближе, но отнюдь не быстрее, поскольку в этой республике спецудостоверение при предъявлении сотрудникам милиции на блокпосту может скорее помешать, чем помочь. Таковы местные особенности. Это все мне объяснил сотрудник регионального отдела одной из спецслужб, который помогал мне добраться до Знаменской.
Первый блокпост перед нами возник, когда кончилась территория Осетии. Милиционер на блокпосту внимательно проверил документы, улыбнулся и, отдав честь, показал жестом, что можно ехать. Мы тронулись в путь, но через несколько сот метров нас остановил другой блокпост, теперь уже кабардинский. Здесь, несмотря на предъявленное удостоверение, милиционер постарался всячески продемонстрировать, что хозяин положения все-таки он. Поэтому он задал дежурный вопрос о наличии оружия, а также о других пассажирах, находящихся в машине. Подозрительно взглянув на меня, в отличие от моих спутников одетого в камуфляж, он сурово спросил, кто я такой. Но, узнав, что журналист, сразу пропустил, даже не взглянув на редакционное удостоверение.
«Что это он?» — спросил я у Романа, сидевшего за рулем. Тот, усмехнувшись, ответил, что журналистов на блокпостах боятся больше, чем кого бы то ни было. Немного позже я узнал почему. Миновав часть Кабарды, мы снова приблизились к блокпосту и снова, как на государственной границе разных государств, а не на административной границе субъектов Российской Федерации нам предстояло преодолеть два поста. То же самое произошло и на границе с Чечней. Спрашиваю Романа: «Для чего на одной и той же административной границе два блокпоста?» Он, снова улыбнувшись, объясняет, что были попытки объединить их усилия, но не прошло и месяца, как снова вернулись к двум разным постам. Причина в том, что при их объединении становится не ясно, кому же тогда подчиняется объединенный блокпост. Но, на мой взгляд, эта проблема легко решается. Просто составляется график нарядов, согласно которому на дежурство заступают через день сотрудники милиции то одной, то другой сопредельной республики. Таким образом, освобождаются люди, которых, как всегда не хватает, ускоряется в два раза процедура преодоления административной границы и уменьшается мздоимство на постах. Однако, скорее всего именно последний факт и является камнем преткновения. Стоимость проезда через пост одной машины — пятьдесят рублей. К концу дня набегает солидная сумма, часть которой поступает вышестоящему начальству. Если сократить в два раза время дежурства, то и сумма сократится вдвое.

Роман рассказал, что когда еще не являлся сотрудником силовой структуры, он имел печальный опыт поездки в Чечню в период Первой чеченской кампании. На посту сотрудник милиции, вяло полистав паспорт, не останавливая внимания ни на одной из его страниц, сказал: «Давай пятьдесят рублей и проезжай». Когда Роман возмутился, сказав, что тот даже паспорт не посмотрел, милиционер ответил, что когда он откроет паспорт, то наверняка цена за проезд поднимется. Не имевший еще достаточного опыта преодоления милицейских кордонов, Роман решил проэкспериментировать, и скоро выяснилось, что в паспорт своевременно не вклеена очередная фотография. ГАИшник же, улыбаясь как Якубович, сказал: «Я тебе предлагал проехать за пятьдесят рублей, не заглядывая в паспорт? Теперь плати двести». К следующей поездке Роман подготовился тщательно, устранив все возможные изъяны в оформлении своего паспорта. На посту ситуация повторилась. Милиционер за проезд потребовал «полтинник», но Роман, зная, что у него все в норме, денег решил не давать. В результате документы забрали на пост и машину задержали на три с половиной часа. Причем, явно вымогая деньги, в данной ситуации сотрудники милиции закон не нарушили. На задержание транспортного средства они имеют законное право. (А у нас еще хотели расширить властные полномочия сотрудников милиции и ГИБДД.)

Так ли на войне, как на войне?

Проехав через шесть пограничных постов, мы наконец въехали в Чечню. Здесь посты расположены на всех ключевых пунктах трассы. По оборудованным позициям, а также по выложенным на дорогу бетонным блокам, затрудняющим беспрепятственный проезд транспортного средства, по табличкам, требующим от водителя оставить автомобиль и подойти для предъявления документов, чувствовалось, что здесь ситуация намного серьезнее. Хотелось верить, что все предпринятые меры способны исключить несанкционированный проезд боевиков, да и вообще кого бы то ни было через расставленные на дорогах посты, а значит, и проникнуть, подобно Басаеву в мае девяносто пятого, в какой-нибудь очередной Буденновск.
Однако скоро выяснилось, что блокпосты расположены только на асфальтированных дорогах. Двигаясь же по грунтовкам, можно совершенно беспрепятственно попасть в любую точку Чечни, да и не только.
В настоящее время возобновилась тайная доставка в сопредельные с Чечней регионы «самопальных» горюче-смазочных материалов. А раз так, то и боевики запросто могут объехать имеющиеся посты. Помешать им в этом в настоящий момент некому.

Или объезжай или плати

Казалось бы ответственность тех, кто несет службу на блокпостах в Чечне, должна быть несоизмеримо выше, чем у тех, кто берет взятки за проезд через пост в России, даже не проверяя документы. Но это только так кажется. На самом деле, здесь просто повышаются тарифные ставки. Как рассказывали разведчики, организовавшие засаду в разрушенном здании в центре Грозного, когда у них кончились сигареты, они решили купить их у чеченцев, торгующих во множестве вблизи блокпостов. Оставив своим товарищам оружие и снаряжение и изобразив из себя «самовольщиков», которые удрали в город, они вышли на блокпост. Покупая сигареты, разговорились со словоохотливым ОМОНовцем. В «разгрузке» у того только в двух карманах находились магазины. Другие два были предназначены для денег. Один для «бумаги» (он был полным), а другой для мелочи. Говорливый милиционер, не стесняясь, рассказал, что за проезд берет по пятнадцать рублей с человека, если все документы в норме. И это, как он выразился, «по-Божески», мол, другие берут и больше. Разведчики задали вопрос, как быть, если документы не в порядке или их вообще нет. Постовой так же, не стесняясь, сказал, что просто ставка повышается в зависимости от сложности случая.

Кто больше отстегнет, тот и свой

Это означает, что через такой блокпост может проехать хоть сам Хаттаб, только денежки заплати. Защитник блокпоста признался, что службой он доволен, поскольку в разные дни удается собрать от двадцати до тридцати тысяч рублей. Эти деньги стоят
любого риска.
Историю, рассказанную разведчиками, подтвердил один из чеченцев, который в начале Второй кампании возвращался в родной Шелковской район. Свою родину он был вынужден оставить при Масхадове, поскольку активно сотрудничал с федеральными войсками. Стоя в очереди для проезда через блокпост, он увидел, как для проверки документов подъехала машина, за рулем которой сидел один из боевиков. С этим парнем наш собеседник, назовем его Гапур, воевал до девяносто шестого года. Радость, что сейчас этого «душегуба» арестуют наполнила душу. Однако она была преждевременной. Боевик вручил ОМОНовцу зеленую бумажку с портретом президента США Франклина и беспрепятственно миновал блокпост. Когда же очередь дошла до Гапура, его машину буквально перетряхнули. Глянув вяло в документы, милиционер поинтересовался, откуда и куда едет Гапур. Когда тот сказал, что возвращается домой после вынужденной отлучки, милиционер, пробурчав что-то вроде того, что «все чичи одним мирром мазаны», сказал: «Ну ладно, дай сколько-нибудь денег и проезжай». Гапур возмутился: «За что, ведь все документы в порядке?». Тогда милиционер ему резонно заметил, что раз он домой приехал, то теперь через этот пост будет часто ездить, поэтому лучше не портить отношения с самого начала. Гапур протянул вымогателю сто рублей. Тот скривил недовольную физиономию и поинтересовался, почему так мало? Тут уже не выдержал и возмутился Гапур. Побурчав что-то под нос, милиционер дал команду, чтобы подняли шлагбаум.
По словам знакомых сотрудников ФСБ, работающих сейчас в Чечне, незадолго до моего приезда ими был выявлен факт нелегального провоза боевиков через блокпосты в пустых цистернах. Боевиками через посредников при содействии милиционеров был отлажен целый канал нелегального передвижения. В настоящее время ведется следствие, поэтому в интересах его я не указываю ни район, ни место.

Потому что достали...

Чего греха таить, даже в России из-за беззастенчивого взяточничества и вымогательства сотрудники ГИБДД, и милиции не пользуются любовью у населения. В Чечне же, где оружия и взрывчатки до сих пор более чем достаточно, участились случаи засад с использованием минно-взрывных средств именно на сотрудников этих структур.
Так в начале июля в Шелковском районе был произведен управляемый подрыв 120-миллиметрового снаряда. В результате одна из двух легковых машин, на которых ехали недавно прибывшие сотрудники ГИБДД, была разнесена в клочья. Милиционеры, находившиеся внутри, погибли, а одного из них пришлось буквально выскребать из машины. Судя по заряду, закладку делали на БМП или БТР, но увидев милицейские машины, не пожалели фугаса, хотя им бы хватило и четырехсотграммовой шашки. Пособничество боевикам в преодолении кордонов не спасает от терактов, поскольку «менты» для боевиков, в данном случае, не более чем инструмент, нужный на время для достижения своей цели.
Второй случай рассказали сами ГИБДДешники. Жертвой очередного управляемого фугаса в этот раз стала грузовая машина с милиционерами. Причем местные жители явно помогали в осуществлении акции. Как рассказали те, кто уцелел в результате подрыва, впереди их КАМАЗа ехал автобус. Внезапно он стал тормозить на дороге и тем самым вынудил остановиться и милицейский грузовик. Сразу после этого автобус рванул с места, а под остановившейся машиной, в которой находились милиционеры, рванул фугас. Сотрудник ФСБ, участвовавший в разговоре, сказал, что причина кроется скорее всего в беспрецедентном взяточничестве милиции. Самое главное то, что рассказчики согласились с этой мыслью, сказав, что они теперь будут брать меньше.

Еще раз о дисциплине

Не лишним будет сказать, дисциплина на блокпостах хромает. Да иначе и быть не может, когда командир с бойцами «в доле». Как-то под вечер нам пришлось возвращаться из Грозного в Знаменскую. Торопились, чтобы успеть до начала комендантского часа. Машину периодически останавливали для проверки документов. Лица многих, подходивших для проверки, были красны не от загара, а «выхлоп», шедший от них, не позволял сомневаться в происхождении этой красноты. Один же был настолько пьян, что еле прочитал удостоверение сотрудника ФСБ. В Грозном на одном из постов, кстати, частенько обстреливаемых, милиционер всю ночь забавлялся с местной женщиной «облегченного» поведения.
Все факты мздоимства и далекое от образца поведение многих сотрудников милиции явно не способствуют установлению доверия и добрых взаимоотношений между освободителями и местным населением.


Блокпост - это важно

Нет, я ни в коем случае не собираюсь обвинить в мздоимстве и пьянстве всех подряд. Безусловно, есть подразделения добросовестно несущие службу. И уж, ни в коем случае, даже и не заикаюсь о ненужности блокпостов. Работа, которая возложена на них, безусловно необходима и совсем нелегка, если к ней относиться со всей долей ответственности. Досмотреть поток машин, проходящих через пост, и не допустить несанкционированный провоз оружия и проезд боевиков — задача архисложная. Ничего нет удивительного и в пробках, которые имеют место на блокпостах, где проверку осуществляют так, как надо. И здесь зачастую средства массовой информации оказывают нашим правоохранительным органам медвежью услугу, выискивая жареные факты и искаженно подавая их широкой публике.
Так, например, в середине июля совместная группа чеченского телевидения и ТВ-6 вела скрытую съемку скопления машин на Аргунском блокпосту, которая как раз и возникла из-за тщательно проводящегося досмотра транспортных средств. Данные же СМИ обвинили во всем сотрудников челябинского ОМОНа, несущего там службу.
Получается, что виноват тот, кто старается выполнить свою работу, как можно лучше. Видимо, именно из-за таких случаев необъективного освещения ситуации защитники блокпостов настороженно и с опаской относятся к представителям прессы.
Мне это чуть не стоило отснятой пленки, когда я на одном из постов решил заснять досмотр машин. Не помогло ни то, что я ехал в машине представителя Президента России, ни мои рассказы о том, что я снимаю их работу для «Солдата удачи», хотя, к последнему прислушались. Все решил Господин Случай. Оказывается, на этом блокпосту служил бывший мой солдат, с которым мы воевали в Афганистане. Он рассказывал сослуживцам о том, как нас бросили вертолетчики, а спустя пару месяцев вышел номер журнала за 1995 год с моей статьей «Цена миномета». Вот этот факт и сыграл свою положительную роль. Несмотря на то, что моего бывшего подчиненного на месте не оказалось (как мне сказали, он где-то занимался разминированием), нас беспрепятственно отпустили. Хорошо, что «Солдат удачи» — весьма почитаемый и читаемый в силовых структурах журнал.
Контроль движения населения и транспортных средств на мятежной территории задача настолько важная, что ее трудно переоценить. Но проблемы, связанные с выполнением этой задачи, такие как борьба с мздоимством, организация быстрого и четкого досмотра транспортных средств в пунктах контроля для исключения пробок и недовольства населения, а также закрытие или хотя бы осложнение движения транспортных средств по грунтовым дорогам в объезд блокпостов необходимо решать срочно и радикально.

Необходимы срочные меры

Что необходимо, на мой взгляд, предпринять.
Первое. Силами ФСБ и других силовых ведомств, кроме МВД, осуществить массовые акции по выявлению и жестокому пресечению мздоимства. МВД в данной ситуации не сможет действовать эффективно и беспристрастно, поскольку все поборы производятся с неофициального согласия руководителей соответствующих органов. По свидетельству самих мздоимцев, для спокойной работы приходится «отстегивать наверх».
В настоящий момент чекисты относятся к этой идее без энтузиазма, считая не своей задачей и не желая обострять, и без того давнюю нелюбовь друг к другу этих двух ведомств. Как они заявляют, им эта проблема известна, но в конфликте «милиционер — местный житель» им ближе первый.
Однако суть проблемы давно уже вышла за пределы простого превышения власти сотрудниками правоохранительных органов. Продажность последних являет собой прямую угрозу безопасности России, а это самая что ни на есть задача органов государственной безопасности. Игнорирование этой проблемы может привести к трагедиям на территории России. 

Второе. Руководству региональных органов внутренних дел следует улучшить организацию проведения досмотра транспорта. Для этого необходимо, в соответствии с потоком машин, требующих досмотра, рассчитать численность личного состава на каждом конкретном блокпосту, выделяя для одновременного досмотра соответствующее количество сотрудников милиции. Для того, чтобы досматриваемые транспортные средства не создавали препятствий для других машин, целесообразно создать площадку досмотра, где бы проверялись машины. Для их оборудования привлечь технику инженерных армейских подразделений, оформив соответствующую заявку в адрес коменданта. Использовать для проверки машин собак, натасканных на поиск взрывчатых веществ, наркотиков, оружия и людей.
Следует понимать, что эта работа будет актуальна еще не один и даже не пять лет. Дай Бог разрешить чеченскую проблему хотя-бы в течение ближайшего десятилетия.

Третье. Следует максимально перекрыть наиболее активно используемые грунтовые дороги путем организации на них засад в ночное время. Эффективным средством в решении этой задачи могут быть технические средства, установленные на таких дорогах и работающие во взаимодействии со средствами огневого поражения, с наступлением комендантского часа. Просто же взять и заминировать эти дороги нельзя, поскольку по ним в разрешенное время двигаются машины, принимающие участие в уборке урожая.
При наличии вертолетов, весьма полезным может быть воздушное патрулирование района.
Многие наивно полагают, что контрпартизанская борьба заключается только в «зачистках» и проведении силовых акций против боевиков. Однако это не более чем некоторые способы этой многогранной борьбы, в которой налаживание отношения с населением, а не противопоставление его вновь созданной государственной власти, осуществление контроля за перемещением населения и минимизация возможности несанкционированного движения в ночное время, кого бы то ни было, — задача не менее, а может быть, и более важная.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 03 сен 2012, 08:28

С. Козлов. Проблемы власти

В начале июля в Чечню прибыли недавно сформированные комендатуры. Находясь в командировке, я побывал в комендатуре Надтеречного района и Октябрьской комендатуре Грозного, которые уже отработали там две недели. О том, с какими трудностями они столкнулись, а также своими впечатлениями и размышлениями на этот счет я и хочу поделиться с читателями. К сожалению, мне не удалось попасть в Шатойскую комендатуру, но, по свидетельству комендантов, проблемы у всех одни и те же, несмотря на различную степень напряженности в подведомственных районах.
Первое, что я сделал, прибыв в Знаменское, — отправился на беседу к военному коменданту Надтеречного района полковнику Передеренко Вячеславу Васильевичу. Приятной наружности седой, но не старый полковник встретил меня радушно. Узнав же, что я — тоже в прошлом военный, стал общаться более открыто. Он рассказал, что до своей новой должности командовал танковым полком в ДальВО и даже не подозревал о том, что скоро придется принять на свои плечи такой груз ответственности.

Инструмент власти

В распоряжении комендантов — немалая военная сила. В Надтеречном районе, например, коменданту подчиняется полк внутренних войск, прибывший из Сибири.
Эмблема сибиряков — медведь. Их тут так и зовут — «медведи». Когда заходишь в расположение полка, сразу чувствуется, что это воинское подразделение, которое обосновалось здесь надолго.
Везде порядок, несмотря на то, что полк — сводный и состоит из батальонов различных подразделений внутренних войск сибирского округа. «Медведи» даже соорудили баню с очень неплохой для полевых условий парилкой. В основном они занимаются проводкой колонн через район. Но, на мой взгляд, их можно было бы более активно использовать, в частности, для организации в ночное время засад на проселочных дорогах, по которым везут «левый» бензин в Осетию и Ставрополье. Офицеры полка считают, что задачами по наведению порядка в районе должен профессионально заниматься офицер внутренних войск.
По большому счету, они, конечно, правы, но и не всякий офицер внутренних войск — профессионал в вопросах борьбы с боевиками. С перешедшими же на нелегальное положение бандитами, наверное, более эффективно можно бороться оперативными мерами. Для этого в распоряжении коменданта — районный отдел ФСБ. Кроме того, есть военный комиссариат, плюс ОМОН, несущий службу на блокпостах, и комендантская рота, численностью около ста шестидесяти человек. Однако координацией их деятельности комендант всерьез не занимался. На первых порах руки до всего не доходят. Для того, чтобы грамотно решать эту задачу, необходимо разобраться в обстановке и в специфике работы структур, о которой знаешь понаслышке. Знать же тонкости контрпартизанской борьбы на разных ее этапах коменданту просто необходимо.

Хоть и не отмечены активные действия боевиков в Надтеречном районе, но уже потянулись сомнительные личности в спокойные края. Отдохнут и снова за оружие.
И комендант, и офицеры комендатуры это прекрасно понимают. Понимают и то, что нужны какие-то меры против них, но какие, не всегда сразу сообразишь, если этим раньше никогда не занимался. Здание комендатуры и подступы к нему, конечно, укрепили, выставили посты. А дальше...
В Грозном обстановка сложнее. Комендатуру Октябрьского района частенько по ночам обстреливают. Бьют не прицельно, ведя, в основном, беспокоящий огонь. Скорее всего, это делают подростки, которым заплатили взрослые боевики и дали для этого какое-то оружие. Прекратить это не сложно. В сущности, проблема безопасности расположения комендатуры решается организацией ближнего патрулирования. Для этого от комендатуры должно выделяться несколько групп по пять—шесть человек, которым определяется маршрут и границы района патрулирования. Организуется взаимодействие, как с огневыми средствами расположения комендатуры и блокпостов, так и между патрульными группами. Двигаясь скрытно в своем районе, они должны выявлять, задерживать или уничтожать отдельных боевиков и их группы, передвигающиеся во время комендантского часа. При надобности, они же могут проводить засады. Действия эти должны иметь вид единой системы.
Рядом с расположением комендатуры базируется московский ОМОН, а далее — сводный милицейский батальон ППС из Ханты-Мансийска. Все три структуры, несмотря на то, что стоят бок о бок, практически действуют самостоятельно.

Нужны специалисты

Хорошо, что у полковника Передеренко сложились добрые отношения с отделом ФСБ. Здесь мужики подобрались опытные. Хоть и командированные из различных управлений и отделов, но к делу относятся серьезно. Всегда подскажут и помогут. Поэтому по такому вопросу, как принятие мер, необходимых для укрепления правопорядка в районе, комендант в первую очередь советуется с ними.
Но если в Надтеречном районе коменданту есть к кому обратиться по подобным вопросам, то в Грозном комендант должен доходить до всего сам.
Уверен, что со временем и коменданты, и их подчиненные «врастут» в обстановку и будут не спрашивать совета, а ставить задачи подчиненным подразделениям. Время у них для этого есть. Как никак, прибыли на два года. Но главное — есть желание. Однако было бы лучше, если бы с вновь сформированными комендатурами специалисты по вопросам борьбы с повстанцами провели занятия по данной тематике в течение месяца—другого. Ну, сменили бы они своих предшественников чуть попозже, зато прибыли бы для выполнения задач более подготовленными.
А по большому счету, у коменданта должен быть заместитель по контрпартизанской борьбе из армейского спецназа, поскольку именно там этот вопрос наиболее изучен офицерами.
Кроме того, должен быть отдел психологической войны для влияния на сознание населения и проведения пропагандистских акций по дискредитации боевиков. Я уже не говорю о том, что в состав этого отдела должен входить штат редакции и типография, которая бы печатала местную газету на чеченском и русском языках, заполняя создавшийся информационный вакуум. В настоящее время в комендатурах этим занимается один человек — заместитель по воспитательной работе, который тоже отнюдь не дока в таких вопросах.
Может быть, что-то стоит подправить в штатном расписании?

Работников финансовой службы в составе комендатуры по штату — целых семь человек. Офицеры финслужбы в перспективе будут отслеживать выплату зарплат и пенсий гражданским лицам и, само собой разумеется, производить начисление и выплаты зарплат военнослужащим. На них же со временем ляжет и ревизионная функция. Однако на конец июля, кроме выплат зарплаты сотрудникам комендатуры и личному составу комендантской роты, а также части задолженности по пенсиям, работы у них не было. На конец августа из семи штатных должностей шесть вакантны. Пока с задачами справляется и один человек, но с началом финансирования Республики федеральным центром потребуются специалисты. Не укомплектованы финансистами и другие комендатуры.

Больные места

Большая проблема комендатур — отсутствие перерегистрации местного населения. Эта ошибка была допущена в самом начале и не исправлена до сих пор. Готовясь год назад пересечь границу Чечни, руководителям контртеррористической операции необходимо было продумать комплекс мер не только военного характера. По мере освобождения районов Чечни следовало проводить перерегистрацию населения и выдачу, например нового образца российского паспорта. Эта мера в условиях борьбы с партизанами наиглавнейшая. Она позволяет фиксировать население в районах проживания, регистрировать его перемещение, которое в условиях контрпартизанской борьбы должно быть ограничено и санкционироваться теми же комендатурами. При осуществлении этой меры комендатурам будет намного легче выявлять лиц, прибывших в их район незаконно. В таком сложном районе, как Грозный, где люди селятся на развалинах, это поможет более свободно применять оружие и минно-взрывные средства во время комендантского часа. Сейчас, не зная, где конкретно проживает население района, манипулировать этими средствами для пресечения несанкционированного движения боевиков в ночное время очень сложно и опасно. Однако не слышно, чтобы эту проблему планировали решать.
Одно из важнейших условий организации взаимодействия комендатур — наличие надежных, как закрытых, так и открытых каналов связи. Но организации связи, как правило, уделяют крайне мало внимания до той поры, пока «жареный петух» не клюнет в известное место.
В августе 1996 средства массовой информации панически сообщили, что связь с отдельными комендатурами утрачена. Я не думаю, что в то время связь была лучше, чем сейчас. А на конец июля устойчивая связь между комендатурами и без нападения боевиков отсутствовала. Полагаю, что пропала она и в тот горячий август не вдруг. Нет, конечно, существуют определенные цепочки в закрытых каналах ЗАС, по которым теоретически может связаться один корреспондент с другим. Но это — только теоретически. Дозвониться уже третьему корреспонденту практически невозможно. А открытых каналов и вовсе нет. Спрашиваю связистов, как же будет осуществляться связь в экстренном случае? Они лишь печально пожимают плечами и шутят, что, наверное, флажками или голубями.
Но все это, когда гром грянет...

Проблема проблем

Проблемы обученности, выделения материальных средств, регистрации населения, организации связи и взаимодействия — задачи безусловно важные, решать которые необходимо срочно. Но есть проблема, срочность решения которой превалирует даже над ними. Головная боль абсолютно всех комендантов — комендантские роты, имеющиеся в их ведении. Структура отдельной комендантской роты позволяет самостоятельно решать определенные задачи в интересах комендатуры. Но укомплектованы они так, что являются не помощниками, а бедой комендантов.
В ротах нет военнослужащих срочной службы. Но на войне сейчас контрактникам платят очень хорошо. Восемьсот десять рублей в сутки составляют так называемые «боевые». В месяц это почти восемьсот долларов США — деньги весьма приличные даже в Москве, не говоря уже о Ставропольском крае, где вербовали личный состав. За такие деньги можно было набрать нормальных людей, которые бы добросовестно исполняли свои обязанности. Однако военкоматы к этой задаче отнеслись халатно.
Когда смотришь в «кирпичные» лица этого воинства создается такое впечатление, что для комплектования рот выгребли все «бомжатники» Ставрополья. В ротах служат люди, имеющие судимости, а некоторые — даже не одну. О том, что на девяносто процентов — это обыкновенная пьянь, и говорить не приходится. Те немногие, кто служит добросовестно, сами в ужасе от такого подбора их сослуживцев. Не многим лучше и офицеры.
В ротах процветает пьянство, причем с подчиненными частенько пьют и их командиры. В нетрезвом состоянии и люди, на руках у которых находится оружие и боеприпасы, причем постоянно. Ружейные комнаты не оборудованы.
Имелись неоднократные случаи открытия огня в населенном пункте. Так в Надтеречном районе пьяными бойцами комендантской роты было обстреляно расположение сводного полка внутренних войск. В Шелковском районе офицеры решили начать борьбу с несуществующими снайперами, и в результате один прострелил другому «пятую точку опоры». Причем пострадавший даже щеголяет полученным ранением перед теми, кто не знает подробностей.
И если ротные есть и плохие, и не очень плохие, то замполитов, сиречь замов по воспитательной работе, по-моему, просто сбагрили из нормальных подразделений за пристрастие к «зеленому змию». Заместитель по воспитательной должен увлекать подчиненных личным примером. Поэтому стоит ли удивляться, что в ротах процветает пьянство.
Самое страшное то, что комендантские роты — подразделения, осуществляющие власть коменданта в районе. Они в первую очередь должны демонстрировать преимущество законной власти над боевиками, а получается наоборот. Местные жители, за «умы и сердца» которых должна бороться новая власть, говорят, что им нет разницы. Ушли одни бандиты, пришли другие.

Беспорядок проще не допустить, чем с ним бороться

Сложность поддержания твердой воинской дисциплины состоит еще и в том, что деньги контрактникам, как честно исполняющим свой долг, так и «не просыхающим от пьянства», «капают» одинаково. А в комендантской роте Октябрьского района случилось даже наоборот.
Как рассказали мне два рядовых, из числа добросовестных солдат, что когда пришло время первых выплат, им-то денег и не заплатили, в отличие от отъявленных нарушителей воинской дисциплины. Одного какой-то прапорщик в списки роты странным образом вписал между строк, второй тоже оказался не отданным приказом по роте. Удивительно, но до сих пор командир роты с ними даже контракт не подписал. Парни эти не скрывают, что приехали подзаработать. Однако при таком положении дел всякая охота служить пропадает даже у тех немногих, кто про себя говорит, что он «с пулей в голове» и повоевать ему «в охотку». Было бы разумно наделить командиров рот, при согласовании этой меры с комендантом района, правом лишать контрактников и офицеров «боевых» за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Однако сейчас, когда командование многих рот само погрязло в пьянстве, это может привести только к злоупотреблениям и присвоению денежных средств подчиненных.
Начать формирование рот надо было с офицеров. На должности назначать не кого попало, а наиболее дисциплинированных, поскольку все категории отдельной комендантской роты на ранг выше, чем в линейной. Командир роты — майор, и соответственно выше и все остальные должности. Деньги платят не малые. Выслуга идет день за три. Все эти стимулы могли бы привлечь достойных офицеров. А уже они должны были разъехаться по военкоматам и сами набирать себе в подразделения людей, отвечающих всем требованиям военнослужащего контрактной службы. Было бы не лишним, если бы в отборе приняли участие военные психологи. С ротой надо было провести интенсивные занятия по приведению оружия роты к нормальному бою, по одиночной подготовке, по слаживанию подразделения и по тактическому решению тех задач, которые ей предстоят. И только после этого роту вводить в Чечню и передавать в распоряжение той или иной комендатуры. Сейчас же, проверяя личные дела бойцов, работники комендатур находят явно подделанные, с липовыми послужными списками и неясной биографией. Оружие до сих пор не пристреляно. Сложилось ошибочное мнение, что контрактника готовить не надо. Мол, он и так все знает, в армии служил. Однако далеко не все, проходя «срочную», получили надлежащую подготовку. Некоторые даже не знают, как из автомата стрелять.

О том, что роты не способны в настоящий момент даже охранять самих себя, говорит такой случай. Когда «горе-воины» одной из них спьяну открыли в своем расположении беспорядочную стрельбу, туда прибыли без оружия сотрудники расположенного рядом специального подразделения, численностью до десяти человек. Они перелезли через забор, отняли у стрелявших оружие, а наиболее активным надавали по шее.

Чем поможет комендант

Надтеречный район в настоящее время считается одним из наиболее благополучных. Здесь практически нет каких-либо столкновений с боевиками. Но на комендатуре лежит, пожалуй, не менее ответственная задача — налаживание нормальной жизни. А это — не просто. Начальник штаба его предшественника, бывший здесь несколько месяцев, уезжая, объявил всем местным жителям, что теперь со всеми своими бедами и заботами они могут обращаться к военному коменданту. Вот и идут люди каждый день. Хоть от войны район пострадал меньше, чем другие, но проблем хватает.
Зачастую приходят с жалобами друг на друга. И здесь нужна поистине Соломонова мудрость для того, чтобы развести враждующих, рассудить спорящих. Решить же множество бытовых и хозяйственных вопросов ни комендант, ни его подчиненные не в силах. При декларировании властных полномочий федеральный Центр комендантам не выделил никаких средств для решения проблем жителей.

На территории Знаменского находятся два лагеря беженцев.
Это — единственный район в Чечне, где есть такие лагеря. Вячеслав Васильевич говорит, что просто сердце кровью обливается, когда смотришь на людей, оставшихся без крова, без каких-либо средств к существованию. Особо нуждающимся под великим секретом комендант и его офицеры помогают, делясь своим личным имуществом. Делают это тайно, поскольку если узнают остальные, то в комендатуру ринется толпа, дать которой коменданту нечего.
У коменданта Октябрьской комендатуры Грозного полковника Евдокимова Николая Валентиновича, несмотря на более напряженную обстановку в городе, проблемы те же. Нет беженцев, но есть жители района, дома которого в основной массе разрушены. Жители приходят и просят как-то помочь.
Сложность работы с населением обусловлена еще и местными особенностями. «Восток — дело тонкое!» Вот один из примеров, который привел комендант. Приходит к нему человек и долго рас-сказывает, как он активно строил социализм, боролся с дудаевскими сепаратистами, ударно трудился, причем слова свои подтверждает почетными грамотами. Не сразу и поймешь, зачем он пришел. А в конце разговора посетитель дает на подпись им самим написанное распоряжение главе местной администрации от него, коменданта, о выдаче подателю сего какой-либо материальной помощи. Вот и думай, как отказать почетному ударнику коммунистического труда, чтобы не обидеть.
Утром приходит женщина из местной администрации. Она отвечает за вывоз груд щебенки, оставшейся от разрушенных зданий. Дома, которые не подлежали ремонту, а таких очень много в районе, просто подрывали саперы. Сейчас нужно расчистить площадки для возможного строительства. За техникой, за машинами идут к коменданту. А где их взять?
Вообще сложилось такое впечатление, что при создании местных комендатур многое просто не учли.

Главы администраций

Отношения военных комендантов с главами администраций районов в основном неплохие. Глава администрации Надтеречного районе Ахмед Гапурович Завгаев, брат бывшего президента Республики, вообще перебрался под крыло коменданта. Для него и его администрации выделили второй этаж здания комендатуры. Завгаев пользуется уважением и российских военных, и местных жителей. О том, что его стараниями и стараниями коменданта в районе устанавливается мир, говорит тот факт, что сыграна уже не одна свадьба. И комендант, и глава администрации там почетные гости.
Гораздо труднее мэру Грозного Мовчаеву Супьяну Адамовичу. Точные обстрелы, отдельные нападения на транспортные средства военнослужащих не способствуют нормализации обстановки. Город с юга не прикрыт, и боевики могут свободно проникать в Грозный. В личной беседе Мовчаев рассказал, что в настоящее время возлагает очень большие надежды по наведению конституционного порядка на вновь прибывшие комендатуры. В то же время он выразил недовольство тем, что на конец июля грозненским милиционерам, получившим не так давно удостоверения сотрудников милиции, до сих пор не выдано оружие. Отделения не обеспечены ни техникой, ни связью, им не оказана вообще какая-либо помощь материальными средствами. По его собственному выражению, одеты они, как бандиты. Супьян Адамович считает, что оснащение местных органов внутренних дел значительно бы ускорило наведение порядка в Грозном, поскольку они как местные жители, знают всех боевиков и пользуются большим доверием у населения.
Людей, получивших на настоящий момент удостоверения сотрудников милиции, более трехсот. При соответствующем оснащении они смогли бы стать реальной силой.

Есть мнение...

Но есть и другое мнение. Сотрудники милиции, находящиеся в командировке в Чечне, считают местных милиционеров пока профессионально непригодными. После выдачи удостоверений с ними были проведены собеседования, которые обнаружили крайне слабую подготовку вновь назначенных милиционеров. Некоторые из них утверждают, что ранее служили в милиции. Но, несмотря на это, они не знают элементарных вещей, не умеют составить протокол, да и вообще смутно представляют работу милиционера.
Прикомандированные из других регионов сотрудники милиции провели с ними короткое обучение и поставили элементарные задачи своим подопечным, определив срок исполнения. Когда же срок истек, выяснилось, что ни одна из поставленных задач не выполнена. На вопрос, что делали сотрудники грозненской милиции в течение этого времени, те ответили, что ходили на работу. По их словам, задачи не были выполнены, поскольку очень сложны. Когда же был задан вопрос, какие конкретные меры предпринимались вновь испеченными сотрудниками милиции для выполнения поставленной задачи, ответ повис в воздухе.
По свидетельству офицеров Ханты-Мансийского сводного батальона, они на «зачистку» Черноречья (наиболее бандитского района Грозного) отправляются, привлекая все огневые средства и технику, которые даже стараются заимствовать у соседей. Милиция Грозного прибывает на операцию на своих «жигулях», явно ничего не опасаясь.
В связи с этим имеются серьезные сомнения, не вооружим ли и не оснастим ли мы в очередной раз тех, кто потом будет стрелять нашим парням в спину.

Кому помогает Кадыров?

Опасения эти усиливаются также и поведением нового главы Чеченской Республики господина Кадырова.
В начале июля из чернокозовской тюрьмы были отпущены на свободу якобы случайно задержанные. Эту акцию демонстрировало телевидение. Однако на экраны ТВ не попал очень любопытный момент. Кадыров обратился к тем, кто должен был выйти на свободу, с вопросом, есть ли у них претензии и жалобы. Из группы освобождаемых поднялся молодой человек лет двадцати трех и очень эмоционально стал говорить с Кадыровым по-чеченски. Прокурор попросил его говорить по-русски, чтобы все поняли. И тогда освобождаемый, задрав штанину, стал показывать следы увечья на ноге, якобы нанесенные охранниками тюрьмы. Обращался он к главе Республики на «ты», без какого-либо почтения, а речь его содержала массу непечатных выражений. Этого оратора сменил такой же молодой человек, который, задрав рубашку, продемонстрировал могучий пресс и сказал, что ему «менты» сломали ребра. Очевидцы рассказывали, что при наличии такой мускулатуры ребра и ломом не сломать. Где получил травму первый, тоже не ясно, поскольку ее можно было получить и в бою. Злоба от обоих исходила такая, что казалось, будто между оскаленными зубами проскакивает электрическая искра. Одним словом — волки. И этих людей отпускали на свободу. Совершенно очевидно, что эти дудаевские выкормыши, которые ничего, кроме оружия, в руках не держали, и не подумают заниматься мирным трудом. Но самое странное было то, что сказал освобождаемым Кадыров: «Если вам не сможет помочь глава администрации, если вам не поможет комендант, обращайтесь ко мне. Я все для вас сделаю!»
Интересное заявление, не правда ли?

Что думает народ

Реакция населения на освобождение из тюрьмы этих «случайно о задержанных» была явно негативной. Жители сел Надтеречного района подходили к военным и спрашивали: «Что же вы делаете?
Неужели вам недостаточно ошибок прошлой войны?». По их мнению, несмотря на довольно бодрое начало, эта война постепенно скатывается к сценарию, а, значит, и к ошибкам прошлой. Большие опасения у населения вызывает то, что российские войска, как в прошлую кампанию могут уйти из Чечни. «Если вы уйдете, мы уйдем вместе с вами», — говорят они.
Освобождение из тюрем и амнистия для боевиков, сдавших оружие, приведут к тому, что на легальном положении в довольно мирных районах окажутся целые боевые группы, которые будут действовать подпольно, используя оружие и боеприпасы, заложенные заблаговременно в тайники. О том, что народ, как всегда прав, свидетельствует тот факт, что в Шелковском районе уже отмечено действие очень грамотного подрывника, который явно действует не в одиночку. В целом, население с недоверием относится к Кадырову, проявляя больше симпатий к Гантамирову. Однако, по мнению местных жителей, разногласия Гантамирова и Кадырова — не более, чем борьба за власть.

По мнению многих, с кем пришлось разговаривать, лучше поставить во главе Республики представителя Москвы, а на все руководящие посты назначить русских. Чеченцы, заинтересованные в наведении порядка и восстановлении нормальной жизни, не доверяют своим соплеменникам именно из-за родственных связей, пронизывающих чеченское общество. К идее создать коллегиальный орган, в который бы вошли все главы тейпов, тоже относятся скептически. Они считают, что этот орган в настоящее время, когда между отдельными тейпами существует непримиримая вражда, окажется недееспособным.

Пример недееспособности

То, что недоверие к органам власти, укомплектованным местными жителями и работающим самостоятельно, имеет под собой реальную основу, косвенно подтверждают слова Супьяна Адамовича Мовчаева. На мой вопрос о работе министерства по чрезвычайным ситуациям он признал, что за четыре месяца Северо-Кавказское отделение МЧС проделало в Грозном, да и в других районах Республики колоссальную работу, однако с передачей полномочий местным органам этого министерства работа, по сути, прекратилась. Как сказал мэр Грозного: «Они еще не освоились». Лагеря беженцев в Знаменском также находятся в ведении этой структуры. Но за первые три недели июля в лагерях не появился ни один местный сотрудник этого министерства, хотя проблем там, хоть отбавляй.

Расслабляться нельзя

Въезжая в Грозный рано утром 21 июля, я заметил, что ряд блокпостов пустуют. Как мне объяснили, Кадыров добился сокращения их числа. И здесь повторяется ситуация августа 1996 года.
Стоит ли говорить о том, насколько такие послабления негативно действуют на настроение жителей и на обстановку в городе в целом.
Во время моего пребывания в Грозном в районе Черноречье погиб начальник штаба комендатуры Заводского района и два его офицера. Их УАЗ был обстрелян из РПО-А «Шмель». По официальной версии, офицеры ехали на рекогносцировку нового блокпоста. На самом же деле, эта версия не выдерживает критики. Как можно выбирать место для поста Заводской комендатуры в районе Октябрьской? Можно предположить, что офицеры ехали просто искупаться в чернореченском водохранилище. Такая потеря бдительности более чем странна, поскольку по свидетельству его бывшего сослуживца, погибший начальник штаба — человек, прошедший Афганистан, и весьма грамотный офицер.
Подводя итог, хочется сказать, что, к сожалению, до сих пор руководители «на самом верху» не вполне понимают, что прекращение войны и нормализация обстановки в Чечне — это комплекс мер экономического, политического и военного характера. Все это должно быть увязано в единый план. План, который не позволял бы решать политические задачи в ущерб военным, а военные в ущерб, к примеру, экономическим. Все это должно работать в комплексе, иначе мы опять бьем растопыренными пальцами вместо того, чтобы стукнуть кулаком.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 04 сен 2012, 12:58

С. Козлов. Чеченские будни федеральной безопасности

Слаженный механизм

В условиях контрпартизанской борьбы, особенно в районах, где не ведется активных боевых действий, а лишь отмечается деятельность подпольных групп повстанцев, основное бремя борьбы с ними ложится на органы контрразведки и государственной безопасности. Именно они должны своевременно выявить и оперативно обезвредить любые проявления тайной деятельности боевиков.
В настоящее время в Чеченской республике нет постоянных отделов ФСБ. Как и другие, отдел Федеральной службы безопасности Надтеречного района укомплектован сотрудниками, прикомандированными из разных республик и регионов России. Но это не мешает его работе. За то недолгое время пребывания в районе и общения ребятами из этой структуры у меня сложилось впечатление об их работе, как о работе четко отлаженного механизма,
где каждый выполняет конкретную задачу, но при необходимости готов придти на помощь товарищу. Такая машина не ломается.
Внешне размеренная, жизнь отдела не производит впечатления активной боевой работы. Даже на срочные мероприятия отдел собирается без излишней паники и суеты. Команды отдаются спокойно, без крика, но подгонять никого не надо. Подъехала машина, из здания отдела вышли вооруженные люди и куда то поехали.
Спустя некоторое время возвратились. Что тут необычного? В Чечне сейчас все с оружием и ходят, и ездят. То, что машина с сотрудниками ушла на задержание вдруг нелегально появившихся в районе боевиков, никому и в голову не придет.

Задержание

Однако это именно так. Днем в отдел от местных жителей поступила информация, что в кафе замечена компания бывших сотрудников Департамента Государственной безопасности Ичкерии. Стоит ли говорить о том, насколько опасны эти люди, до мозга костей преданные бандитскому режиму. Мешкать нельзя. Если сейчас они покинут кафе, то после ищи их по всему району. Один из заместителей начальника отдела на ходу определяет участников мероприятия и уже в машине уточняет детали предстоящего задержания. Каждый из оперативников имеет свою задачу. Начальник напоминает порядок действий в случае попытки бандитов оказать вооруженное сопротивление, а также порядок применения оружия сотрудниками отдела. Хотя это всего лишь формальность. Каждому и так ясно, что стрелять в столь людном месте можно только в случае крайней необходимости. Остается надеяться, что Господь милует, и этой необходимости не возникнет. Машина останавливается так, чтобы ее не было видно из кафе. Внешне также неторопливо, но на самом деле очень быстро и четко перекрываются все пути возможного побега. В помещение стремительно входят сотрудники отдела. Троица за столом в растерянности. Тот, кто попытался оказать сопротивление, тут же обезврежен. В глазах боевиков, скованных наручниками, недоумение и испуг. Для них все кончено. Но работа оперативников еще только начинается. Впереди долгие и нудные допросы, в ходе которых задержанные будут пытаться доказать свою абсолютную невиновность и непричастность к печально известному департаменту.

За кого ты, прокурор?

Кстати, ждали сотрудников и долгие объяснения с военными юристами. Дело в том, что один из трех задержанных оказался главой администрации какого-то села. Как он оказался в столь «приятной» компании остается загадкой. Но пожаловаться в прокуратуру на грубое обращение с ним он не забыл. В результате один из заместителей отдела вынужден был давать письменные объяснения прокурору по поводу случившегося. То, что при задержании столь опасных преступников было весьма сложно, не подвергая опасности жизни находившихся рядом людей, выяснить, является ли в действительности один из этой компании случайным человеком, военных юристов не волнует. Довод Глеба Жеглова «Наказания без вины не бывает!» — для них не аргумент.
Слишком строгое следование букве закона военных юристов порой осложняет деятельность не только сотрудников правоохранительных органов, но и офицеров и солдат боевых подразделений. В условиях ведения боевых действий в населенных пунктах весьма сложно заставить пули облетать мирных жителей. Вот и получается, что те, кто борется с бандитами, вынуждены лавировать между их пулями и статьями законодательства, которые неукоснительно, и порой бездумно, пытаются применять законники в военной форме. 

Не прячьте ваши денежки по банкам и углам

Спустя некоторое время, несколько человек, не спеша, выходят из отдела и так же, не торопясь, кладут в УАЗик «разгрузки» с боеприпасами, оружие и еще кое-какие принадлежности, которые могут пригодиться в предстоящей поездке. В этот раз у всех вид людей, решивших либо отдохнуть на природе, либо позаниматься спортом. Футболки, спортивные костюмы. В общем, ничего военного. Машина мчит в Гарогорское — место, наиболее неспокойное во всем районе. По дороге, идущей в верх, между холмов, встречается кладбище. Над отдельными могилами возвышаются пики. Это знак того, что здесь покоится прах не отмщенного борца за веру. В самом начале войны такие знаки ставить опасались. Теперь же они все чаще появляются на кладбищах. «Нехороший признак», — говорит старший выездной группы.
Въезжаем в Гарагорское и останавливаемся у здания правления у «Горскнефть». Входим в здание. Мы прибыли под видом связистов, восстанавливающих телефонную связь. В руках у одного из сотрудников телефонный кабель. Оружие и боеприпасы остались в машине. На втором этаже нас ждет руководитель этой организации, которая уже возобновила добычу «черного золота» в районе и наладила его поставки на нефтеперегонные предприятия России. В коротком разговоре выясняется, что руководителю подбросили письмо, в котором некто требует от него под страхом смерти положить в специально приготовленный контейнер пять тысяч долларов США. Контейнер находится в трубе, непонятно для чего торчащей из земли, у входа в мужской туалет. «Удобства» находятся во дворе здания правления. Автор письма требует после вложения денег в контейнер и закладки его в трубу нарисовать на стене туалета знак, указывающий на то, что деньги находятся в тайнике.

Изъятие

Адресат, естественно, даже не заглядывая в трубу, обратился в органы ФСБ. Действия его, абсолютно разумны, поскольку в этой трубе может находиться не только контейнер для денег, но и хитроумное взрывное устройство. На этот счет мнения специалистов разделились. Одни считают, что тайник заминирован, другие несогласны. Спор может рассудить только практическое изъятие контейнера из тайника. Дмитрий заглядывает в трубу. Контейнер на месте. За специально изготовленное кольцо он цепляет крюк, а тонкий телефонный провод, подтверждающий легенду приезда, перебрасывает через крышу туалета. Мы все укрываемся в будто специально для этого отрытой яме. Провод натягивается. Все с напряжением ждут взрыва. Его нет. Через несколько мгновении контейнер с крыши падает на землю. Дмитрий осторожно открывает крышку. Чем черт не шутит. При наличии определенных навыков заминировать можно все, что угодно. Но, к счастью, контейнер пуст. Он представляет собой обрезок алюминиевой трубы, закрытый с обоих концов пластиковыми пробками. Одна из них снабжена кольцом для удобства изъятия. Видно, что человек постарался. «За пять тысяч баксов можно соорудить и не такое», — шутят ребята. Все возвращаются в кабинет начальника. Здесь ему объясняют линию поведения и сообщают, что сегодня ночью контейнер вложат обратно в трубу, но к нему будет привязана сигнальная мина или еще какое-либо сигнальное средство, которое сработает, при попытке повторно извлечь контейнер. Сотрудники ФСБ договариваются с ним о связи и о том, чтобы милиционеры усилили бдительность и успели среагировать при срабатывании «сигналки». По дороге домой в машине ребята обсуждают, кто бы мог стать автором этого письма. Все сходятся на том, что это кто-то — из ближайшего окружения руководителя «Горскнефти». (Забегая вперед, скажу, что устроенная ребятами ловушка, спустя пару недель, сработала. В нее действительно попался человек из ближайшего окружения руководителя предприятия.)

«Слава нефтяникам! Целую!»

В отделе ребята наскоро перекусывают оставленным на их долю обедом, и через полчаса весь отдел, за исключением дежурных, вновь грузится в две машины. Теперь все одеты по-военному. Разгрузки, оружие — все, как положено. Помимо этого в вещмешке лежит несколько специально подготовленных удлиненных зарядов тротила. Зажигательные трубки, также заранее изготовленные, лежат отдельно. Едем подрывать не так давно обнаруженный минизавод. По правде говоря, акция в значительной степени «показушно-учебная». «Показушная» она для меня, как для журналиста, а учебная — для тех сотрудников, которые еще не имеют достаточные навыки в минно-подрывном деле. Завод этот недавно восстановили, заварив пробитую ранее дыру в корпусе, и еще не успели запустить. Под основной агрегат закладывается заряд шестьсот граммов тротила. По команде руководителя подрывных работ все отходят. Остаются только руководитель, подрывник и я, чтобы запечатлеть на пленку его действия. По команде «Огонь!» подрывник чиркает спичками о приложенную к срезу шнура спичку. Огнепроводный шнур с шипением задымил, и мы отходим. Укрывшись, все ждут взрыва. Спустя некоторое время раздается грохот. Из-за деревьев поднимается дым и столб пыли. На месте подрыва в основном агрегате зияет приличная дыра. Эту штуку восстановят нескоро. Для надежности подрывают и бак для готовых ГСМ. Один из контрразведчиков пишет на баке маркером: «Привет нефтяникам' Целую!», но не подписывается. Заряд, теперь расположенный с забивкой, выворотив приличный кусок днища, пробивает бак насквозь. Кто-то из сотрудников вспоминает, что если отъехать немного подальше, то можно обнаружить еще два завода. Причем оба активно действуют. Едем.

«Chechen oil production»

С этого момента акция перестает быть «учебно-показушной». То, что мы обнаруживаем примерно в километре от дороги, не идет ни в какое сравнение в предыдущим агрегатом. Самая натуральная цистерна примерно два метра в диаметре и метров семь-восемь длиной, под которой разведен огонь, активно действует.
Скорее всего, под ней горит нефть. Другая цистерна, предназначенная для готового продукта, почти полна. Здесь тонны три дизтоплива. Метрах в ста пятидесяти находим еще один агрегат. Этот, хоть и поменьше, но все равно весьма внушительный. И здесь
«полна коробочка» готовой «соляры». Ко второму заводу подведена газовая горелка от газопровода, проходящего недалеко. За процессом перегонки никто не следит. Во всяком случае, рядом никто не сидит. Возможно, за нами наблюдают издалека.
В районе идет уборка урожая. Топливо вполне бы пригодилось колхозникам. Но прошлый опыт говорит о том, что найденное топливо придется уничтожить, как и «самогонные» аппараты его произведшие. Дело в том, что пару недель назад, найдя подобный «свечной заводик», ФСБшники передали топливо колхозникам. Но когда они уехали, в колхоз нагрянули «нефтяники» с требованием вернуть их солярку. Хуже было то, что они прихватили не только свое горючее, но и колхозное. После этого председатель отказывается от таких подарков.

К сожалению, сейчас ребята не готовы к подрыву таких мощных цистерн. Стенки их, судя по сварным швам, достигают двух-трех сантиметров, да и металл в Советском Союзе на цистерны шел весьма качественный. Все же пытаемся заложить и подорвать заряд в месте сварки в надежде на то, что шов разойдется. Но шестьсот граммов оставляют лишь вмятину с кулак величиной. Пулеметчик БЗшками стреляет в одну из цистерн, с готовой соляркой, пытаясь зажечь ее, но только дырявит емкость. Через пулевые отверстия горючее потихоньку выливается на землю. Оставшимся зарядом подрываем цистерну с готовым топливом. Горя, оно разливается по канаве, где была установлена цистерна. Уезжаем с чувством недовыполненной задачи.
«В сущности, это не наша работа», — говорит один из заместителей начальника отдела. «Для того, чтобы завод прекратил свою деятельность навсегда, его надо разнести на молекулы или хотя бы рвануть так, чтобы он стал неремонтопригодным. Но для этого необходимо большое количество ВВ, а у нас его нет, да и не предусмотрено оно никакими нормами. Столько взрывчатки есть только на армейских инженерных складах. А то, что мы делаем - это, укус комара. Смотри сам», — и он показывает рукой на такую же цистерну, лежащую рядом с колхозной ремонтной мастерской. На ее боку отчетливо видна свежая заплата, приваренная каким-то умельцем. Причем в данный момент абсолютно невозможно доказать криминальное назначение этой емкости. «Мы рвем, они латают», — усмехнувшись, говорит мой собеседник. «Может взять в колхозе килограммов двести аммиачной селитры, да и рвануть ее с тротиловым промежуточным детонатором?» — предлагаю я. «Можно и так, но это — задача милиции. У нас же нет для этого времени, поскольку этих заводов не два и не три, которые мы с тобой видели», — возражает «чекист». Разговор прекращается. Вечереет. Мы едем к заходящему солнцу, стараясь хоть в этот раз успеть на ужин. Мне же не дает покоя проблема минизаводов.

Чеченская логистика

То, что милиция самостоятельно не сможет эффективно бороться с вновь заработавшими минизаводами, ясно как Божий день. Причин для этого много, и одна из них — отсутствие специалистов минно-подрывного дела, а также взрывчатых веществ и средств взрывания. Если у ФСБ нет достаточного количества для эффективного разрушения производства суррогатного горючего, то у милиции его нет вообще. Даже ОМОНы, командированные в Чечню, добывают необходимые инженерные боеприпасы и ВВ у армейцев за N-e количество бутылок водки. Вторая причина, и отнюдь не маловажная, — это коррумпированность сотрудников органов внутренних дел. Как рассказывали армейские разведчики, они как-то прибыли к одному из активно действующих мини-заводов для его уничтожения, но к своему удивлению обнаружили возле него на охране бойцов одного из ОМОНов. Они объяснили там свое присутствие охраной скважины, из которой качают питьевую воду. Эта легенда не выдерживает никакой критики, поскольку в Чечне источникам воды никто не угрожает. Как показала агентура, с этим ОМОНом была договоренность о том, что они осуществляют, так называемую «крышу», а за это имеют долю с продаж суррогатных ГСМ.
Проблема эта намного серьезнее, чем может показаться на первый взгляд.
Дело в том, что в Чечне находятся месторождения самой высококачественной в мире «голубой» нефти с самым низким содержанием парафина. Нефть залегает очень близко к поверхности и порой добывается открытым способом. Достаточно трактором вырыть небольшой котлован, и он заполнится нефтью. При высоком качестве нефти даже такое примитивное устройство, каким является минизавод (в сущности, это — большой самогонный аппарат), выдает довольно сносный семьдесят шестой бензин и такую же солярку. Сейчас уже восстановлены каналы реализации «левого» бензина и дизельного топлива, которое снова потекло в различные регионы России. Товарные потоки обращаются в финансовые и, спустя некоторое время, вновь становятся товарными. Роль товара в этом случае уже играют купленное оружие и боеприпасы, предметы снаряжения и продовольствие. На эти же денежки оплачивается «работа» наемников, составляющих в настоящее время по разным оценкам от семидесяти до восьмидесяти процентов личного состава бандформирований, укрывшихся в горах. При таком раскладе война может идти до тех пор, пока не Иссякнут чеченские недра.

Как перекрыть нефтяной вентиль?

Мне кажется, командование группировки федеральных сил в Чечне должно отдавать себе отчет в том, насколько важна эта проблема, и предпринять все необходимое для ее решения.
Первым шагом может быть экстренное создание сводных отрядов, состоящих из взвода армейских разведчиков для поиска минизаводов и саперов, работающих под их охраной. В их состав также должен входить сотрудник милиции для того, чтобы при надобности иметь возможность проверить документы у лиц, за. держанных вблизи работающих «агрегатов». Кроме того, в распоряжении отряда должен быть автозаправщик, при помощи которого «криминальное» топливо должно откачиваться и после этого доставляться в районный пункт сбора, находящийся на складе ГСМ. После оприходования изъятого топлива, оно может продаваться через пункты заправки, подведомственные коменданту, а также использоваться для других целей. Деньги, полученные от продажи такого топлива, могут быть направлены на социальные и иные нужды района. Сами же обнаруженные агрегаты силами саперов должны не выводиться из строя, а уничтожаться. Металлический лом, оставшийся от цистерн, следует вывозить в определенное место и после сбора отправлять на переплавку. Отряды эти должны быть переданы в оперативное подчинение районных органов ФСБ для работы по их информации и под их контролем во избежание всевозможных злоупотреблений.

Второй шаг, который следует предпринять даже раньше, чем первый — это организация засад на вероятных путях вывоза ГСМ в другие регионы России. Незадолго до моего отъезда в Москву сотрудники ФСБ получили информацию о топливозаправщике, двигающемся по ночам в сопровождении бронетранспортера в сторону границы с Осетией. То, что бронетранспортер принадлежит не боевикам, а какому-то подразделению, бойцы и командиры, которого вступили в преступный сговор с боевиками — очевидно. Как очевидно и то, что проданный бензин обернется пулями и гранатами, которые, в конечном итоге, полетят в недальновидных охранников.

Проблемы личной безопасности

Еще одна задача, которая лежит на сотрудниках отдела ФСБ, — это охрана первых лиц района во время их поездок за его пределы.
Как правило, это выезд на еженедельное совещание глав администраций, которое Кадыров проводит в Гудермесе по понедельникам. 24 июля 2000 года такое совещание должно было быть посвящено проблеме ваххабизма, и в связи с этим на нём должны были присутствовать и все муфтии районов. Чтобы успеть, надо выехать рано утром. Как ни уговаривали сотрудники ФСБ, отвечавшие за безопасность коменданта и главы администрации, сменить транспортное средство, Ахмед Гапурович Завгаев отказался, сказав, что все обойдется. И вот мы едем, как здесь говорят, в "Гудер". Микроавтобус действительно трудно спутать. На борту надпись: «Специальный представитель Президента Российской федерации». Впереди идет автомобиль сопровождения. Машины поддерживают между собой постоянную радиосвязь. Маршрут выбран наиболее безопасный, но конечная его точка понятна тем, кто замыслил терракт. Проезжаем Аргун и на выезде, примерно в километре от города, нас останавливают военные. Впереди обнаружен фугас. Ждут саперов. Выходим из машины. Наши охранники зорко стерегут безопасность Завгаева и полковника Передеренко, бросая настороженные взгляды в близлежащие кусты, откуда может прозвучать роковой выстрел. Ведь при наличии фугаса на дороге логично предположить и существование засады. А где она, одному Богу известно.
Постепенно за нами начинают накапливаться машины глав других администраций, также спешивших на совещание. Интересно наблюдать за тем, как каждый чиновник, наделенный властью, пробует на прочность свои права, пытаясь проехать там, где остановили остальных. Но информация о заложенном фугасе отрезвляет всех. Вот подъехал мэр Грозного С.А.Мовчаев. По количеству охраны, взявшей своего шефа в кольцо, чувствуется, что этого человека жизнь научила многому, и время глупой бравады у него прошло. Наконец, принято решение объехать злополучный фугас, и вся кавалькада устремляется обратно в Аргун и далее в объезд.

Засада

Но и здесь ждет разочарование. Впереди уже идет бой. Зачистка обнаружила засаду боевиков. На «жигуленке» провезли раненного в живот. Проверять свои полномочия у «костлявой госпожи с косой» никто не хочет, и поэтому решают переждать на Гантамировской базе в Аргунском ОМОНе.
В ожидании разговариваем с ребятами, охраняющими первых лиц района. Собственно в том, что на этом участке заложен фугас, Нет ничего удивительного. Именно здесь каждый понедельник проезжают главы администраций. Не использовать знание времени, места и объекта для совершения теракта мог только ленивый. Как показывает практика, боевики этим недостатком не страдают.
Водителю, который нанес надпись на свой микроавтобус, шутя, рекомендую нарисовать и точку прицеливания для снайперов и гранатометчиков с учетом упреждения на скорость движения машины. Раз ему все равно, то хоть стреляющим будет легче целиться. Шутки эти довольно мрачные. На самом деле во избежание повторения подобных случаев нужно менять не только транспорт, на котором ездят главы администраций, а и место, и время совещаний, сообщая его сотрудникам охраны за пару часов до выезда. Для того, чтобы не подвергать жизнь своих подчиненных излишнему риску, господин Кадыров должен пойти на то, чтобы проводить совещания не только у себя в резиденции.

Спустя приблизительно час, становится ясно, что совещание сегодня сорвано и все разъезжаются по своим районам. В машине спрашиваю Ахмеда Гапуровича: «Не кажется ли вам, что фугас на дороге был установлен неслучайно? Сдается мне, что закладку сделали для террористического акта против глав администраций, а раз ехали первыми мы, то мы бы и нарвались». Но Завгаев до сих пор считает, что это — случайность. Однако когда прибываем в Знаменское, к автобусу подходит старший сотрудник ФСБ, отвечающий за его охрану. Тоном, не терпящим возражения, он говорит, что теперь надо однозначно сменить машину и задействовать комплекс мероприятий, обеспечивающий безопасность в ходе передвижения. Глава администрации района, подумав, соглашается. Коменданта же уговаривать не надо. Он, как человек военный, прекрасно понимает степень опасности, которой подвергаются в пути и они, и ребята, их охраняющие.

Вместо эпилога

Нас ждет обед, после которого машина умчит меня в Осетию, а оттуда самолет доставит меня в Москву. Немного жалко расставаться с людьми, с которыми успел сблизиться и подружиться. Неожиданно накатывает чувство какой-то ностальгии по афганской молодости, по более чистым и простым взаимоотношениям между людьми на войне.
Я уеду, но останутся ребята, соорудившие из лестничного пролета миниспортзал, где постоянно кто-то, сопя, подтягивается на перекладине или качает пресс, стараясь поддерживать физическую форму. Останутся местные жители, которым сотрудники ФСБ искренне стараются помочь наладить нормальную мирную жизнь без бандитского беспредела.

Удачи им всем!
Июль 2000 г.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 04 сен 2012, 13:00

В. Александров. Шерди-Мохк

По данным воздушной разведки

Чечня. Начало ноября 2000 года. В горах по ночам уже не редки заморозки. Горный лес лишился последней пожелтевшей листвы и окутан тишиной, лишь изредка нарушаемой гулом пролетающего вертолета или ночной артиллеристской канонадой.
Летают вертолеты и ночью. Наконец-то армейская авиация получила на вооружение машины, оборудованные аппаратурой для ночных полетов и ведения разведки целей ночью. Установленный на вертолете тепловизор позволяет с высокой точностью определять координаты температурно-контрастных целей: людей, животных, автомобильной и бронетанковой техники и отапливаемых помещений (домов, палаток, землянок, шалашей и др.).
Данные воздушной и радиотехнической разведки позволили разведывательному отделу Объединенной группировки войск (сил) — ОГВ(с) на Северном Кавказе сделать вывод о наличии бандгруппы наемников, возглавляемой полевым командиром Абу-Джафаром (араб из бандформирования Э.Хаттаба), в районе населенного пункта Шерди-Мохк Ножай-Юртовского района Чеченской Республики. Командованию группировки было предложено провести спецоперацию по ликвидации банды.

На основе опыта Афгана

Разработка операции осуществлялась с использованием опыта проведения налета (захвата) подразделениями спецназа ГРУ в Афганистане в 1980-1988 годах.
Для проведения операции первоначально планировалось привлечь подразделения специального назначения, армейскую и фронтовую авиацию, а также артиллерию. Но, в конечном итоге, командованием группировки был навязан громоздкий план операции, имевший целью не только ликвидацию банды Абу-Джафара, но и проведение зачистки населенного пункта Шерди-Мохк силами сводного отряда, в состав которого входили подразделения М0, МВД и МЮ.
Замыслом операции предусматривалось блокирование района базирования бандгруппы НВФ подразделениями спецназ. В район проведения операции их доставляли вертолетами Ми-8 посадочным способом. В дальнейшем они должны были установить точное местонахождение противника и уничтожить его как огнем штатного оружия, так и путем наведения ударов артиллерии и авиации. Из-за отсутствия в группировке достаточного количества транспортно-боевых вертолетов десантирование разведывательных групп предусматривалось провести в два этапа — двумя волнами по три вертолета.
Для управления привлекаемыми для операции силами и средствами в распоряжении ее руководителя имелся телефон спутниковой связи и УКВ радиостанции, обеспечивающие надежное закрытие передаваемой информации.

Преодолевая непредвиденные обстоятельства

10 ноября туман в районе проведения операции задержал ее начало на два часа. После десантирования первых двух групп блокирования района и третьей для ретрансляции УКВ радиосвязи в нескольких километрах от места проведения операции наблюдатели доложили об обнаружении противника на северо-западной окраине населенного пункта. Именно в этой части горного селения радиотехническая разведка запеленговала радиотелефон Абу-Джафара. Разведчики позволили боевикам беспрепятственно покинуть населенный пункт, как и предусматривалось замыслом операции. Боевые вертолеты Ми-24 и транспортно-боевая «восьмерка» с поисково-штурмовой группой на борту, согласно замыслу операции, должны были «мочить» все, что шевелится. Но, по непонятным причинам, вместо этого, они уходили за горизонт. После запроса с земли, стала ясна причина их экстренного ухода — запрет на полеты в зоне в связи с работой артиллерии.

Естественно, на неопределенный период задерживалось и десантирование второй волны. В сложившейся ситуации, чтобы не потерять из виду «духов», в направлении их вероятного отхода выдвинулся дозор одной из десантировавшихся разведгрупп. На вершине хребта остались лишь расчет 12,7-мм пулемета «Утес» и группа управления (всего 6 человек). Спустя несколько минут после того, как скрылись вертолеты, в лесу на противоположном склоне ущелья разведчики заметили по отблескам стекол автомобиль . Машина выскочила из района, где, по предположению разведчиков, находился базовый лагерь боевиков.
Несмотря на расстояние до автомобиля, превышающее почти в два раза прицельную дальность стрельбы «Утеса», разведчики о открыли по машине огонь. К их удивлению, «Нива» остановилась, но что-либо разглядеть сквозь хоть и сбросившие листву ветки деревьев было невозможно. Да и расстояние до цели превышало три километра.
Через час с небольшим в небе снова появились вертушки. Обнаружив этот автомобиль, они уничтожили его и находившихся в нем боевиков огнем своих 30-мм пушек. До спасительного горного селения Месседой «Нива» не доехала лишь пару сотен метров.

Генеральская дурь

Разрыв между десантированием первой и второй волны составил более часа. Выяснилась и причина задержки, а фактически срыва первого этапа операции. Командующий ОГВ(с), лично прибыв на площадку подскока вертолетов, дал отбой полетам в момент посадки в них групп второй волны и назначил расположенному рядом артиллерийскому подразделению цель — лагерь боевиков в двух километрах севернее Чаганки. Эти непроверенные и неподтвержденные разведывательные данные были получены еще три месяца назад. Причем Баранов лично наблюдал, как артиллерия долбила поросшее лесом ущелье. На месте духов надо было быть полными идиотами, чтобы оборудовать лагерь в нескольких километрах от занимавших господствующую высоту дивизиона 120-мм самоходных установок «Нона» и реактивной артиллерийской батареи «Град».

Поиск

После десантирования групп второй волны пришлось вносить коррективы в тщательно разработанный и согласованный план операции. Для проведения поиска была задействована РГ №102 и выделенный ранее дозор от РГ №101, успевший к этому времени установить вероятный район расположения отошедших из Шерди-Мохк боевиков и подобрать брошенную «воинами Аллаха» разгрузку «Пионер» с восемью снаряженными автоматными магазинами.
Опыт «чеченской войны» и других вооруженных конфликтов показал пагубность преследования противника по следу или параллельным курсом. Поэтому при ведении поиска разведчики использовали особый тактический прием. Он позволял преследовать отходящего противника, почти полностью избегая такие коварные уловки, как «мины-растяжки» и засады, выставляемые по пути отхода.
Дозоры разведгруппы также действовали своими приемами, не подлежащими всеобщей огласке. Похожие приемы использовала легкая пехота Родезии для борьбы с партизанами на юге Африки.
Также они имеют некоторое сходство с русской облавной охотой на волков окладом.
Анализируя действия боевиков в летне-осенний период 2000 года, разведчики предположили, что спустя более двух часов после начала операции боевики находятся где-то рядом с населенным пунктом. Их расчет оказался верным. Посчитав, что проводится очередная операция по зачистке Шерди-Мохк, духи вышли из селения мелкими группами в установленный заранее пункт сбора, который находился на поросшем густым кустарником склоне ущелья. Медленно, но скрытно разведчики сужали район поиска, читая следы передвижения боевиков. Уйдя из селения, боевики двигались несколькими группами, самая многочисленная из которых состояла из 10—12 человек, а остальные несколько групп насчитывали по 3—7 человек. Одна из таких групп посетила заброшенную базу с блиндажом-схроном, на которой, по всей вероятности, боевики находились летом, но долго на ней не задержалась.
Надо отметить, что боевики даже не пытались маскировать следы и направление своего движения в случае преследования их «федералами», по всей видимости, делая расчет на прикрывающую отход засаду.

А засада была...

Выйдя во фланг засады, один из дозоров лишь на мгновение опередил боевиков. Разведчики открыли огонь из бесшумного оружия, но один из двух боевиков успел дать очередь из автомата. По счастливой случайности выпущенная им пуля лишь прострелила штанину брюк дозорного в области коленного сустава. Лес взорвался грохотом стрельбы. У «духов» сдали нервы, не зная, где находятся разведчики (прямая видимость не превышала 20 метров), они палили во все стороны. Не ввязываясь в ближний огневой бой, разведчики отошли на безопасное от огня артиллерии расстояние, а «боги войны» уже делали расчеты для стрельбы. Не давая духам опомниться, сразу с началом стрельбы заработал крупнокалиберный пулемет, отсекая возможный отход боевиков вниз по склону. Надо отдать должное артиллеристам 74 омсбр — заказанные пятнадцать 152-мм осколочно-фугасных снарядов они положили точно в цель без предварительной корректировки. По замыслу операции, контроль результатов артиллеристского огня должна была осуществлять ВПШГ, но приближались сумерки, и армейская авиация уже не работала. Расчет времени был произведен верно, но разведчикам не хватало именно того времени, которое было впустую потрачено между десантированием групп. Да
и утренний туман украл несколько часов. Соваться же дозорами в растревоженное осиное гнездо не имело смысла.

Сводный отряд

К этому времени к Шерди-Мохк подошла колона сводного отряда, задержанная в ПВД (пункте временной дислокации) по той же причине, что и вертолеты второй волны. Колона шла со скоростью двигающихся впереди ее саперов, обезвредивших по пути следования два фугаса. Еще один, управляемый по радио, фугас «духам» удалось взорвать, но никто серьезно не пострадал.
Из состава прибывшего сводного отряда было выделено две разведывательные группы с задачей — не допустить отхода боевиков из блокированного района, а отход они непременно попытаются осуществить. С наступлением темноты разведгруппы в двух местах перекрыли ущелье. Боевики нарвались таки на засаду, пытаясь выйти в базовый район, из которого днем выехала «Нива». На месте боестолкновения боевики оставили одного убитого и скрылись в ночи. Следы, оставленные боевиками, указывали, что среди них есть и раненые. Осколками ручной гранаты было легко ранено два разведчика. Спустя некоторое время после неудачной попытки боевиков выйти из окружения находящиеся на КП руководителя операции разведчики услышали злобный лай собаки. Он доносился из расположенной у подножия хребта кошары.
— На человека лает, — заключили разведчики.
— Вы что и собачий язык понимаете? — удивился экипаж БМД псковской дивизии, выставленной для охраны КП.
Их вопрос остался без ответа. Разведчики, определив координаты кошары, запросили артиллеристский огонь — «без фанатизма, всего три снаряда». Они надеялись, что снаряды не разнесут саму кошару, но отгонят от нее непрошеных гостей. Остальная часть ночи прошла спокойно.

Мастерская работа

Утром по базовому району НВФ пара штурмовиков Су-25 нанесла бомбовый удар, заказанный разведчиками в ходе проведения операции. После сопоставления всех фактов разведчики уже не сомневались, что основная база и, предположительно, полевой госпиталь боевиков, находятся именно там. На это указывали данные радиоперехвата, тепловизионной разведки. Кроме того, попытки разведчиков скрытно проникнуть в данный район вскрывались противником и встречали яростное сопротивление. Ясно было, что духи неспроста так усиленно охраняют район. И вчерашняя «Нива», и ночная попытка прорыва боевиков именно в этот район тоже указывали на это.
Авиация отработала на пять с плюсом. Высота и угол атаки летчиками были выбраны очень удачно. Даже разведчики, ожидавшие бомбоштурмовой удар, обнаружили его лишь после разрыва первых двух 250-кг бомб. Сделав три захода на цель, штурмовики накрыли цель шестью фугасными авиабомбами ФАБ-250 и, качнув крылом, приветствуя «пехоту», ушли на базу.

Результат

В ходе проведенного утром поиска противник обнаружен не был. Подтвердилась лишь общая численность бандгруппы 25-30 человек, наличие в ней раненых и возможно убитых, а также боевиков-арабов, на что указывали обрывки тетрадных листов арабско-русского разговорника. Как и следовало ожидать, зачистка Шерди-Мохк никаких существенных результатов не дала.
К 15 часам 11 ноября разведгруппы были эвакуированы вертолетами в ПВД. В докладе командованию об итогах операции сообщалось об уничтожении 7—10 боевиков, автомобиля «Нива», захвате двух РПГ-26 и оптического прицела ПСО-1, подобранных разведчиками на месте проведения засады, УКВ-радиостанции FT-8000 и шести комплектов маскировочных костюмов типа «Леший», обнаруженных в спешно брошенной боевиками базе на окраине селения. Всего разведчиками было обнаружено и заминировано два блиндажа-схрона, один из которых, недостроенный, емкостью на 25—30 человек, располагался всего в трехстах метрах от крайних домов селения.
В ходе опроса местных жителей выяснилось, что никто из них боевиков не видел и ничего о них не слышал. И только наша гуманность не позволила уничтожить большой склад продовольствия у живших по соседству с заброшенным домом, куда перебрались с наступлением холодов «духи», стариков. Прослезившаяся старушка несмотря на то, что в доме на открытом месте были выставлены изъятые нами при осмотре дома фотографии мужчин с оружием, уверяла, что это — неизвестные ей люди. По ее словам, сотни бутылок с минеральной водой, коробки халвы и более сотни килограммов домашней колбасы — всего лишь диетическое питание для больного старика, довольно бравого на вид.

Подробности

Только через три дня разведчикам стали известны некоторые подробности операции. В районе Шерди-Мохк НВФ потеряли убитыми более 20 человек, причем большинство — арабы-наемники. Попав ночью в засаду, арабы потеряли местного боевика-чеченца и остались без проводника. В поисках дороги наткнулись на кошару. Устроив рядом с ней привал, они дождались одного из трех 152-мм осколочно-фугасных снарядов, который враз унес к Аллаху 14 моджахедов...
По месту пришелся и удар штурмовой авиации. К исходу 11 ноября на рынке в Ведено исчезли все кровезамещающие жидкости и перевязочные материалы... Можно только предполагать количество раненых и убитых, но начальство любит точные цифры, а не косвенные факты.

Выводы

Непременным требованием успешной борьбы с НВФ являются внезапность проводимых мероприятий, блокирование района действий и его изоляция с земли и с воздуха, а также незамедлительное поражение обнаруженного противника всеми имеющимися средствами. Список требований можно продолжать и продолжать, но перечисленные выше должны соблюдаться неукоснительно. 10 ноября 2000 года это и было выполнено, но:
— проводить спецоперации, по уничтожению выявленных НВФ, необходимо в более короткие сроки, максимум в течение светового дня или с переходом ночи в день;
— бандгруппы, укомплектованные по территориальному признаку, лучше ориентируются на местности. Пользуясь ночной темнотой, даже, несмотря на известные «тройные кольца окружения», они, в большинстве случаев, хоть и с потерями, но выходят из окружения;
— спецоперации силовых структур могут проводиться на фоне каких-либо действий войск, но ни в коем случае не наоборот. «Расстрел» базы боевиков в районе Чаганки и зачистка Шерди-Мохк на фоне спецоперации — этому доказательство.
Перефразируя один из законов войны Мэрфи о том, что «Огонь своих батарей порой более губителен для войск, нежели огонь батарей неприятеля», можно сказать: «Действия своих генералов порой...».
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 04 сен 2012, 13:01

С. Козлов. Прошло полгода...

После моей командировки в июле 2000 года прошло полгода. Изменилась ли ситуация?
Да, но отнюдь не в лучшую сторону.

Кому мешает блокпост?

Факты мздоимства, описанные в статье «Проверка на дорогах», не только не прекратились, но и сопряжены в настоящее время с некоторыми особенностями, серьезно усугубляющими ситуацию. Сейчас службу на блокпостах несут и федералы, и чеченские милиционеры. Те самые, о которых рассказывали командированные из центральных районов России сотрудники милиции. Подтвердились их самые мрачные прогнозы. Многие из местных «блюстителей порядка» тесно связаны с боевиками, осевшими в Грозном.
При движении через блокпосты для встречи со своей агентурой и по другим рабочим вопросам сотрудникам спецслужб приходится предъявлять спецудостоверение. Как только это происходит, информация тут же уходит к боевикам. Вследствие этого, после проезда через блокпост данная машина либо попадает в засаду, либо подрывается на управляемой мине или фугасе. За последние месяцы таким образом российские спецслужбы потеряли немало сотрудников. Не исключено, что информацию боевикам «сливают» и сами федералы, купленные боевиками. Взяточничество на блокпостах носит откровенный характер. В результате по Чечне и, спокойно разъезжают Хаттаб и Басаев, Гелаев и Масхадов. Пропуск и пароль для них все тот же — деньги. Ситуацию иллюстрирует рассказ знакомых офицеров одной из спецслужб о том, как они проводили задержание полевого командира, перешедшего на нелегальное положение.

По информации, поступившей от агентуры, объект задержания должен был проследовать в указанное время через один из блок-постов. Группа захвата, переодетая в форму российских военных, проследовав через него, изобразила поломку и расположилась о вблизи его позиций, якобы для ремонта. Свое нахождение они согласовали с командованием блокпоста, после чего его защитники перестали обращать на них внимание.
Пользуясь их беспечностью, спецназовцы могли наблюдать, как беззастенчиво федералы брали взятки. По их словам, за полгода «тарифные ставки» не изменились.
В указанное агентом время на блокпосту остановилась машина с нужным человеком и, спустя несколько минут, беспрепятственно проследовала далее. Когда же в пятидесяти метрах от блокпоста машину вновь остановили для проверки документов, объект за-держания, еще ничего не подозревающий, возмущенно сказал: «В чем дело? Я же уже заплатил на блокпосту!». Сотрудники спецслужбы улыбнулись и сказали, что заплатил он там, а здесь еще не платил, но — придется. Боевик сообразил, что спорить нет смысла, и попросил назвать сумму. Он был очень удивлен, когда выяснилось, что на самом деле нужны не деньги, а он сам.
Получается, что имеющиеся блокпосты осложняют жизнь лишь российским спецслужбам, а боевики по Чечне передвигаются беспрепятственно.

Упущенные возможности

Общая обстановка на январь 2001 года в Чечне по сравнению с летом прошлого года осложнилась тем, что практически все боевики перебрались в города и села Чечни. Те, кого выпускал из тюрем Кадыров летом, осели в населенных пунктах и приступили к активным действиям еще осенью.
Из-за продажности органов внутренних дел перерегистрация населения, о которой было написано выше, не имела результата. Новый российский паспорт с двуглавым орлом, который многие жители центральных регионов России, да и москвичи в том числе не могут официально получить из-за отсутствия чистых бланков паспортов в необходимом количестве, в Чечне также легко покупается, как покупается право беспрепятственного передвижения по дорогам Республики.
Население, еще полгода назад поддерживавшее федеральную власть и ожидавшее от нее конкретной помощи, не получив ее, вновь повернулись лицом к боевикам. Они являются реальной силой, от которой федералы защитить не способны. Особенно сложная обстановка в Урус-Мартане и Грозном(Урус-Мартан - родина Гантамирова, и в период активных действий войск практически не зачищался. Обстановка в Грозном, после того как Гантамиров возглавил администрацию города, стала резко ухудшаться). По оценкам российских военных, Грозный нужно брать снова. Не исключено повторение ситуации августа 1996 года. Во всяком случае, все предпосылки для этого имеются. По различным оценкам количество боевиков в Грозном колеблется от трехсот до пятисот человек.

Внедрившись в государственные структуры, боевики отслеживают тех, кто реально настроен на сотрудничество с федеральной властью. Применяя к этим людям различные меры устрашения, от обычных угроз до физического уничтожения, боевики лишают федеральный центр реальной опоры на местные органы власти. В ход идут также клевета и подлог. А то, что на данном пути боевиков ничто не остановит, подтверждает прокатившаяся по Чечне волна террористических актов, направленная на лидеров духовенства, отказывающихся от сотрудничества с ваххабитами. Прискорбно, что вновь благоприятная ситуация, сложившаяся в мятежной Республике весной и летом прошлого года благодаря усилиям военных, упущена политиками. Вновь ваххабитская зараза не изничтожена на корню.

Летом на мой вопрос одному из руководителей российских спецслужб, почему не проводятся активные действия против боевиков, находящихся в горах, он ответил, что не с кем этим заниматься. Слова его, произнесенные в центре лагеря группировки на Ханкале, звучали более чем странно. На мою просьбу прояснить о ситуацию, он только махнул рукой. Было ясно, что говорить он просто не может. Но и без этого было понятно, что для того, чтобы возобновить активные действия необходимо политическое решение. Его же уже летом принимать никто не желал, поскольку снова декларировалась «полная победа над боевиками», и об этом вовсю трубили российские СМИ.
В тот период, да и сейчас, активно продолжают действовать в горах только спецподразделения Армии, ФСБ и МВД. Смена военного руководства и приход «к рулю» генерала Баранова вместо активных генералов: Трошева, Шаманова и Казанцева, тоже не лучшим образом отражается на ситуации в Республике. Нерешительность в действиях военных, оглядка на политиков в Москве, заигрывание с Гантамировым и Кадыровым привели к тому, что с ними перестают считаться.

Кому помогает Гантамиров?

В середине ноября прошлого года подразделение федеральных сил проводило операцию по обезвреживанию сходки эмиров ваххабитского движения Чечни.
По тщательно собранной агентурной информации удалось установить место и время сбора главарей. Прекрасно спланированная операция позволила захватить несколько ценных пленных, а часть главарей уничтожить. К сожалению, несколько бандитов укрылись в здании и, стараясь оттянуть время, просили не стрелять. Себя они выдавали за чеченских ОМОНовцев. При попытке федералов войти в помещение, где они укрылись, те открывали огонь. Тем временем по радиостанции, имеющейся у них, ваххабиты на милицейской волне вышли на связь со сторонниками Гантамирова и вызвали их для оказания помощи.
В результате этого уже наше подразделение оказалось блокировано как сторонниками Гантамирова, так и самыми настоящими духами, которые смешались с чеченской милицией. Прибывший Гантамиров вызвал для переговоров старшего начальника. В ^ ходе переговоров главе администрации Грозного было разъяснено, что это подразделение федеральных сил выполняющее задачу.
Для дальнейшего разъяснения ситуации вызвали военного коменданта Грозного. Но пока ждали его прибытия, Гантамиров запросил новой встречи с руководителями нашего подразделения. Когда четыре офицера приблизились к позициям чеченских милиционеров, их остановили окрики: «Стоять! Оружие на землю! Снять маски!». После выполнения этих команд офицеров обезоружили, а двоих стали жестоко избивать. Зверски избитых старших офицеров увели в неизвестном направлении. Взяв заложников, Гантамиров приказал нашим «не дергаться». Когда прибыл военный комендант, Гантамиров и его приспешники провели досмотр бронетранспортеров «федералов» и изъяли захваченные трофеи, а пленных боевиков освободили. А среди них были весьма авторитетные полевые командиры и казначей ваххабитов в Чечне приличной суммой «зеленых денег».

Один из захваченных в плен офицеров пытался бежать, когда его хотели вывезти из Грозного, и был тяжело ранен. Баранов же обеспечить безопасность выхода своего же подразделения из Старопромысловского района отказался. Выбирались на свой страх и риск. А после этого Гантамиров устроил шумиху в СМИ, сказав, что ГРУ его «заказало». Почему он решил, что это действовало ГРУ, — неизвестно. Однако он либо наивный, либо откровенно блефующий человек. Дело в том, что «заказывают» «братки». В ГРУ же, если бы приняли решение о его физическом устранении, он бы не успел бы даже позвонить домой маме, не говоря уже о заявлениях перед журналистами.
Очевидно, что данный руководитель, пойманный за руку на воровстве еще в Первую чеченскую, уже давно снюхался с боевиками и теперь использует свое служебное положение в корыстных целях. Я не удивлюсь, если узнаю, что за описанные действия Гантамирову неплохо заплатили в твердой валюте.

Откуда идет помощь бандитам

Не может не радовать, что Грузия, ранее активно помогавшая отрядам боевиков, поставляя со своих военных складов оружие и боеприпасы, заметно охладела к чеченским повстанцам. Причиной тому послужил факт расстрела боевиками с использованием ПТУР двух машин с боеприпасами, задержанных на грузинской границе, и направлявшихся первоначально к ним же.
Тем не менее, отряды наемников, воюющие в горах, пополняются новыми «дикими гусями», которые прибывают в горные районы Чечни из Азербайджана и Дагестана. Через республику, лишь год назад пережившую агрессию ваххабитов, вновь беспрепятственно двигаются в Чечню их эмиссары и бойцы будущих отрядов. Причина все та же — деньги. А денег, судя по всему, мусульманские спецслужбы и, в первую очередь, спецслужбы Саудовской Аравии не жалеют.
В этой ситуации говорить о нормализации обстановки в Чечне не только рано, но и просто глупо. Потерпев поражение в открытом столкновении, ваххабиты все более и более раскручивают маховик партизанской, диверсионной войны, а это, как показывает мировой, да и наш собственный опыт, надолго.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 05 сен 2012, 08:18

С. Козлов. Начало положено.

Сообщение о физическом устранении полевого командира Арби Бараева в июне 2001 года, обошло, наверное, все СМИ России. Но в силу недостатка достоверной информации по данному вопросу или по иным причинам, ликвидация этого бандита была преподнесена, как случайная гибель полевого командира в бою. Видимо кому-то очень хочется представить ситуацию в отношении наиболее заметных фигур чеченских сепаратистов, как находящуюся вне контроля российских спецслужб. Однако это далеко не так.

О чеченских “долгожителях”

Надо сказать, что деятельность полевых командиров Чечни всегда находилась в поле зрения российских спецслужб. Мои друзья, служащие в одном из спецподразделений России, рассказывали, как еще в “первую чеченскую” держали в секторе прицела небезызвестного Хаттаба. К сожалению, команды нажать на спуск так и не поступило. Хаттаб благополучно уехал. Простому обывателю может быть такая ситуация непонятна. В результате этого начинают бродить слухи о том, что Хаттаб “наш человек” или, что спецслужбы с ним за одно. Однако ни то, ни другое. На самом деле, тот или иной террорист, понимая, что все мы смертны, а особенно те, на кого положили глаз спецслужбы, может предпринимать определенные меры предосторожности. Одна, из которых может быть сообщением о том, что если он погибнет, то в разных городах России взорвутся несколько жилых домов. Это может блеф, а может быть, и нет. В подобной ситуации можно и согласиться с тем, чтобы он временно остался жить, если “шалить” особо не будет.

Могут быть и другие причины, по которой террориста не трогают. Это может быть и предсказуемость его действий. Зачастую трудно представить, что начнет творить его приемник. В результате ситуация может только усугубиться. Как это случилось, например, в Алжире, когда наиболее умеренное крыло исламских. фундаменталистов, победившее на выборах, бросили за решетку. Оставшиеся на свободе радикалы буквально утопили страну в крови.

Ну и последний вариант, почему какой-нибудь Басаев еще топчет землю, хоть и одной ногой. Это то, что он перестал быть влиятельной фигурой. Одним словом, он никому не страшен, потому и не нужен. Яркий пример - Аслан Масхадов, который и в пору своего президентства не являлся влиятельной фигурой на политической арене Чечни. Сейчас же его и вовсе нельзя рассматривать как реальную фигуру, имеющую вес в стане противника.

Команда получена

Антитеррористическая операция в Чечне перешла в новую стадию, когда бразды правления были отданы ФСБ. Именно после этого спецслужбы всерьез занялись разработкой наиболее одиозных полевых командиров Чечни. Первым стал Арби Бараев. Выбор на него пал не случайно. Я не зря рассказал, почему могут временно не трогать кого-то из бандитских главарей. Так вот, Бараев не попадал ни под одну из указанных причин. Во-первых, нельзя сказать, что он вел себя тихо. Бараев - самый, как говорят, “отмороженный” из всех чеченских полевых командиров. Он, не церемонясь, расстреливало малейшему подозрению в сотрудничестве с федеральными властями, не только жителей Чечни, но и даже своих боевиков. Число лично убитых давно перевалило за сотню. Бараев со своей бандой был главным похитителем людей в Чечне. Это он расстрелял двух англичан и новозеландца, а отрубленные головы потом выбросил на дорогу.

О предсказуемости в его отношении и речи не шло. Его не понимали даже сторонники. В 1998 году он организовал в Гудермесе ваххабитский мятеж. За это А. Масхадов лишил его наград и звания бригадного генерала, а также должности командира “Исламского полка особого назначения”, которым Бараев командовал с середины “первой чеченской компании”. В отместку Бараев организовал покушение на него, и открыто заявил о разрыве отношений с Масхадовым.

Разные источники указывают разные причины, но факт остается фактом. На Бараева также было совершено покушение, после которого ему удалили легкое и часть желудка. Врачи буквально вытащили бандита из могилы.

Что же касается влиятельности, то в настоящее время влиятельность полевого командира Чечни определяется наличием у него денег, которые он может платить своим боевикам. По не подтвержденным данным, Бараев был напрямую связан с турецкими спецслужбами. Поэтому денег у него было достаточно. Ни для кого не секрет, что за турками стоит ЦРУ. В финансовых возможностях этой организации сомневаться не приходится.

Единственная идеология и Бог, которому он поклонялся, были деньги. Их он не гнушался принимать ни от Масхадова, с которым официально порвал, ни от ваххабитов, которым он не был. Деньги брал за выполнение тех или иных заказов, сделанных плательщиками.

Именно поэтому в середине февраля 2001года и поступила команда определенным структурам ФСБ разработать операцию по физическому устранению, в первую очередь, Арби Бараева.

Разработка

Работа по выявлению мест его базирования шла с одной стороны очень тяжело. Обладая, поистине звериным чутьем, Бараев довольно умело скрывался. Только тот факт, что для укрытия от федеральных сил и спецслужб он использовал порядка сорока схронов в разных районах и населенных пунктах Чечни, говорит сам за себя. Подозрительный изначально, с начала весны его недоверчивость перешла в паранойю. Он мог сидеть со своим ближайшим окружением за столом и ни с того, ни с сего, взять с собой одного или двух сподвижников или просто охранников и исчезнуть в неизвестном направлении. Или сказать, что вышел по нужде, и пропасть на какое-то время. Спустя несколько часов, или даже суток, он либо звонил, либо через посыльного сообщал, что находится там то. О времени сбора в том или ином месте, даже своему окружению, даже таким командирам, как Гелаев, Басаев или Хаттаб, он сообщал в самый последний момент. Он не верил никому, даже женщинам, с которыми спал. Часть своих друзей и сподвижников он казнил лично по одному только подозрению или по навету. Одного из своих старых соратников, когда ему “шепнули на ухо”, что тот продался федералам, Бараев повесил за ноги во дворе его дома и на глазах у жены лично отрезал его гениталии.

Рассказывают также такой случай. Женщина пришла просить его о финансовой помощи для лечения боевика, получившего ранение в его же банде. Бараев вместо помощи спросил, как она узнала, что он находится в этом доме. Женщина, не ожидавшая такого вопроса, замешкалась, но потом ответила, что люди сказали. Этого замешательства было достаточно, чтобы болезненно подозрительный Арби вынул АПС и застрелил ее на месте.

С другой стороны, именно из-за того, что его боялись абсолютно все и очень многие ненавидели, информация о его появлении в том или ином населенном пункте, поступала контрразведчикам весьма регулярно. Причем сообщали об этом отнюдь не агенты ФСБ, которых он так боялся. Рассказывали обычные жители Чечни, поскольку он им уже изрядно надоел.

Этот факт очень показателен, так как Чечня всегда была очень сложным районом для создания агентуры. Как правило, на контакт шли так называемые кровники, которые в момент вербовки все равно вспоминали про деньги. Здесь же информация поступала от инициативных источников.

Обложили

Очень многие считают оплошностью спецслужб то, что Бараева не взяли живым. Но дело в том, что с самого начала никто и не планировал брать его в плен. В этом качестве он никому не интересен. Как информатор, он вряд ли мог быть полезен. А возиться с захватом, рисковать людьми, для того, чтобы в последующем расстрелять, никому не нужно.

Беда была в том, что Бараев, практически, не находился в одном месте больше десяти часов. Именно из-за этого, операция по его ликвидации, назначенная на апрель, сорвалась. Почувствовав, что его обкладывают все плотнее и плотнее, Бараев попытался скрыться. Уходить он планировал через территорию Грузии. Там уже и Турция. Однако такую акцию, как переход границы в одиночку не спланируешь, да и не проведешь. К тому же, для ее осуществления тоже нужно время. Обо всех же, сколько-нибудь далеко идущих планах Бараева контрразведчики узнавали весьма оперативно. Две попытки перейти границу провалились. Правда и “подопечный” контрразведчиков не попался в ловушку. Но в сложившейся ситуации это уже был вопрос времени.

И все же в разработке операции был один момент, который серьезно облегчал жизнь сотрудникам ФСБ. Бараев постоянно возвращался в "свой колхоз". Алхан Кала оставалась основным селом его базирования. Несколько операций по его захвату в этом, довольно большом селе, ничего не дали. У боевиков был четкий план перемещения из еще не зачищенных районов села в те, где "зачистка" уже была закончена. Перемещаясь таким образом, Бараев абсолютно уверовал в свою неуловимость. Как-то он в течение более часа хвастливо рассказывал по мобильному телефону, как он обводит федералов вокруг пальца, ссылаясь при этом на то, что у него везде свои люди. Но от операции к операции все отчетливее вырисовывался перечень домов, где он периодически скрывался. Стало ясно, что для его поимки или уничтожения потребуется жесткая блокада всего села. В предыдущей, пятой по счету, операции принимало участие около двух тысяч бойцов спецназа различных ведомств. Но и здесь Бараеву удалось уйти. Было это так.

На одном из перекрестков стоял контрактник из армейского спецназа. Зачистка села шла полным ходом. Вдруг на дороге появилась группа молодых людей. Приближаясь, они явно демонстрировали свое дружелюбие и отсутствие оружия. На боевиков они похожи не были. Скорее всего - местные, решил контрактник и подпустил их. Дальше случилось следующее. Парни окружили спецназовца и, взяв за руки, сковали его движение, сказав при этом: "Если хочешь жить, не дергайся". В это время появился Бараев и перешел из непроверенной зоны села в уже зачищеную, и был таков.

24 июня от местных жителей поступила информация, что Арби Бараев и с ним порядка двадцати боевиков скрываются в селе Алхан Кала. Были даже указаны дома, где находятся боевики.

Ликвидация и первые плоды поиска

Поскольку разработка Бараева шла уже несколько месяцев, силы и средства, выделенные для проведения операции, находились в готовности. Для блокирования путей отхода из села на нескольких рубежах были привлечены спецподразделения ФСБ, МВД и ГРУ. Всего в операции участвовало около пятисот человек. Не было никакой плановой зачистки, о которой сообщило телевидение, искали именно Бараева. Хотя действительно, провели блокирование всего села и довольно демонстративно, пригнав даже танк. Функционально от него толку не было, но он демонстрировал силу. Расчет был на то, что Бараев и в этот раз не станет покидать родного села, надеясь на свою удачу. В этот раз тактика была несколько иной. Провели зачистку села, но по принципу "очищай и закрепляй". То есть, при проверке не просто проходила волна зачищающих подразделений, а в каждом доме оставалось по два-три спецназовца: для того, чтобы исключить возможность возвращения Бараева. Время операции никто не ограничивал. Получив четкую информацию, что Бараев в селе и заблокировав все выходы из него, решили "чесать" его до тех пор, пока не будет найден объект поисков. Первый день ничего не дал. На ночь спецназ из домов отошел к блокирующим подразделениям. На второй день все повторилось. Но в дома уже шли другие подразделения и люди, для того, чтобы свежим взглядом выявить какие-то следы или признаки, ускользнувшие от внимания предшественников. Второй день операции принес первые результаты. При перемещении из дома в дом подстрелили двоих боевиков. Потом еще одного завалили в доме. Но это был лишь признак, что действия ведутся верно и результат должен быть. С наступлением темноты войска вновь вышли из села. Третий день операции был настоящей удачей. Кроме того, что завалили еще пятерых, удалось взять пленного. Как потом выяснилось, он был ближайшим сподвижником Бараева. И хотя он сам про Бараева ничего существенного не рассказал, местные жители сказали, что этот человек был всегда рядом с Арби. А раз так, значит, что Бараев еще в селе и следует искать его в том районе, где был взят пленный.

Круг поиска сужается

Работа в селе велась различными спецподразделениями. Нужные дома находились в зоне зачистки отряда специального назначения ВВ МВД РФ "Русь". Один из руководителей этого ведомства, сославшись на то, что дополнительных сил не требуется, уехал на БТРе для личного руководства более тщательной проверкой.

Блокировали три дома, находившихся вблизи места пленения боевика. Один из домов и ранее указывался информаторами, как возможное место, где прячется Бараев. Когда вошли внутрь, никого не обнаружили. Более тщательная проверка тоже ничего не дала. Но поиск продолжался. Во время очередной проверки один из спецназовцев, проходя мимо шкафа, услышал подозрительный скрип. Отодвинув шкаф, увидели лаз, из которого сразу ударили из автоматов. Как потом выяснилось, под шкафом находился вход в схрон, оборудованный под домом. Причем подготовлен он был еще в середине девяностых годов. У схрона был и второй выход.

Были ранены офицер и боец, а один спецназовец погиб. Проникнуть внутрь возможности не было. Спецназовцы ВВ выскочили из дома, отогнали БТР метров на сто пятьдесят и начали расстреливать дом из КПВТ. Одновременно по радио передали, что при зачистке натолкнулись на ожесточенное сопротивление. Приняв информацию, на помощь поспешила группа спецназа ФСБ. Зайдя с левого фланга, они открыли огонь по боевикам, засевшим в доме, а после послали в дом двух "Шмелей". В результате огонь автоматов стих, адом загорелся. Его жители, стоявшие рядом, стали причитать. Их начали расспрашивать, что их так огорчает, поскольку рыдают они, как по погибшим. Но женщины ответили, что им просто жаль дома и вещей. Однако, в конце концов, они сознались, что в доме находятся боевики. Уже стемнело, и времени на досмотр пожарища не было. Отошли.

Поспешишь, людей насмешишь

На четвертые сутки операции в подвале дома обнаружили три тела. Один из них по косвенным признакам (телосложение и т.д.) напоминал Бараева, но точно опознать было сложно, поскольку отсутствовала половина головы. Кто-то из понятых подтвердил, что это Бараев. Руководители подразделений спецназа МВД немедленно постарались натянуть одеяло на себя. Тело на броне было доставлено на КП, а прессе сообщили, что Бараев погиб. Но в последствии при более тщательном опознании удалось установить, что это не Бараев, а один из его боевиков. Вызванные родственники опознали его. Так возникла та пауза, когда никто толком не знал погиб или жив Бараев. Сотрудники ФСБ продолжали вести поиск. При более тщательном осмотре на заборе сгоревшего дома были обнаружены обильные следы крови, которые вели на берег Сунжи. Возникло предположение, что Бараев попытался уйти вплавь. Некоторые даже предлагали поискать на дне, на случай если он утонул. Судя по крови, ранен он был серьезно. Но потом решили поискать медика, который смог бы оказать Бараеву помощь.

Бараев мертв, но где труп?

В конце концов, удалось установить человека, который действительно пытался оказать помощь тяжело раненному Бараеву. Но, по его словам, несмотря на определенный перечень примененных препаратов, Бараев был уже не жилец. Куда делось тело, он не знал, лишь указал, где он пытался помочь раненому. Это был стол в саду соседского дома. Но и хозяин дома не говорил, куда делся Бараев. Беседы со старейшинами также ни к чему не привели, хотя они подтвердили, что Бараев действительно погиб. Даже мертвого он продолжали его бояться и отказывались выдать тело. Только спустя несколько часов мучительных переговоров, хозяин дома показал, где лежит тело бандита. На пятые сутки у забора в развалинах саманного кирпича был обнаружен труп Бараева. Тайник был сделан очень аккуратно. Сначала весь кирпич был вынут, потом положили тело, а уж потом снова заложил и кирпичом. Следы работ были заметены, а кирпич, для придания первоначального вида развалинам был присыпан пылью.

Собаке - собачья смерть

После опознания тело Бараева было отдано родственникам для того, чтобы они его похоронили по мусульманским законам. Однако жители села Алхан Кала не пустили похоронную процессию и не позволили хоронить Бараева на их кладбище. Они считали, что тело этого бандита осквернит могилы их предков. Кроме того, жители села были настроены так непримиримо еще и потому, что они постоянно страдали от периодических зачисток и проверок, проводившихся в Алхан Кале с целью поимки Бараева. В результате процессия развернулась и тело самого “отмороженного” из всех чеченских бандитов было предано земле в селе Гехи.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 05 сен 2012, 08:20

С. Козлов. Фатальный дубль террориста

Захват

Ранним летним утром 31 июля 2001 года, когда в первый рейсовый автобус Невинномысск-Ставрополь посадка уже заканчивалась, к нему быстрым решительным шагом направился мужчина "кавказской национальности" лет тридцати с небольшим. В руках у него был матерчатый сверток, который на подходе к автобусу он развернул. В автобус вошел уже с автоматом Калашникова. Вошедший объявил, что зовут его Аслан, а также, что все 35 пассажиров автобуса являются его заложниками. Он сообщил, что автобус меняет маршрут и будет направляться теперь в аэропорт Кавказские Минеральные Воды. Требований никаких не выдвигал.
По первоначальным свидетельствам очевидцев, террористов было двое, и оба были вооружены. Однако куда впоследствии делся второй, никто сказать не мог.
Примерно в 8.30, уже на подъезде к Минеральным Водам автобус остановил пост ДПС. Видимо, его сотрудники пытались не дать террористу с заложниками прибыть в аэропорт. Большое скопление людей создает излишние сложности при проведении операции. При подрыве взрывного устройства могут быть дополнительные жертвы. На переговоры Аслан выслал одного из пассажиров, который рассказал милиционерам, что террорист вооружен и настроен решительно, он требует немедленно пропустить автобус. Однако, по мнению бандита, переговоры проходили слишком медленно. Предполагая, что заложник успел вступить в сговор с милиционерами и может представлять для него опасность, он выстрелил ему в ногу, когда тот шел обратно. Продемонстрировав свою решимость в достижении намеченного, Аслан добился того, что автобус немедленно был отпущен.
В дальнейшем, до самых Минвод, на значительном удалении позади автобуса шла милицейская машина. По радиостанции она оповещала посты ДПС о приближении автобуса с заложниками, обеспечивая ему "зеленую улицу".
По всему было видно, что Аслан опытный террорист. Все его действия были четко спланированы и продуманы. К 9.30 автобус выехал на эстакаду и остановился в верхней ее точке в шестистах метрах от аэропорта Кавказские Минеральные Воды. Место это для автобуса террорист выбрал заранее и не случайно. Такое его расположение максимально осложняло наблюдение за автобусом и минимизировало подходы к нему для проведения штурма. Террорист же имел прекрасную возможность заранее обнаружить опасные для него приготовления. Поэтому, как ни просили его сотрудники ГИБДД, убрать автобус в другое место, чтобы он не мешал движению транспорта, Аслан оставался непреклонен. В конце концов, эстакаду перекрыли, поставив по два КАМАЗа на обоих ее концах. От них до автобуса было чуть больше двухсот метров.

Террорист

К этому времени сотрудникам ФСБ по описанию внешности террориста удалось установить, что под кличкой "Аслан" скрывается матерый боевик Султан Сайд Идиев, 1967 года рождения, ранее осужденный за аналогичный захват автобуса в 1994 году. Тогда он и шестеро его подельников потребовали за освобождение заложников восемь миллионов долларов и вертолет.
Требования террористов были выполнены. Вертолет совершил несколько посадок на территории Чечни, во время которых террористы разбежались, предварительно поделив деньги. Но часть их группы была сразу же задержана вместе с деньгами. Остальных задержали позднее. Все они были осуждены и получили различные сроки лишения свободы. Меньше всех получил Идиев. Первоначально, по приговору суда, он должен был отбыть восемь лет в местах лишения свободы. Однако его адвокат подал на пересуд, и ему скостили срок до шести лет. Несмотря на то, что его подельники впоследствии единодушно указывали на Идиева, как на главного организатора террористического акта, он получил меньше всех. Будучи умнее других, он сумел меньше всех "засветиться" по делу и получил минимальное наказание.
В апреле 2000 года он был освобожден из-под стражи. Было также установлено, что 29 июля 2001 года он со своим братом Идиевым Саид-Хусейном совершили нападение на пост ДПС. А еще раньше ими был застрелен водитель автомобиля, занимавшийся частным извозом. Сотрудники ГИБДД, бросились в погоню за бандитами, но из машины по ним открыли огонь. Один из милиционеров был ранен. Ответный огонь сотрудников милиции вынудил преступников бросить автомобиль и уходить пешком. В результате Идиев Сайд-Хусейн был задержан и теперь находился под стражей. Полученная информация не позволяла сомневаться в серьезности намерений С.С.Идиева.

Переговоры

Прибыв на место, он освободил сразу пятерых заложников. Это были пожилые женщины и дети, которым стало плохо. Через освобожденных заложников он передал свои первые требования. В первую очередь террорист потребовал, чтобы ему передали радиоприемник для того, чтобы он мог следить за тем, как развиваются события. Он прекрасно понимал, что захват автобуса будут широко освещать российские СМИ. Именно благодаря радио приемнику он узнал о прибытии группы "А" в Минеральные Воды.
Во-вторых, он требовал, чтобы освободили его брата и доставили к нему. Также он хотел, чтобы были освобождены и четверо его подельников, отбывавших наказание за захват автобуса в 1994 году.
Первым в переговоры с бандитом вступил начальник Управления ФСБ по Ставропольскому краю генерал-лейтенант П.Кондратов. Несмотря на то, что Идиев из автобуса кричал, что застрелит первого, кто приблизится к автобусу, он смело направился к нему. Первоначально Идиев не впускал его в автобус. Разговаривал из салона автобуса, по касательной наблюдая за Кондрато-вым. В правой руке у него был автомат, а в левой граната Ф-1. Кондратов представился, сказав, что он руководит операцией, и попросил, чтобы он не волновался. Пообещал, что требования его будут удовлетворены. Попросил освободить часть заложников.
В автобусе среди пассажиров находилась чеченка лет тридцати, которая с появлением Кондратова сразу начала комментировать его действия. Речи ее носили явно провокационный характер. Также на одном из ключевых мест находился молодой кавказец, способный контролировать ситуацию. Это на начальном этапе позволило предположить, что Идиев действует не один.
В последующем Кондратов еще несколько раз ходил на переговоры с террористом. Ему удалось уговорить его освободить еще десятерых заложников. Последним террорист отпустил юношу пятнадцати лет, которому от жары в автобусе стало плохо. К полудню автобус, стоявший на солнце, накалился, и находиться в нем было невмоготу. Кондратов уговорил бандита разрешить выбить два окна по правому и два окна по левому борту. До этого даже шторы были задернуты. Также Кондратов сообщил ему, что в полном объеме выполнить его требования не удастся, поскольку двое из тех, кого он требовал освободить, отбывали наказание в Якутии. Оперативно доставить их к Идиеву было физически невозможно. Однако Идиев настаивал на их освобождении и если не на немедленной доставке, то хотя бы спустя некоторое время.

Угрозы и новые требования

Идиев заявил, что на нем размещено самодельной взрывное устройство, которое он может привести в действие немедленно нажатием кнопки. Видимо, устав держать в руках гранату, он засунул ее в стеклянный стакан запалом вниз. Во время переговоров он держал стакан в руке, на случай, если на него будет совершено нападение. В этом случае, стакан с гранатой, упав, обязательно бы разбился, рычаг, удерживавший ударник, освободился и произошел бы взрыв. Закончив переговоры с Кондратовым, которого он теперь уже впускал в автобус, Идиев убирал гранату в стакане в карман импровизированного разгрузочного жилета.
К 17.00 были доставлены двое из тех, кого требовал освободить Идиев: его брат и один из подельников. Их планировалось обменять в случае ухудшения ситуации. Когда Кондратов предложил ему обменять брата на несколько человек, он ответил, что теперь менять заложников будет один на один. Идиев сказал, что человеческая жизнь для него одинаково ценна, поэтому обменять одного своего брата на несколько заложников он не может. Стало понятно, что даже после передачи ему тех, кого он просил освободить, часть заложников останется в автобусе в качестве живого щита. Вскоре Идиев затребовал, чтобы ему передали шесть пулеметов Калашникова и один "цинк" с патронами к нему, а также шесть маскхалатов, черные вязаные шапочки и кроссовки. Судя по всему, он хотел повторить отрыв 1994 года.

Террорист нервничает

Вскоре Идиев занервничал, заявив, что переговоры затягиваются, а ни одно из его серьезных требований до сих пор не выполнено. Высунувшись из двери автобуса, он дал несколько очередей из автомата. После этого крикнул, что прекращает выпускать заложников из автобуса для того, чтобы подышать воздухом или оправиться. В этот момент снайперы доложили, что наблюдают объект.
Нужно сказать, что Идиев был человеком с неустойчивой психикой. Настроение его могло моментально меняться. Бурная реакция на что-то и хорошее расположение духа могли моментально смениться полной апатией. Это было весьма опасно. Вдобавок, вскоре он сказал, что если руководители операции намеренно затягивают время, дожидаясь темноты для того, чтобы провести штурм, то он предупреждает, что им это не удастся сделать По словам террориста, его явно недооценивали, но у него в запасе для руководителей операции есть такие сюрпризы, о которых они даже не догадываются. Но к ночи он обещал их продемонстрировать.

Оценка обстановки и принятие решения

Становилось очевидным, что больше ждать нельзя. Опасения вызывали взрывное устройство и граната в стакане. От их взрывов могли пострадать заложники. Идиев утверждал, что на нем два килограмма тротила. Взрыв такой мощности мог разнести весь автобус. Однако специалисты, наблюдая, пришли к выводу, что СВУ, размещенное на бандите не может быть мгновенно приведено в действие. Оставалась граната, при взрыве которой также моги пострадать люди. Но, попробовав экспериментальным путем вставить аналогичную гранату без чеки в стакан, сотрудники Центра специального назначения ФСБ сделать этого не смогли. Рычаг в стакане не удерживался. Стало очевидно, что Идиев как-то еще зафиксировал гранату в стакане, и может быть, даже не выдернул чеку. В такой ситуации граната была совершенно безопасна.
Вторым сдерживающим фактором было возможное наличие сообщников среди пассажиров автобуса. Однако визуальный осмотр пассажиров в ходе переговоров говорил о том, что даже если сообщники и были, то ни у кого из пассажиров оружия при себе быть не могло. Рубашки, легкие платья не позволяли скрыть оружие, а весь багаж находился в багажном отделении. В любом случае, оружие, даже если и было спрятано где-то в автобусе, не могло быть быстро приведено в готовность к бою. Штурм же обычно длится не более семи секунд. Исходя их этого, было принято решение проводить штурм, как можно скорее. Пока не стемнело, ибо именно в темноте Идиев и ожидал нападения. Основной упор в операции делался на снайперов. Поскольку абсолютно исключить возможность наличия сообщников среди заложников было нельзя, то было решено вслед за снайперским залпом провести обычный штурм. Оставалось только еще, хотя бы раз, снайперам зафиксировать террориста в прицеле.

Штурм

Вскоре такая возможность представилась. Примерно в 19.40 — 19.50 Идиев спустился на подножку двери. Снайперской паре, находившейся под КАМАЗом, были видны только его ноги. Но и этого было вполне достаточно. Пуля патрона "Супер Магнум—338", калибра 8,9 мм в такой ситуации способна нанести тяжелое ранение и вызвать болевой шок, который, как минимум, не позволит террористу оказывать сопротивление или привести в действие СВУ. Пара отработала четко, всадив две пули в левую ногу. В результате попадания ее почти оторвало. Идиев вывалился из автобуса, и тут же отработала вторая пара, которая находилась на воз-вышенности напротив двери автобуса. Стрелять им было сложнее, поскольку находились они на дальности более пятисот метров. Однако и снайперы этой пары четко положили две пули в грудь террориста. Они были вооружены английской винтовкой Купера AW, калибра 7,62 мм, которая считается одним из лидеров среди снайперских винтовок мира по точности. Третья пара находилась с другой стороны эстакады в заброшенном строении, так же на расстоянии примерно 500 метров, но в снайперском залпе не участвовала, поскольку с той стороны террорист не был виден.
Вслед за выстрелами снайперов, на штурм выдвинулись четыре группы захвата. Каждая из них находилась в своей машине. Для скорейшего приближения к объекту были задействованы бортовой УАЗ, два микроавтобуса РАФ и микроавтобус "Газель". Преодолев 225 метров от КАМАЗА, за которым они скрывались, за считанные секунды группы приступили к штурму автобуса. Две из них работали по правому борту через окно и дверь, а две по левому через окна. Те, кто шел через дверь, сразу накрыли тело Идиева бронеодеялом, все-таки опасаясь СВУ.
С момента первого выстрела до момента окончания зачистки прошло всего пятнадцать секунд.

После штурма

После этого стали выводить из автобуса людей, которые в панике стали разбегаться. Их ловили и доставляли к машине скорой помощи. Мужчин укладывали лицом вниз для последующей фильтрации, на предмет обнаружения сообщников. Женщин усаживали рядом на бордюр.
Тут же подъехали представители Генеральной и местной прокуратуры и с ними взрывотехник, который приступил к обезвреживанию СВУ. В конце концов, заряд был разрушен гидравлической пушкой. По приблизительным оценкам это был сосредоточенный заряд общим весом 1400—1600 граммов, изготовленный из стандартных двухсот- и четырехсотграммовых тротиловых шашек.
В течение августа УФСБ по Ставропольскому краю проводило мероприятия по выявлению пособников террориста среди пассажиров автобуса. По информации, которой я располагаю на настоящий момент, таковых обнаружить не удалось.

Еще раз о СМИ

В завершение хочется отметить такой факт. Многие СМИ с самого начала пытались освещать события 31 июля и даже комментировать их. Мне кажется, что подобные действия некоррект-
ны до той поры, пока операция не закончена. По понятным причинам сотрудники ФСБ минимизируют информацию о том, что в настоящее время происходит. Тогда в погоне за хоть какой то информацией начинаются домыслы, не отвечающие реальному положению вещей и только вредящие делу. Некоторые СМИ, радея за наш спецназ, даже написали, что сотрудники группы "А" своевременно получили санкцию прокурора на проведение операции. По их мнению, правом проводить операцию должны обладать командиры спецподразделений или силовых структур соответствующего ранга. Спешу их успокоить. Этими правами они наделены. Никакой санкции прокурора на проведение штурма не требовалось. Просто, раз уж он присутствовал, решили лишний раз подстраховаться, поскольку речь шла об уничтожении, хоть и террориста, но все же человека и гражданина России. Даже если бы прокурор не прибыл, штурм бы все равно состоялся, о чем бы его уведомили постфактум.

Сапоги должен тачать сапожник

Проведенная операция является уникальной в истории группы "А", поскольку впервые был применен снайперский залп и впервые главная роль в операции отводилась снайперам. Их высокое мастерство, давно известное в кругу профессионалов, теперь в полной мере было продемонстрировано широкой общественности и "отморозкам", стадающим болезнью под названием "терроризм". Данная операция — яркий пример профессиональных и слаженных действий различных структур ФСБ, когда им не мешали никакие политики и правозащитники.
По-моему, так должно быть всегда. Ведь не странно же, когда горит дом, никто не зовет представителей администрации района, а просто вызывают пожарных.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 05 сен 2012, 08:21

Часть VII. ЧТО ДЕЛАТЬ?
С. Козлов. Лекарство от мятежей

То, что борьба с чеченскими боевиками перешла в фазу партизанской войны, по-моему, очевидно даже для последней домохозяйки. Для людей, более сведущих, ясно и то, что борьба эта продлиться не один год и, скорее всего, станет внутренней проблемой России ближайшего десятилетия. Если же ей не будет уделяться соответствующее внимание на государственном уровне, то возможно и дольше. Что подразумевается под этим? Любое партизанское движение жизнеспособно, лишь когда имеет поддержку населения и реальную помощь извне. Это две опоры повстанчества, выбив которые, государство может рассчитывать на победу силовых акций в этой многотрудной борьбе.

Как лишить партизан поддержки населения?

Идейная подоплека притока населения в ряды партизан и поддержка их деятельности весьма неоднообразна. Одним близки идеи, за которые борются партизаны. Другие при слабой государственной власти и низкой социальной защищенности пытаются обрести поддержку реальной силы. Третьи, и это касается в большей степени молодежи, в условиях безработицы и низкого уровня жизни стремятся вступить в партизанский отряд для того, чтобы поправить свое материальное положение. Немало среди таких людей и просто уголовников. Для Чечни также характерен мотив, когда люди хотят отомстить за погибших родственников и близких. Мне лично были знакомы чеченцы, которые в начале первой войны на Кавказе были весьма негативно настроены в отношении Дудаева, но когда получили известие из Чечни о том, что их дом разрушен, и кто-то из родственников пострадал, бросили весь бизнес в Москве и уехали воевать, для того чтобы отомстить «федералам».
И если переубедить идейных борцов, которые тайно поддерживают боевиков, будет весьма трудно, то минимизировать приток населения, поддерживающего повстанцев по другим мотивам, вполне возможно, хотя и тоже не легко.
Для решения этих проблем необходим комплекс мер в различных сферах деятельности государства, направленный на восстановление конституционного порядка, а также повышения уровня жизни населения и его социальной защищенности. Для того чтобы это приняло реальные очертания, представитель президента со своим штатом администрации должен разработать программу, направленную на:
— реальное достижение конкретного улучшения в экономике Чеченской Республики;
— становление органов государственного управления Республики, а также повышение авторитета законной власти и доверия к ней.

Военные воспитатели всех уровней должны разработать правила поведения военнослужащих в регионе для установления нормальных взаимоотношений с населением.
Насколько известно, экономическая программа восстановления хозяйства Чечни уже разрабатывается. Теперь главное, чтобы деньги, выделенные на ее осуществление, не разворовали, как в Первую чеченскую кампанию.
Проводя же, пользуясь международным термином, «борьбу за умы и сердца», значительную часть выделенных средств следует направить на возвращение к родным домам русского населения Чечни и особенно терского казачества. Мне кажется, было бы разумно опираться в восстановлении законной государственной власти России в Чечне на институт казачества, который исторически был призван решать эту задачу. Вооружение казаков и формирование из них подразделений милицейского типа, наделение их определенными полномочиями в местах их компактного проживания позволило бы решить многие проблемы, связанные с усилением российской государственной власти в регионе. Возможность решения этой задачи есть, поскольку в пограничных районах Ставропольского края в настоящий момент скопилось достаточно большое количество казаков, вынужденных ранее оставить родные дома и выехать из Чечни под угрозами и силовым воздействием боевиков. Настроены они очень решительно.

Также следует оказать материальную помощь тем чеченцам, которые также были вынуждены покинуть Чечню в период правления Дудаева и Масхадова. Одним словом, надо постараться вернуть в Республику наиболее лояльную по отношению к России часть населения. В дальнейшем в значительной степени следует опираться на нее в наведении конституционного порядка на территории Чечни.
Местное население Чечни, постоянно проживавшее в Республике, в настоящее время также настроено более лояльно к федеральным войскам и мерам, предпринимаемыми ими для борьбы с сепаратистами и наемниками. Очевидно, что на их настроение повлияла неуправляемая ситуация в период правления Масхадова и отсутствие единой сильной власти, которая так уважаема на Востоке.
Один из офицеров российских спецслужб, выполняя разведывательную задачу по выявлению связей местного населения с боевиками, вынужден был действовать с группой «гантамировцев», которые выдавали себя за боевиков. Он рассказывал, как однажды в одном из сел, где они остановились купить воды, пожилая чеченка бесстрашно отчитывала его и его спутников, обещая, что скоро придут федералы и вынесут их (то есть боевиков) вперед ногами. Причем это не единичный случай открытого осуждения боевиков населением.
В значительной степени авторитет боевиков подорван связями с арабскими наемниками и террористами ваххабитского толка. Данное экстремистское течение ислама не пользуется популярностью в Чечне. В этих условиях конструктивный диалог с главами тейпов Республики становится реальностью. Приближает эту возможность и тот факт, что во главе Республики теперь стал муфтий Чечни Кадыров. А диалог этот необходим в первую очередь потому, что именно главы тейпов обладают реальной властью в Чечне. Игнорирование этого факта может привести к дальнейшей эскалации партизанской войны. В то же время установление контактов с главами тейпов и включение их в парламент Республики позволит решить многие проблемы, поскольку слово главы тейпа для любого чеченца этого родового сообщества — закон. Многие могут возразить, что в настоящее время это уже не совсем так и что имеются факты добровольного выхода отдельных чеченцев из состава тейпов. Случаи, ранее не имевшие прецедента. Бесспорно, это так, но и отрицать по-прежнему мощную власть родовой зависимости чеченского народа было бы глупо.
Опираясь на совет глав тейпов можно было бы создать органы администрации, которые обладали бы реальной властью. Кстати, совет глав тейпов не собирался с момента включения Чечни в состав Российской Империи. Признание легитимности этого органа местного самоуправления в рамках законов Российской Федерации помогло бы разрешить чеченскую проблему.

Как лишить боевиков иностранной помощи?

Страны, оказывающие помощь чеченским сепаратистам, известны. Это, в первую очередь, Саудовская Аравия, Турция, Пакистан, в недавнем прошлом — афганские талибы, и ряд других, поддержка которых менее ощутима.
В вопросах международной политики России следует предпринять шаги, которые позволят минимизировать помощь повстанцам извне, как людьми, так и деньгами, оружием и боеприпасами. Не следует забывать, что у вышеперечисленных стран нет общих границ с Чечней, поэтому вся помощь может поступать либо через Грузию, либо через Азербайджан и Дагестан. Не исключено проникновение с других сопредельных Российских территорий. Известно, что правительства Грузии и Азербайджана больше на словах, чем на деле поддерживают Россию. На территории Грузии лечатся раненные боевики. В Азербайджане находятся официальные представительства экстремистских мусульманских организаций, которые активно помогают чеченским сепаратистам финансами и людьми. Однако у России есть весьма ощутимые экономические рычаги давления на правительства соседей. Также и у Азербайджана и у Грузии есть аналогичные Чечне болевые точки. У Азербайджана — Нагорный Карабах, у Грузии — Абхазия и Аджария. В этих регионах довольно сильны прорусские настроения, и спровоцировать там волнения, после которых ни Грузии, ни Азербайджану уже не будет дела до Чечни, ничего не стоит. Думаю, что это весомый аргумент, который может настроить южных соседей более лояльно к России, и к ее борьбе с чеченскими террористами. Этот же аргумент может помочь и в разговоре с Турцией, у которой больным местом является курдская проблема. С курдами советские спецслужбы связывала давняя дружба, которую при надобности можно возобновить.

Минимизировать помощь остальных вряд ли удастся, хотя, конечно, не стоит прекращать на международном уровне разоблачать подстрекательскую роль этих государств.
Но, даже решив на дипломатическом уровне вопрос с прикрытием южной границы Чечни, следует уже сейчас выявлять все возможные пути доставки на ее территорию оружия и боеприпасов. А, выявив, брать их под контроль, как подразделениями федеральных сил, так и техническими средствами разведки, которые должны работать в комплексе со средствами поражения. Совершенно очевидно, что если будут выделяться деньги на поддержку мятежников, то и пути для доставки военной помощи в районы их дислокации будут найдены. Причем в борьбе с поставками вооружения, а также материально-технических средств, следует оценивать результативность не по числу захваченных трофеев, как это было в Афганистане. Там практически были известны все пути, по которым доставлялось оружие боеприпасы и другие МТС. Но для того, чтобы доложить о результативности своих действий, нужно было представить захваченный трофей. Поэтому на эти пути время от времени выходили группы спецназа для организации засад, которые позволяли захватить целиком или частично один из караванов, идущих к мятежникам. Однако если бы эти караванные маршруты были просто перекрыты небольшими мотострелковыми гарнизонами, численностью до роты, усиленной танками и артиллерией, то наверняка эта мера осложнила бы снабжение партизан в значительно большей степени.
Также надо вспомнить наш собственный опыт партизанского движения в годы Великой Отечественной войны, когда связь с Большой Землей осуществлялась по воздуху. Перекрыв горные тропы, следует усилить ПВО на границе Чечни. Причем вероятнее всего доставка будет осуществляться вертолетами и самолетами типа АН-2, способными лететь на малых высотах и быть недоступными для радаров. В этих условиях повышается роль визуальной разведки, а также групп специального назначения, вооруженных ПЗРК и действующих вблизи районов базирования партизан.

Инструмент борьбы сейчас

Даже минимизируя внутреннюю и внешнюю помощь партизанам, так или иначе, а без силовых акций нельзя нейтрализовать партизанское движение. В рядах повстанцев все равно останутся иностранные наемники, фанатики и люди, запятнавшие себя преступлениями и у которых нет надежды на амнистию. Их победить может только вооруженная сила. Сейчас в значительной степени эта задача лежит на подразделениях Министерства обороны, однако армия имеет однозначную функцию по защите государства от внешних врагов. Тогда кто же должен заниматься этой проблемой внутри страны? Наверное, по определению внутренние войска, иначе для чего еще они у нас предназначены?
Но способны ли современные внутренние войска и иные силовые структуры Министерства внутренних дел справиться с этой задачей? Давайте посмотрим, как обстоят дела в Чечне сейчас, и кто осуществляет реальную власть в Республике.
Чечня поделена на районы, где власть принадлежит военным комендантам. Им подчиняются органы прокуратуры, милиции и армейские подразделения, расположенные на данной территории. К этой мере вынуждены были придти в связи с беспорядком, который породило многовластие, когда районный представитель каждого ведомства действовал без согласования с другими силовыми структурами. В конце концов, разобрались, что руководитель должен быть один. Он и должен нести наряду с бременем власти бремя ответственности за наведение порядка на подконтрольной территории.

На въездах в населенные пункты и в иных ключевых пунктах коммуникаций расположены так называемые блокпосты, где службу несут ОМОНовцы, прибывшие из различных регионов России. Срок их пребывания в Чечне ограничен тремя месяцами.
Достаточно ли этого для того чтобы вникнуть в обстановку, наладить связи с населением, которое они прибыли защищать от бандитов? Возможно ли, за столь малый срок стать реальной силой, способной противостоять боевикам и победить? Судите сами.

Что такое ОМОН

В задачи ОМОНа изначально не входили задачи по борьбе с повстанцами. Как не предназначены они и для борьбы с терроризмом. По своему предназначению, а также по уровню подготовки ОМОН — структура, способная эффективно бороться с массовыми беспорядками гражданского населения.
Исключением, может быть, является ОМОН для работы на воздушном и водном транспорте, подготовка которого стараниями отставных спецназовцев ВМФ(Об этом см. статью А. Буднева в VIII части этой книги.) в последнее время заметно улучшилась. Но исключения не в счет.
После печально известных засад на Сергиево-Посадский и Пермский отряды руководство МВД зашевелилось и предприняло попытки по доподготовке людей, направляемых в Чечню.
Мне довелось ознакомиться с программой этой доподготовки. Могу сразу сказать, что люди, составлявшие ее, сами не представляют, что следует знать и уметь их подчиненным при выпол- нении задач в Чечне. И это несмотря на то, что в течение тех месяцев милиционеры особого назначения решают всего три задачи: несут службу на блокпостах, участвуют в зачистках и обеспечивают безопасность движения транспортных средств на своем участке. Читая программу, возникает естественный вопрос, а достаточно ли всего шести часов на изучение тактики, из которых два отводится на лекцию, два на семинарское и два на полевое занятие? Причем в эти два часа входит буквально все. Здесь и действия дозорных при выдвижении группы, и действия в подгруппах в засаде, и прочая, прочая, прочая.

В тоже время надо ли бойцам, решающим такие задачи, в течение тридцати пяти часов тренироваться в осуществлении спусков с высотных зданий при помощи специального снаряжения?
В свете решаемых задач, это, скорее всего, не пригодится, тем более, что в настоящее время в Чечне вряд ли найдется подходящее здание, где можно было бы блеснуть приобретенными навыками. Я подчеркиваю, что приобретенными, а не усовершенствованными. Отправляясь на войну, ОМОНовцы не умеют даже привести оружие к нормальному бою, не знают что такое дальность прямого выстрела и прочих элементарных вещей.
Как пример, характеризующий уровень их подготовки, приведу курьезный случай, рассказанный ими же. Отправляясь в Чечню, один из старейших и, значит, опытнейших бойцов железнодорожного ОМОНа прикрепил при помощи изоленты к автомату детскую лазерную указку, решив, что это одно и то же, что и лазерный целеуказатель. На вопрос товарищей, зачем он это сделал, ветеран совершенно серьезно сказал, что он по ней пристрелял автомат. Глупость состоит уже в том, что даже если использовать настоящий целеуказатель, то он вряд ли сможет пригодился в тех условиях, поскольку данный прибор эффективен в закрытом помещении и не более чем на пятьдесят метров.
Эффективность действий таких подразделений крайне мала, как мал и срок их пребывания там. В течение месяца—двух только проходит адаптация бойцов на новом месте. Выполняя такие задачи, ОМОН должен наладить взаимоотношения с местным населением и опираться на их информацию и поддержку. Однако за такой короткий срок это вряд ли возможно. В борьбе с партизанами знание местности, а также местных особенностей крайне важно, но за три месяца бойцы ОМОНа едва смогут толком изучить окрестности их блокпоста. Партизаны же имеют перед милиционерами неоспоримые преимущества. Во-первых, они местные и потому знают свой район, как свои пять пальцев, а во-вторых, их боевой опыт несравнимо богаче и длиться непрерывно.
Обеспеченность отрядов милиции боеприпасами, в том числе и инженерными — мизерная. Как жаловались сами бойцы и офицеры отрядов, все это им приходилось выменивать у начальников соответствующих служб армейских подразделений за «стеклянную конвертируемую валюту». Взаимодействие даже между соседними отрядами не налажено, и по ночам ОМОНовцы зачастую обстреливают посты друг друга. Минно-взрывные заграждения применяются неумело и бестолково. О составлении карт и схем минных полей и речи не идет. Часто те, кто устанавливал мины, даже не помнят, где они это делали. Поэтому прибывшим к ним на смену достается «кот в мешке», причем не факт, что данный участок действительно заминирован надлежащим образом и представляет опасность для боевиков. Не редки случаи, когда именно они проделывают проход в этом минном заграждении и в результате нежданно появляются у блокпоста.

Вопрос: способны ли краткосрочные командировки ОМОНа каким то образом стабилизировать обстановку в зонах их ответственности, или они, скорее, дискредитируют федеральную власть в глазах местных жителей, которых они должны защитить от бандитов?
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 06 сен 2012, 08:01

С. Козлов. Милиция. Бей своих, чтоб чужие боялись

За несколько дней до свершившихся событий (речь идет о гибели Сергиево-Посадского Омона. — Ред.) возник конфликт у начальника Старопромысловского РОВД, где работали сторонники Б.Гантамирова, с начальником РОВД, в состав которого прибыли ОМОНовцы из Свердловска. Претензии заключались в том, что наши из БТР обстреляли чеченский блокпост. Гантамировцы обиделись. Разрядить ситуацию не удалось, конфликт на этой почве перешел в противостояние. В разговоре начальник Старопромысловского района сообщил, что скоро к нему прибудет усиление из Урус-Мартана и привезет с собой АГС-17. Свердловчане восприняли это, как попытку нарушить равновесие сил и АТС в этом играл решающую роль.
К развитию описываемых событий заканчивался срок командировки у Подольского ОМОНа. Его должен был менять Сергиево-Посадский. На момент смены Комендант города Грозный поставил задачу выделить из состава Старопомысловской комендатуры огневую подгруппу, которая должна была обеспечить процедуру замены подразделений. В состав огневой подгруппы было дополнительно выделено два БТР-70, а старшим был назначен майор Дьяченко. Но перед выездом этой группы начальник РОВД провел еще и свой инструктаж, в свете конфликта с местной милицией. Группа майора Дьяченко должна была не допустить доставку автоматического гранатомета на позиции чеченского блокпоста. Личный состав при прохождении через позиции группы пропустить, а АГС-17 либо вернуть в Урус-Мартан, либо изъять. Вообще-то ставили огневую группу для того, чтобы не допустить несанкционированного прорыва местных жителей через блокпост, который находился на дороге близ расположения Подольского ОМОНа.
Первого марта 2000 года был открыт доступ в город, и руководство опасалось, что толпа жителей сможет просто прорваться, а вместе с ними и боевики. Сейчас трудно сказать, от кого поступила информация о том, что под видом колонны, идущей на усиление гантамировцам, могут проехать и местные жители, и боевики.

Огневая группа прибыла на блокпост за 15—20 минут до подъезда колонны Сергиево-Посадского ОМОНа, идущего на смену Подольчанам. Дьяченко прибыл к начальнику штаба Подольского ОМОНа и сообщил, что получил задачу остановить и разоружить колонну гантамировцев. Начальник штаба ответил, что у него у самого на подходе колонна с заменой, которую уехал встречать командир. Они уже сообщили, что прошли село Побединское и скоро будут здесь. Поэтому ему заниматься проблемами Дьяченко некогда, пусть он решает их самостоятельно.
Дьяченко, долго не раздумывая, выезжает к дороге, где располагает на крышах двух ангаров и за забором, идущим вдоль дороги на расстоянии, от силы — метров десять, людей. Бронетранспортеры он поставил рядом с ангарами. Своим УАЗиком он перекрыл дорогу. На посту, который располагался на повороте, стояло два бойца из Подольского ОМОНа и пулеметчик-гантамировец. В этом месте гантамировцы должны были также выставить блок-пост, но не выставили, поскольку в городе в это время была торжественная церемония вручения им наград.

Спустя несколько минут, примерно в 10.00, на дороге показалась колонна. Из-за нее выехала белая «Нива» и быстро стала приближаться к блокпосту. Когда она подъехала, внутри оказалось трое гантамировцев. Их на блокпосту остановили и спросили: «Это ваши едут?», но пассажиры «Нивы» сказали, что это идет колонна федералов, и пожаловались, что в окно бросают пластиковые стаканчики. Один, при обгоне колонны, упал им на ветровое стекло, и они испугались, вдруг в окно выбросят бутылку.
Но Дьяченко проявил «бдительность» и не поверил словам чеченских милиционеров. Чеченские милиционеры свою машину никуда не убирали. Она стояла тут же. И если предположить, что это хитро спланированная провокация, то этот факт опровергает эту версию.
Дьяченко находился на блокпосту в будке, метрах в 100—150 от поворота. С того места дорога не просматривалась. Тут стали приближаться первые машины колонны. В это время прозвучала очередь, происхождение которой толком установить не удалось. По одним предположениям стреляли в частном секторе с дома муллы, по другим откуда-то сзади. Был даже арестован пулеметчик, который стоял на этом блокпосту. Но толком до сих пор ничего не известно. Очередь послужила сигналом для всей огневой группы на открытие огня. Били все, кроме бронетранспортеров . Им было приказано без особой команды огонь не открывать. Огонь велся практически в упор. В колонне шло шесть "Уралов", за ним ГАЗ-53 гражданского цвета, дальше УАЗики. Обычно колонны федералов сопровождает «броня». С той колонной никого не было. Поэтому на первых порах колонну можно было принять за гантамировскую. В середине колонны двигалась машина с флагом ОМОНа. Но его тем, кто сидел на левом фланге засады, видно не было. Те же, кто сидел на правом ангаре, огонь по колонне не вели, поскольку все же флаг увидели. Но связи между элементами боевого порядка не было и поэтому, не смотря на активную жестикуляцию с ангара, огонь прекратился далеко не сразу. Первый «Урал», получив гранату РПГ, ушел влево, второй сгорел прямо на дороге, а третий сошел с дороги и уткнулся между домами в огороде и тоже сгорел. Остальные стояли на дороге.

Естественно, что, попав под огонь, люди, находившиеся в колонне, открыли ответный огонь. То, что они уже почти прибыли, им из-под тента не было видно. Завязалась перестрелка, в результате которой погибли бойцы Сергиево-Посадского ОМОНа и их командир. Услышав стрельбу, к месту пришествия поспешили подольчане. Во время перехода железной дороги были убиты один или двое из них. В конце концов, поняв, что это свои, огневая группа перенесла огонь в частный сектор, для отражения нападения духов, якобы засевших там. Оттягивали с дороги на себя, «прикрывая» огнем. Все основные потери были нанесены в первые десять—пятнадцать минут боя. Потом только, еще часа два, шла война с призраками
Позже проводили и прокурорское, и не одно журналистское, и даже телевизионное расследование. В результате, слава Богу, подтвердили, что колонну мочили свои же, но вот ведь какой интересный момент. Для того, чтобы минимизировать негативный эффект, стали муссировать слух, что в это время и духи тоже стреляли по колонне. Якобы снайпер бил с элеватора из СВД. Но до него около двух километров. Как ни старайся, но попасть просто невозможно. Прибывший вскоре танк расстрелял элеватор. Уверения сотрудников чеченской милиции в том, что там сейчас нет никого, даже если кто и был, не имели результата. Элеватор разрушили без сожаления.
Потом рассказывали, что били со стороны частного сектора и с поля. Но поле находится между дорогой и блокпостом, расположенном на горе. В это время на этот пост приезжал замполит мотострелкового полка в поисках пропавших солдат. Проезжал он и в тех местах, где якобы прятались духи, и... никого не видел. В частном секторе даже видели духов. Но в тот период прошел снег, который зафиксировал бы следы, оставленные бандитами. Район был оцеплен подразделениями СОБР. Но поиски следов боевиков в этом районе ни к чему не привели. Якобы стреляли из дома муллы, но ни внутри, ни снаружи ни единой гильзы найти не удалось.

Примыкающий район называется Собачевка. Он всегда отличался тем, что там жила дудаевская оппозиция. Жители прямо сказали, что если бы были духи, мы бы сообщили. Сразу после трагедии войска двинулись в частный сектор, где было убито два подростка, которых потом объявили группой отходящих боевиков. Но один из них был умственно неполноценным, он, увидев военных, испугался и побежал. Второй стал его догонять, что и спровоцировало огонь федералов. Также были заверения, что духи, находясь на поле между колонной и блокпостом, вели огонь и по нему. Якобы снайперы прижали блокпост огнем, а духи пытались атаковать. Но более бредовую идею трудно высказать. То, что приняли за огонь снайперов, были пули, летящие в места событий во все стороны и, в частности, залетавшие и на блокпост. А насчет атаки в чистом поле, среди белого дня укрепленных позиций блокпоста, расположенных на господствующей высоте и в то время, когда в тылу у тебя тоже противник, причем, которого ты только что обстреливал, это уже слишком.

Была даже версия, что стрелял снайпер из спортивной малокалиберной винтовки, но и она не выдерживает критики. Достаточно посмотреть повреждения, которые получили первые четыре «Урала». Все пробоины в машинах от автоматов калибра 7,62-мм и расположены спереди и слева. Справа, откуда якобы стрелял противник, нет ни единой дыры. Места попадания гранат РПГ также указывают, что огонь вели слева спереди и снизу.
Сейчас, в сущности, и не важно, кто куда стрелял. Ясно, что произошла чудовищная ошибка.
Беда в том, что никто так и не попытался разобраться, почему это стало возможно. Как получилось, что одно подразделение российских милиционеров, сделало засаду на другое. Я имею в виду — на подразделение чеченской милиции. Ведь, в сущности, все эти пули и гранаты предназначались им, а подмосковный ОМОН лишь случайно принял все это на себя.
Право слово, какой-то абсурд. Воевать надо с духами, а не друг с другом. Любая война сопровождается определенной долей неразберихи, но что бы устраивать плановые засады друг на друга, с этим я сталкиваюсь впервые.
Может, все это от нечего делать?
Последний раз редактировалось ЗА ДРУГИ СВОЯ 06 сен 2012, 16:20, всего редактировалось 1 раз.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 06 сен 2012, 08:02

С.Козлов. Лекарство от мятежей (продолжение)

Что такое внутренние войска

В состав федеральных сил от МВД входят и внутренние войска. Однако применяются они, главным образом, как обычная пехота. Причем подразделения ВВ не имеют даже артиллерии, способной эффективно поддержать их действия. Для того, чтобы понять правильно ли это, надо разобраться, что такое современные внутренние войска, и для чего они нужны.
В настоящее время, когда подразделения, занимавшиеся конвоированием и охраной заключенных, переданы министерству юстиции, войска состоят из дивизий (ДОН) и отдельных бригад (обрОН) оперативного назначения, а также соединений и подразделений охраны особо важных государственных объектов. В состав войск также входит вертолетные и морские подразделения. Все эти части сведены в округа. ОДОН — бывшая дивизия имени Дзержинского находится в оперативном подчинении командующего войсками.

Одной из основных функций ВВ, помимо охраны объектов, является поддержание правопорядка и предотвращение массовых выступлений гражданского населения. В военное время они должны бороться с диверсантами противника. В современных условиях наиглавнейшей задачей внутренних войск должна стать контр-партизанская борьба, поскольку проблема это сугубо внутренняя.
Однако, в силу ряда причин, решение этой задачи в настоящее время на ВВ возложить нельзя. Одна из основных проблем — это некомпетентность руководства. На многих руководящих должностях находятся бывшие «конвойники». Люди, не имеющие отдаленного представления не только о том, как бороться с партизанами, но и об организации элементарной боевой подготовки. Это главная болезнь внутренних войск. Замкнутость системы породила широкий протекционизм, в результате которого служебный рост имеют не те, кто более профессионально подготовлен, а тот, кто более близок в личном отношении тому или иному начальнику. Хваленая подготовка подразделений внутренних войск не более, чем фикция. Даже лучшие из лучших — те, кто решил пройти испытание на право ношения главного символа спецназа внутренних войск, недостаточно обучены. В сущности, экзамен на «краповый берет» — скорее тест на психологическую устойчивость, а не на профессиональную пригодность. Такие тесты следует проводить при отборе бойца в спецназ, а не когда он, так или иначе, уже служит и служить останется. Боевая же выучка войск невысока, несмотря на высокое самомнение. Не хотелось бы обижать хорошо знакомых мне софринцев, но из песни слова не выкинешь. Серьезные потери этой, считающейся одной из лучших, бригады при штурме Грозного в районе Старых Промыслов — следствие неумелых действий как солдат, так и офицеров.
Обеспечены техникой и вооружением соединения оперативного назначения слабо. Техника старая, отслужившая свой срок в пехоте. Из артиллерии в бригаде только СПГ-9 и спаренные зенитки ЗУ 23x2.

О спецназе внутренних войск

Он состоит из полка специального назначения «Витязь», который входит в состав ОДОН и отрядов специального назначения (ОСН) «Русь», «Русич» и «Скиф». Безусловно, уровень подготовки в спецназе выше, чем в других частях.
Но далеко не всегда. Реорганизация и укрупнение «Витязя» отрицательно сказались на уровне его боевой выучки. Об этом открыто говорят офицеры, ранее служившие в этой знаменитой части. Не все ладно и в отрядах. Бой на горе «Ретранслятор» показал слабую выучку и слабую психологическую подготовку армавирцев. Они без труда сняли часовых боевиков, которые дежурили на высоте и заняли на ней оборону. После этого, связались с колонной внутренних войск, находившейся от них в трех—четырех километрах и дали команду на ее выдвижение. По задумке они должны были обеспечить безопасность движения колонны. Но на таком расстоянии это просто не реально. Колонну, вошедшую в «зеленку», духи полностью разгромили, а после решили заняться непрошеными гостями. Они атаковали отряд, общей численностью около восьмидесяти человек, который имел в своем распоряжении пулеметы и другое тяжелое вооружение. Ваххабитов было приблизительно в три раза больше обороняющихся, но они были вооружены только стрелковым оружием. Гора, где оборонялись спецназовцы, была лысой, и подступы хорошо просматривались. При правильно организованной обороне можно было без труда отразить атаку. Но, тем не менее, этого не произошло. Как рассказывал командир минометной батареи мотострелков, который был готов поддержать спецназовцев огнем, вместо целеуказаний в эфир неслось истерическое: «Нас предали!». Потом они побежали. Разные источники называют разные цифры потерь. Не стану их конкретизировать, но достаточно сказать, что потери велики. Бывший командир «Витязя» В.Никитенко в их оправдание сказал, что их только полгода как сформировали, и поэтому они не смогли хорошо подготовиться к войне. Но небезызвестный «мусульманский» батальон тоже был сформирован всего за шесть месяцев до штурма. В его состав входили на девяносто пять процентов солдаты и офицеры, набранные из пехоты и бронетанковых войск. Однако операцию по взятию дворца Тадж-Бек в Кабуле они осуществили блестяще, потеряв всего пять человек убитыми. Несмотря на насмешки «коренных» спецназовцев, 154 отдельный отряд специального назначения ГРУ ГШ исполнил свое предназначение.

Какие же задачи имеет спецназ внутренних войск?
Попробуем разобраться, в чем состоит их специальное назначение. Учебную роту специального назначения генерал А.Г.Сидоров формировал перед Олимпиадой 1980 года, в большей степени, как подразделение антитеррора. Позже рота была преобразована в учебный батальон. А на его основе был создан отряд специального назначения «Витязь», который теперь стал полком. Поскольку задачи антитеррора были возложены на «Альфу», а чуть позже и на СОБР, спецназ ВВ самостоятельно их ни разу не решал, хотя в операциях участвовал, но в основном на вторых ролях. В то время, когда в состав ВВ входили конвойные части и части по охране исправительно-трудовых учреждений, некоторые радетели за спецназ ВВ говорили, что он нужен для подавления беспорядков в колониях. Однако сейчас в системе УИН есть свои спецподразделения, решающие такие задачи.
Так для чего же нужен спецназ ВВ? Ответа нет.

Нужна реорганизация

Предполагаю, какую негативную реакцию вызовет эта статья во внутренних войсках. Но цель ее не очернить их. Мне кажется, давно назрел вопрос об их реорганизации. Об этом говорил и новый командующий войсками. По его мнению, войска должны перейти на батальонную систему с достаточно высокой самостоятельностью этой единицы. Позволю себе высказать ряд мыслей на о этот счет.
Исходя из задач, стоящих перед войсками, их необходимо разделить на части и соединения охраны, и Корпус полевой жандармерии. Именно о последнем и пойдет далее речь. Такие структуры в мировой практике не редкость. В ходе ведения войны они занимались наведением порядка, устанавливали власть военной, а в последующем и гражданской администрации на освобожденной или оккупированной территории. Полномочия в прифронтовой полосе их были довольно высоки. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что фельд-полицию в фашистской Германии боялись даже СС. Однако численность подразделений фельд-полиции не позволяла им решать задачи по борьбе с партизанами и советскими диверсантами в полном объеме.

Корпус же сможет стать основным инструментом конрпартизанской войны. В его задачи должно входить установление власти военной и гражданской администрации, осуществление гуманитарных акций на освобожденной территории, проведение операций психологической войны, а также ведение разведки и силовых акций против партизан. Исходя из задач, следует не децентрализовывать войска, а наоборот.

Организационная структура

Корпус должен состоять из штаба, дивизий и вертолетного соединения, которое должно обеспечивать действия полевой жандармерии. Дивизии же, как основная оперативная единица, должны состоять из дивизионной основы (управление и штаб, тыл, подразделения боевого обеспечения, артиллерия дивизии, отдельные подразделения, а также штабы трех бригад) и боевых подразделений.
Не вникая в особенности организации штаба и управления, остановимся сначала на подразделениях боевого обеспечения.
Учитывая, что роль разведки в контрпартизанской борьбе очень велика, в состав дивизии должен входить отдельный разведывательный батальон, состоящий из штаба, роты связи и трех рот разведки.
Для обеспечения управления необходим батальон связи, состоящий из четырех рот связи, каждая из которых должна быть способна развернуть приемо-передающий узел.

Инженерно-саперный батальон также должен включать в себя помимо штаба три инженерно-саперные роты, способные действовать автономно.

Дивизион ПВО, состоящий из трех батарей установок «Тунгуска» и батарее ПЗРК «Игла». Средства ПВО предназначены для прикрытия соединений и подразделений дивизии от ударов с воздуха в условиях внешней агрессии. При решении задач по борьбе 
с партизанами, в их задачу будет входить локализация района базирования партизан и предотвращение их снабжения по воздуху.

Батальон радиоразведки и радиоэлектронной борьбы должен состоять из штаба и трех рот, которые также самостоятельно должны быть способны вести радиоразведку в своей зоне ответственности и подавлять работающие радиостанции противника.

Рота химической защиты и воздействия должна состоять из четырех взводов, каждый из которых должен иметь возможность самостоятельно вести химическую разведку, а также массировано применять полицейские отравляющие вещества в противопартизанских операциях.

Артиллерия дивизии должна подчиняться начальнику артиллерии и состоять из трех отдельных дивизионов 122-мм гаубиц Д-30, а также дивизиона реактивных установок «Град -В» на базе ГАЗ-66.

Отдельные подразделения управления и воздействия должны включать в себя:
Отдельный батальон охраны и комендантской службы, в состав, которого должны входить комендантская рота, а также три роты охраны, обеспечивающие охрану объектов дивизии и исключающие отвлечение для этих целей иных подразделений.
Отдельную роту временной администрации, состоящую из трех взводов администрации, каждый из которых должен включать в себя четыре отделения гражданской администрации. Каждое из отделений должно быть способно организовать работу гражданской администрации в районе.
Отдельную роту психологической войны, включающую в себя четыре взвода психологической войны, а также радиостанции, способной вещать на местных частотах и типографии для подготовки пропагандистской печатной продукции. Взвод должен состоять из отделения сбора и обобщения слухов и информации, отделения разработки концепции воздействия, а также отделения громкоговорящего вещания. Рота должна быть укомплектована специалистами, знающими национальные особенности региона применения, а также основной язык проживающего там населения.
Отдельные роты подразделений управления и воздействия должны состоять только из офицеров, прапорщиков, контрактников и гражданских специалистов в своих областях. Помимо задач по воздействию на население и противника, они должны вырабатывать рекомендации для всего личного состава дивизии по вопросам поведения на занимаемой территории для минимизации ошибок, которые могут негативно сказаться на отношении местного населения.

Три штаба бригад должны быть укомплектованы необходимым личным составом. Они предназначены для создания на их основе из боевых и других подразделений дивизии временных оперативно-тактических групп, ведущих борьбу с повстанцами в своей зоне ответственности. В зависимости от площади контролируемой территории, в бригаду может входить то или иное число отдельных боевых подразделений и подразделений обеспечения. Именно в связи с этим подразделения дивизионной основы имеют в основном троичное деление, а их подразделения должны уметь действовать самостоятельно в интересах бригады.

Подразделения тылового обеспечения. Помимо служб тыла сюда должен войти батальон материального обеспечения, включающий в себя три роты материального обеспечения, каждая из которых должна включать в себя по три взвода. В задачи этого батальона входит обеспечение тыловых служб и складов личным составом, а также выполнение всех хозяйственных работ, включая несение службы в наряде по столовой. Также задачи тылового обеспечения должны лечь на автомобильную и ремонтные роты. Боевые подразделения не должны отвлекаться от выполнения основной задачи.
Боевые подразделения должны состоять из десяти батальонов: девяти батальонов полевой жандармерии и одного батальона егерей.
Каждый батальон полевой жандармерии должен включать в себя:
— штаб;
— взвод связи, способный обеспечить связь штаба батальона со штабом бригады, а также с ротами полевой жандармерии.
— минометную батарею из 3-х взводов 82-мм минометов и взвода автоматических минометов «Василек».
— три роты жандармов. Каждая рота, в свою очередь, должна состоять из 3-х жандармских взводов, а также взвода оружия, состоящего из трех отделений АТС-17 и отделения огнеметов РПО-А «Шмель». Мобильность жандармских взводов должны обеспечивать девять бронетранспортеров, а взвода оружия — три БМП-2. В распоряжении управления и командира роты должна находиться БРМ-1.
Личный состав рот полевой жандармерии может действовать, как на боевой технике, так и в пешем порядке. В последнем случае объединенную бронегруппу роты должен возглавить командир взвода оружия, распределивший свой личный состав по взводам. При усилении бронегруппы личным составом одного из взводов, бронегруппа способна действовать, как отдельное боевое подразделение роты.
В задачи боевых подразделений входит практически весь перечень силовых и гуманитарных акций контрпартизанской войны.
Батальон егерей необходимо создать взамен и на основе отрядов специального назначения внутренних войск, как наиболее боеготовых подразделений. Он должен включать в себя штаб батальона, три роты егерей, а также роту связи, инженерно-саперную роту и роту материального обеспечения. Рота егерей должна иметь ту же штатную структуру, что и рота полевой жандармерии, но помимо бронетранспортеров и боевых машин пехоты в распоряжении егерей должен быть гужевой транспорт. Егеря могут действовать в составе бригад, но исключительно по их основному предназначению. В задачу егерей входит формирование поисковых охотничьих команд, которые, действуя пешком или на лошадях в районах предположительного действия партизан должны выявлять районы их базирования и передавать информацию в штаб бригады или дивизии. Эти же задачи могут возлагаться и на разведчиков дивизии.

Применение

Для применения корпуса полевой жандармерии, помимо его создания, в настоящее время необходим закон о мятежной территории, проект которого уже давно находится на обсуждении в Государственной Думе. Его принятие позволит совершенно легитимно применять вооруженную силу там, где это необходимо, без боязни негативной реакции мировой общественности. Причем
количество дивизий корпуса может зависеть только от необходимости. При надобности корпус может применяться и в полном составе для установления контроля над мятежной территорией.
Каждая дивизия должна иметь свою зону ответственности, которая должна делиться на сектора бригад, районы батальонов и участки ответственности усиленных рот. Основная тактическая единица — батальон, который руководство бригады усиливает по своему усмотрению в зависимости от задач и обстановки в районе. Недопустимо распыление сил на большой территории, которое бы затруднило оперативную концентрацию сил для проведения операции по уничтожению партизан по плану старшего начальника.
В зависимости от сложности ситуации Корпус может либо самостоятельно решать задачу по освобождению мятежной территории, либо, если случай, как в Чечне, весьма запущенный, совместно с армейскими подразделениями освобождать, но индивидуально наводить порядок в освобожденном регионе.
В условиях внешней агрессии части и соединения должны поддерживать порядок в прифронтовой полосе, а также решать описанные выше задачи в освобожденных регионах, двигаясь вслед за армией.

Подготовка

Вопрос утряски нового штатного расписания — задача не из легких, но даже тогда, когда росчерком пера высокого начальства этот или примерно такой штат будет утвержден, возникнет основная проблема — подготовка офицеров и личного состава. Потребуется привлечь специалистов по конрпартизанской борьбе из других силовых ведомств и, в частности, из спецназа ГРУ для разработки руководящих документов, программы боевой подготовки, наставлений и уставов по контрпартизанской борьбе. Нужно будет подготовить достаточное количество специалистов именно в этой области.
Я обратил внимание на специалистов из спецназа ГРУ поскольку, по-моему, это — единственная структура, где курсанты изучают данный вопрос. Также специалисты из этого ведомства смогли бы оказать помощь при подготовке подразделений егерей. Как бы то ни было, а в вопросах автономного ведения боевых действий у спецназа ГРУ самый богатый опыт в наших вооруженных силах.

Символика

Безусловно, что при разработке новой символики корпуса, дивизий и бригад следует использовать символику тех соединений и подразделений внутренних войск, на базе которых будут формироваться новые части. Это сыграло бы положительную роль в сохранении и преумножении славных боевых традиций.
Краповый берет, как символ высшей доблести внутренних войск также необходимо сохранить. Единственное, что следовало бы изменить, это — условия испытаний, которые необходимо пройти для его получения. Их нужно пересмотреть в свете новых задач, а проводить, наверное, более разумно по окончании отбора после курса молодого бойца. Хотя это — уже дело «краповых беретов».

Эпилог

Задача по осуществлению такого реформирования для многих скептиков наверняка покажется не бесспорной. Многие посчитает ют, что слишком «жирно» содержать такое число обеспечивающих подразделений. Однако надо понимать, что как корпус в полном составе, так и его соединения, должны действовать на мятежной территории абсолютно автономно. Они должны быть как бы государством в государстве. Конечно, времени, которое потребуется на такую реорганизацию, а также подготовку кадров, уйдет немало, однако хочу уверить, что и через четыре—пять лет надобность в полевой жандармерии не отпадет. И даже, когда наконец восстановится конституционный порядок на всей территории России, такой инструмент всегда необходимо иметь под рукой.
Как говорил древний китайский полководец Сунь Цзы: «Корми солдата хоть тысячу дней для того, чтобы использовать его один час в нужное время и в нужном месте».
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 06 сен 2012, 08:04

С. Никитин. Верните в поле царицу полей

Афганская и две чеченские войны еще раз подтвердили: в отличие от глобальных войн в локальных конфликтах решающую роль играют не крупные военные соединения, а подразделения низового звена - взвод, рота. Именно на них ложится сегодня основная нагрузка в ходе проведения операций. Нагрузка, с которой общевойсковые подразделения не могут справиться в силу многих причин. Здесь и закостенелость мышления общевойсковых командиров, не способных отказаться от привычной тактики общевойскового боя и перейти к тактике борьбы с повстанцами, и наличие тяжелой техники, которая при традиционном ее использовании лишь уменьшает мобильность подразделений, и многое другое. На Западе уже давно извлекли уроки из локальных конфликтов и создали аэромобильные соединения, которые еще во Вьетнаме зарекомендовали себя с наилучшей стороны во многих операциях. Для борьбы с партизанами были разработаны полевые уставы, описывающие новые тактические приемы. Причем каждый род войск имеет свой устав, отображающий особенности боевых действий морской пехоты, армии и т.д.

В соответствии с концепцией воздушно-наземной операции, принятой на рубеже восьмидесятых - девяностых годов и предусматривающей резкое повышение на поле боя роли именно звена рота - взвод, были созданы дивизии легкой пехоты. Согласно названной концепции американцы и их союзники по НАТО планируют после нанесения огневого поражения противнику на всю глубину его оперативного построения рассекать его оборону глубокими клиньями и в дальнейшем силами малых подразделений перейти в тылу противника к действиям, схожим со спецназовскими. Для того, чтобы действия легкой пехоты были эффективными, в армии США для их подготовки разработана программа, отличающаяся от программы механизированных подразделений. Все это говорит о том, что американцы планируют применять легкую пехоту не только в локальных конфликтах, но и в глобальной войне.

Копировать Запад не обязательно. Но внимательно вникнуть в проблему просто необходимо. В контрпартизанской борьбе, которая ведется в Чечне не один год, трудно переоценить грамотные действия пехоты. Сама жизнь подталкивает нас к созданию легких пехотных подразделений, способных действовать самостоятельно и в то же время эффективно.

Чужие задачи

Сейчас задачи ЛПП зачастую выполняет спецназ. Отсутствие подразделений, подготовленных для локальных конфликтов, вынуждает привлекать для этого «специалистов особого профиля», которых явно не хватает. Поэтому спецназ растет как на дрожжах. А спецназовец - довольно дорогой спец, использование которого взамен ЛПП сродни забиванию в стенку золотых гвоздей. Но ведь проще и экономнее перепрофилировать часть хорошо подготовленных мотострелковых подразделений в легкие пехотные. А спецназу дать выполнять свои задачи. Ведь его основная задача - разведка. Взять ту же САС. Она ведет разведку. Разведчик в тылу противника жив до первого выстрела. Поэтому от боя уклоняется. Оружие - только для самозащиты. Выстрел прозвучал - все, загоняют.

Особенно важно научить общевойсковых командиров правильно применять легкую пехоту, поскольку опыт применения спецназа показывает, что зачастую они не в курсе, что такое спецразведка и как она применяется. В Чечне бывало такое: у генерала дивизия за спиной, а боевую задачу решают 30 человек спецназовцев, которые называются «отрядом». А по численности - мотострелковый взвод. Задач же нарезают... Мол, вы же спецназ - можете. Да, можем. И людей положить точно также можем.

Был и в моей практике случай, когда ставил задачу некомпетентный командир. И вроде свой - полковник из разведотдела округа.

У них в разведотделе прошла информация, что боевики из Южной Осетии выходят через горы в Терское ущелье. Моей группе нужно было отследить их скопление и навести авиацию.

Я задал полковнику простые вопросы: как меня будут высаживать, как будет организована связь и как в случае провала меня оттуда будут забирать - у него не нашлось ответов. И разговор перешел в русло уголовного кодекса: «Товарищ старший лейтенант, вы отказываетесь выполнять приказ, вы трус». Хорошо, что я знал то, что мне положено, - четыре года бегал взводным.

Я ведь в том районе был - там связь то проходит, то нет. Горы...

Спрашиваю полковника:

- Вы повесите надо мной вертолет, чтобы я хотя бы через него давал вам информацию?

- Где я тебе вертолет возьму?

- А если меня там зажмут и начнут колошматить? (Со мной должны были идти радист и восемь бойцов.)

Он отвечает:

- Мы «броню» пошлем. Беру линейку, прикладываю к карте: 10 см - 10 км по прямой, коэффициент 3 - 30 км. А если учесть, что это горы и по прямой не получится, - все 50 км. В лучшем случае к «броне» я один приду...

Ну и пошло. Я старший лейтенант, он полковник. Звезд одинаково. Размеры разные. Пришлось напомнить, что согласно инструкции по боевому применению я действую на основании выписки из приказа. В двух экземплярах, с подписью и печатями. И все это дается мне на руки. Вмешался комбат. Не знаю, что он ему сказал, но приказ отменили.

Если в Афганистане и Дагестане такие случаи были редкими, то в первую чеченскую кампанию применение спецназа не по назначению вошло в систему. Помню, прибыли к нам ребята из Бердской бригады. 250 специалистов-контрактников. Ну и стали их использовать как мотострелков. Мужики посмотрели на все это и поувольнялись. А если проанализировать, кто сейчас воюет в Чечне из прошедших Дагестан и первую Чечню, - единицы наберутся. Остальные поняли, какие задачи их там ждут...

Но даже не это главное. Печально то, что, выполняя не свойственную ему работу, спецназ не делает свою. Именно поэтому в той же Чечне нет информации, где находится или передвигается противник. В данный момент бандформирования передвигаются по горам спокойно. Потому что знают, что русские от дорог не уйдут, что с блокпостов никто никуда не высунется, а спецназ всех троп в горах не перекроет.

Отдайте спецназу его работу. Создайте легкую пехоту, чтобы она вела патрулирующие и беспокоящие противника действия. Чтобы «моджахеды» в тех же горах, «зеленке» не чувствовали себя хозяевами.

Почему не успела пехота

Многие могут сказать: «Какая разница? Мотострелки, легкая пехота - это только термины». Так ли это? Давайте разберемся. Что собой представляет сегодня мотострелковый взвод? 3 отделения по 10 человек, 3 БМП или БТР. Подразделение, в той или иной мере привязанное к технике, за которую у командира взвода голова болит больше, чем за личный состав. У нас даже мобильные десантные подразделения имеют «броню» - структура-то похожая. Для проведения операции по захвату плацдарма в тылу противника и удержанию его до подхода главных сил - для этого техника нужна. Как нужна она и для крупных общевойсковых операций. Но в локальных конфликтах, когда основными способами ведения боевых действий являются пешее патрулирование и разведка местности, техника зачастую становится обузой.

Почему, когда в Чечне попали в засаду три группы псковских спецназовцев, к ним не успела подойти подмога? Потому что мотострелки шли к ним двое суток. Они технику с собой тащили. Не могли ее оставить.

К сожалению, приходится заметить, что современные мотострелки да и, чего греха таить, десантники не обучены самостоятельным действиям в отрыве от главных сил. Один из командиров группы кандагарского отряда спецназа рассказывал, как однажды перед началом войсковой операции по проческе «зеленки» встретил комбата дшб. Тот был явно огорчен. Из разговора выяснилось, что комбат уверен: комбриг бросает его ребят на верную гибель. Согласно задаче три его отряда по сорок человек в каждом со штатным вооружением (из тяжелого оружия: АГС-17 - 4 шт., миномет - 2 ед., НСВ 12,7-мм «Утес» - 3 шт.) должны расположиться на удалении 1 км друг от друга на предположительном маршруте отхода мятежников из «зеленой зоны». Как сказал комбат, без поддержки артиллерии и авиации им предстоит продержаться три или четыре часа. Он полагал, что их за это время «духи» просто сожрут, - и был в полном недоумении, когда не нашел сочувствия у спецназовца. Мало того, тот тоже не мог понять, что же тут сложного. У спецназовцев те же задачи выполняли группы по двадцать человек с одним АГС-17. Если же группу усиливали до тридцати человек и давали второй АГС-17, командир группы говорил, что теперь он имел в виду всех «духов» провинции.

Очевидна разница в психологии. Именно в силу устоявшегося в пехоте стереотипа командир взвода там - никто. Он примерно как ефрейтор в спецназе. Пехота начинает работать с батальона, полка. Ей требуется масштаб, простор.

В локальных же конфликтах основное «действующее лицо» - взвод, рота. Именно командир взвода должен решать основные вопросы боевой работы подразделения. А для этого он должен иметь соответствующий опыт и необходимые средства.

К сожалению, наш «ванька взводный» зачастую и карты-то с собой не имеет, а если и есть она у него, то не всегда он ею умеет пользоваться. Как работала пехота в Дагестане? Взводного привезли, сказали: «Вот тебе твой участок. Ты сидишь здесь, держишь оборону». Он и сидит, ни о чем не задумываясь. Пошли «бандюки» на участке обороны его взвода в прорыв. Он докладывает ротному. Ротный - комбату. Комбат выходит на дивизионную артиллерию: «Мне 3-му взводу нужна артиллерия». Артиллеристы стоят где-то в районе КП полка или КП дивизии. Дали залп. «Корректируй», - просят. А взводный и не знает как. Его этому не учили, как не учили наводить авиацию, выставлять минное поле, маскироваться...

Командиру легкого пехотного подразделения все это необходимо знать. Соответственно и сама штатная структура ЛПП должна быть более гибкой.

Американский опыт: хорошо или плохо?

Взять, к примеру, морскую пехоту США. У них в отделении 13 человек. В каждой роте 3 стрелковых взвода и взвод огневой поддержки, в котором 3 расчета пулеметов типа наших ПК, 2-3 расчета минометов, расчет ПТУРов. В батальоне людей и вооружения побольше, калибр минометов покрупнее. Всем распоряжается комбат. У него даже имеется взвод пешей разведки и одно отделение (8 человек) - снайперы. Все они работают по указанию комбата, по заявкам командиров рот. В батальоне есть штатная рота, обеспечивающая связь. Переброску легких пехотных подразделений осуществляют вертолеты подразделения армейской авиации, находящегося в распоряжении комдива. Он решает, сколько и каких «вертушек» придать той или иной тактической группе в соответствии со стоящими перед ней задачами.

Эффективность такой схемы взаимодействия подтвердил Афганистан. Каждой из бригад специального назначения была придана отдельная эскадрилья, «Вертушки» были поделены между отрядами, стоящими отдельно. По восемь Ми-8 и Ми-24 в каждый. После этого командиру отряда не надо было выходить на командующего группировкой ВВС: «Дайте «вертушки» - у меня люди гибнут!»

Конечно, создание легких пехотных подразделений потребует, кроме изменения штатной структуры, иного подхода к боевой подготовке. И надо всего-навсего возродить полевую выучку пехотинца, поскольку отнюдь не всегда за пехотой клеилось обидное прозвище «бестолковая». Пора бы вспомнить, что пехота - это «царица полей». Некогда довольно высокую полевую выучку советской пехоты угробил послаблениями покойный маршал А.А. Гречко. Это в период его руководства батальонные учения с боевой стрельбой начали проводить на своих полигонах, где знаком каждый кустик. Чтобы механики-водители не перепутали маршрут движения машины, его отмечали метелками и вешками. Раньше обстановку для такого учения накрывала чужая часть. Растерять опыт всегда проще, чем его накопить и уж тем паче возродить. Но над этой задачей стоит потрудиться. Если учесть, что ЛПП - это нечто среднее между пехотой и спецназом, то психология здесь все же потребуется спецназовская. Научить пехоту самостоятельности - это тоже довольно сложно, поскольку даже крылатая пехота болеет теми же болезнями, что и мотострелки.

Помню, в 1992 году моя группа работала вместе со сводным рязанским полком. Когда мы вышли к месту их привала, то пришли в недоумение. Представьте: на поляне сидит парашютно-десантная рота. Посередине - костер, вокруг которого в три кольца разместились бойцы в зависимости от сроков службы: дембеля - поближе, молодые - подальше.

У них на то время были хорошие спальные мешки, плащ-палатки «дождь» (прорезиненные, 2/3 которых надувается как матрас, а чехлы наполняются воздухом и пристегиваются как подушки). Были БМП-тенты. Рядом стог сена стоит. А они - сидят у костра.

Мы пришли - сделали навес, накидали сена, постелили спальники. Дождь пойдет - нам не страшно. Десантники могли обустроиться лучше нас. Но, наверное, лень было позаботиться о себе или их просто не научили. Для офицеров поставили палатку, а бойцы сидели и ждали тыловиков.

У спецназовцев, разведчиков в психике заложено - за тобой нет никого. Тебе никто ничего не привезет. Надейся на то, что у тебя под рукой. Эту психологию придется перенимать военнослужащим ЛПП. И воспитывается она по-разному. Например, почему у нас заглох тот же штыковой бой? Говорят, в современном бою до него не дойдет. Правильно, вряд ли придется, примкнув штыки, колоть противника. Но ведь штыковой тренаж придает солдату уверенности в своих силах, повышает ловкость, воспитывает агрессивность. Американцы штыковой бой отрабатывают. Им нужна агрессивность в бою. А нам, получается, нет? Посмотрите на наших десантников. На них надели голубые береты и внушили, что они «крутые». Телевидение сделало им рекламу: ломают кирпичи о свою голову, значит, смогут и об чужую. В них есть агрессивность. Пусть даже не хватает обученности, как в пехоте. Но в пехоте нет ни того, ни другого. Мотострелка привезли в БТРе на поле боя, он выскочил, крикнул «Ура!», добежал до окопа и сидит, ждет, что ему дальше скажут делать.

Есть и другой пример, куда более красноречивый - Чечня. Мотострелки расставили блокпосты и на этом успокоились:

«Мы контролируем обстановку». Засели за бетонные блоки и спят. И винить их вроде не за что: они просто не умеют по-другому. Не могут действовать без боевых машин, без поддержки артиллерии, танков.

Помните фильм «Взвод», рассказывающий о войне во Вьетнаме? Там очень хорошо раскрыт опыт действий легких пехотных подразделений. Американцы патрулируют местность: находят какие-то следы, ведут разведку, вступают в бой с противником. Они четко знают, что им делать. А наши сидят за бетоном и больше их ничего не волнует.

Один офицер рассказывал, как наша пехота в Чечне ездила неделю мимо замаскированного танка «бандюков» и не замечала его. Потому что села на «броню» - и хоть трава не расти.

Я уж не говорю о прогоне колонн. За многие годы войны в Афганистане, в Чечне не научиться гонять колонны - это просто уму непостижимо.

Ну ладно, не можем использовать свой опыт, давайте возьмем на вооружение чужой. Скажем, бельгийцев или французов. Как они, к примеру, сопровождают колонны? Во-первых, посадка на машины. Пехота у них сидит лицом к борту. Тент откинут. Поставили на кабину пулемет... А у нас? Крытый «Урал» - все сидят спиной к борту. Для того чтобы открыть огонь, необходимо развернуться, разрезать тент, высунуть ствол... 20 раз можно умереть.

Армии мира уже давно берут на вооружение опыт легких подразделений. В Англии, к примеру, не важно, кто ты: десант, пехота - все учатся пешему патрулированию. Морские пехотинцы, десантники техники не имеют. Давно ходят пешком. И те у них были проблемы во время Фолклендов, когда ЛПП не смогли совершить в установленное время 80-километровый марш и вступить в бой. А наша пехота? Очень сомневаюсь, что уже после 30-километрового марша она сможет вести бой...

Однако выучка - дело наживное. Главное, чтобы давали возможность учиться. Поэтому создание соединений легкой пехоты должно предполагать наличие мощного тылового обеспечения, позволяющего боевым подразделениям посвятить все учебное время боевой подготовке, а не хозяйственным работам.

Сейчас для создания таких подразделений есть и объективные и субъективные условия. Готовящееся сокращение Вооруженных Сил позволило бы оптимально использовать офицерские кадры для укомплектования легких пехотных подразделений. A освобождающихся средств с лихвой хватило бы на качественную подготовку и оснащение этих русских рейнджеров, за которыми, уверен, будущее Вооруженных Сил.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 10 сен 2012, 08:18

С. Козлов. "Партизаны" или резервисты?

Мастерство не пропьешь

К Советской Армии, как и к советской эпохе, можно относиться по-разному. Однако не секрет, что любое изображение имеет оттенки. Поэтому нельзя изображать и СА только черной или белой краской. Другими словами, проводя реформу Российских вооруженных сил, нельзя слепо подражать ей или, наоборот, полностью игнорировать опыт армии той поры. То, что опыт и, в том числе, боевой в Советской Армии был накоплен немалый, свидетельствует недавний факт. Американцы, планируя применение своих наземных сил в Афганистане и, в первую очередь, сил специальных операций, настойчиво пытались завербовать бывших афганцев, главным образом, из числа офицеров спецназа, уволенных в запас. Фиаско американских рейнджеров под Кандагаром в начале операции «Нерушимая свобода» заставили их спешно изучать опыт советского спецназа, который успешно громил базы моджахедов и уничтожал караваны с оружием. Один из бывших командиров бригады спецназ, воевавшей в Афганистане в советские времена, рассказывал, что к нему приезжали несколько раз, пытаясь выведать секреты воинского мастерства, предлагая при этом щедро оплатить услуги. Значит, ценят этот опыт за океаном.
А ценят ли его у нас ? Пытаются ли как-то использовать? ^

Как вербуют в наемники

Как-то вечером, когда я уже два года как расстался с Вооруженными силами Украины, ко мне домой в Москве зашли мои товарищи по службе и учебе в Рязани. Выпили за встречу, и спустя некоторое время разговор перетек в неожиданное русло. Без обиняков меня спросили, остался ли еще порох в пороховницах и не желаю ли я немного повоевать. Я ответил, что все зависит от того, где воевать, против кого, и в чем конкретно состоит задача. Также я, будучи теперь совершенно штатским, задал и «шкурный» вопрос: «А что я с этого буду иметь?». Ребята рассказали, что Федеральная служба контрразведки формирует из бывших спецназовцев, имеющих боевой опыт, отряд общей численностью сорок человек. Этот отряд должен скрытно прибыть в Чечню, и не куда-нибудь, а в Грозный, где во время «Ч» произвести обстрел дворца Дудаева из реактивных огнеметов РПО-А, больше известного как «Шмель». После этого они должны скрыться. Больше мне о задаче ничего не сказали из соображений секретности. Понятно, что если бы я согласился, задачу бы довели более подробно. За сей подвиг каждому обещали по одной тысяче «зеленых денег».

Предложение, от которого лучше отказаться

Я вслух начал сопоставлять все плюсы и минусы предложенного мероприятия.
Проникновение на территорию Чечни русских без взаимодействия с агентурой, а также прибытие в Грозный сорока человек незаметно для ДГБ Дудаева мне показалось сразу маловероятным.
Мне было не ясно, а что давал обстрел дворца «Шмелями». Если в том была необходимость, то его можно было бы просто разбомбить авиацией без участия спецназа. И что больше всего меня волновало, а как собственно мы должны были выбираться из Грозного после такого шума? По моему разумению, для того, чтобы все это спланировать и провести операцию без потерь, надо было хотя бы недельку походить по городу и наметить основные и запасные пути подхода к дворцу и отхода от него, а также огневые позиции для стрельбы из огнеметов. Поскольку это все было «писано вилами по воде», я решил все, не имеющее в настоящий момент какого-то объяснения, отнести к минусам. Также в этот разряд попадало и то, что контрразведка вербует спецназовцев ГРУ из «бывших», от которых всегда можно отказаться.
Из плюсов была только тысяча долларов, которой как раз бы хватило на мои похороны. Я сказал, что это чистой воды «подстава», и я в такие игры играть не собираюсь. Прошло немного времени, и я узнал из СМИ о танковых колоннах, проданных духам, но не провел параллели между предложением, которое мне было сделано, и событиями осени 1994 года.
Лишь когда закончилась первая Чеченская кампания, судьба свела меня с одним из участников тех событий.

Что вышло из этой затеи

Если бы мне лично не предлагали принять участие в этой авантюре, я бы подумал, что человек этот просто «вешает мне лапшу на уши». Оказывается, этот отряд был сформирован, оснащен и прошел подготовку в одной из воинских частей Московского Военного округа. Руководила деятельностью отряда служба контрразведки. Отряд был разделен на две группы по двадцать человек.
В состав одной из этих групп и входил мой собеседник. Он рассказал, что предварительно они прошли по всему маршруту предполагаемого движения танкистов. Результаты разведки были не утешительными. Было совершенно очевидно, что боевиков кто-то предупредил о готовящейся акции и подробно ознакомил с маршрутом движения танковых колонн. Вблизи дорог, по которым должны были пройти танки, находились опорные пункты и засады. Дороги были заминированы управляемыми минами и фугасами. Зная по своему опыту, чем это может грозить танкам, спецназовцы провели разведку маршрута, где бы танки могли беспрепятственно достигнуть Грозного и прибыть к указанному сроку к дворцу. Результаты разведки были доложены руководству, но должного действия не возымели. Поняв, что все здесь повязаны, «бывшие» решили хотя бы предупредить командира одной из танковых колонн. Рассказав, что его ждет на маршруте, они показали танкисту безопасный маршрут, разведанный ими. Однако информация на командира колонны не произвела должного впечатления. Судя по тому, как он реагировал на предупреждение, ему было строго-настрого указано, по какому именно маршруту вести танки. Спецназовцы в указанное время были у дворца и даже сделали несколько выстрелов по его окнам, однако не все из них попали в цель. Но и этого хватило, чтобы возник пожар в здании. Отстрелявшись, разведчики отошли на пункт сбора. К дворцу из всей колонны удалось прорваться только одному танку. Экипаж, обалдевший от мясорубки, из которой ему удалось вырваться, спецназовцы забрали с собой и вывели за пределы Чечни.

Если отбросить вопросы этики и морали

События, наступившие вскоре после неудавшегося штурма, всем известны. Но суть не в том. Описанный выше факт — первая попытка привлечения резерва спецназа ГРУ для выполнения специальных задач. Правда, попытку эту предприняла ФСК. В случае чего всегда можно свалить вину на «смежников с «Полежаевки». Но, оставив морально-этический фактор описанных событий, давайте задумаемся, а что в этом плохого? Опыт спецслужб других стран в этом вопросе свидетельствует, что применение специального резерва для выполнения различных, в том числе, весьма щекотливых заданий, бывает полезно государству.
В Великобритании всемирно известная SAS состоит из трех полков: 21-го, 22-го, и 23-го. Их них только 22-й полк действующий. Остальные полки — резерв. Причем их резервисты разительно отличаются от наших, российских. В 1995 году я познакомился с бывшим сержантом SAS, хотя применительно к сасовцам понятие, как «бывший» весьма условно. Хотя бы потому, что мой новый знакомый тогда только что вернулся из Боснии. В ходе своей службы, находясь в составе подразделения, специализирующегося на морском варианте вывода групп в тыл противника, Рон принимал активное участие в боевых действиях против Аргентины в ходе Фолклендской кампании. Службу закончил после операции «Буря в пустыне». Он не принимал участие в специальных действиях, которые, и довольно успешно, вели в пустыне его однополчане. Рон охранял кувейтского шейха. Уже тогда он планировал закончить службу и открыть свое частное охранное агентство. Кстати, первым его клиентом стал тот самый шейх, которого он охранял. Уровень подготовки сержанта, отдавшего спецназу двенадцать лет жизни, помог шейху сделать правильный выбор. За пять лет, с легкой руки и при хорошем финансовом вливании своего первого клиента, Рон превратился в преуспевающего бизнесмена.
Тем не менее, когда потребовалось, он оказался в составе резервистов SAS, действовавших в Боснии. Военное командование, осуществляющее планирование и руководство специальными операциями, бережно относится к опыту, накопленному их ветеранами, и активно использует в случае надобности. Сами же резервисты находятся в прекрасной физической форме. В этом я убедился, глядя на Рона — в свои 44 года выглядел он великолепно. Государство и Вооруженные силы Великобритании стимулируют высокий уровень боевой готовности своих резервистов. Их применение не ограничивается акциями, подобными Боснийской. Известно, что охранные агентства, которые, подобно Рону, возглавляют бывшие спецназовцы, и частично или полностью укомплектованные ими же, выполняют специальные акции в интересах правительства Великобритании в тех случаях, когда участие регулярного спецназа может скомпрометировать его. Правда, мой британский коллега молчал о подобных действиях как рыба.

Не стоит наступать на старые грабли

Сейчас, когда военные комиссариаты нашей страны вновь стали призывать для прохождения сборов приписной состав, который в военное время или угрожаемый период должны составить основу личного и офицерского состава подразделений и соединений резерва, мне кажется, стоит обратиться к зарубежному опыту, где во главу угла подготовки резервистов ставят не количественный, а качественный показатель. Резервисты армий таких стран, как США, Великобритания и ряда других, пользуются теми же социальными льготами, что и военнослужащие, подписавшие контракт. Также им выплачивается определенное денежное вознаграждение за службу в резерве. В то же время с них строго спрашивают за поддержание себя в высокой степени боевой готовности.
Речи о сравнении с нашими «партизанами» даже и быть не может. Главная разница в подходе. «За бугром» граждане страны вступают в резерв добровольно, у нас на сборы «приписников», буквально, отлавливают. Перед увольнением в запас я имел опыт командования сборами приписного состава Крымской бригады спецназ. Начальник штаба, на которого согласно приказу была возложена эта задача, сломал на прыжках ногу, чему был несказанно рад. Вся тяжесть командования этим сбродом легла на меня — его заместителя, назначенного на время сборов. Нет, конечно, жесткими мерами мне удалось привести это «войско» в относительный порядок. Но возникает вопрос, зачем? Считать, что этих людей в военное время можно использовать для комплектования групп специального назначения, которые смогут выполнить хоть какую-то задачу, значит быть человеком находящимся от реальности дальше, чем декабристы от народа.

Что предлагают ветераны

Требуется качественно другой подход к этой проблеме в армии и на флоте, вообще, и в спецназе, в частности. Например, руководитель одной из общественных организаций ветеранов спецназа ГРУ полковник запаса Бреславский Владимир Евгеньевич неоднократно обращался к руководству российской специальной разведкой с инициативой о создании из ветеранов спецназа действующего резерва, который бы мог решать как боевые задачи, так и задачи по обучению нынешних спецназовцев, передавая тем самым накопленный боевой опыт. Не секрет, что в годы перестройки и откровенного развала Вооруженных сил из спецназа армии и флота ушла огромная масса офицеров. Это были наиболее подготовленные люди, с боевым опытом работы в Афганистане.
К сожалению, уровень подготовки нынешних спецназовцев, выпускников факультета спецразведки, оставляет желать лучшего. Эти пробелы могли бы восполнить старшие товарищи, которые готовы оказать помощь родному ведомству. Увы, инициатива В.Е.Бреславского пока так и остается только инициативой, непонятой и непринятой в этом ведомстве. Военкоматы же, судя по всему, снова будут призывать на сборы людей, для которых сборы — неприятная обязанность, определенная Конституцией, а не возможность поддерживать себя в высокой степени боевой готовности.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 10 сен 2012, 08:20

С. Козлов. Как защитить общество от «боевого стресса»

При подготовке материала использованы данные из статьи Сергея Й4 Панасенко «После войны в Англии» («Солдат удачи», 1997 г., №2).
Психически нормальный Болотин

Двадцать третьего января 2002 года «Московский комсомолец» опубликовал заметку о том, что некто Болотин, ветеран Первой чеченской кампании, осужден на пожизненное заключение за совершение зверского убийства. Приехав в 1998 году в Мытищи, Болотин поселился у своих знакомых, но с работой дело у него не заладилось. Болотин свел знакомство с местными бомжами. 16 августа 1998 года, пьянствуя в компании трех мужчин и двух женщин в одном из заброшенных домов, Болотин зверски убил своих собутыльников. Причиной к убийству послужил незначительный повод. Между собутыльниками произошла ссора из-за того, что Болотину не понравилось высказывание мужчин. Одного из них он забил табуреткой, двух других зарезал кухонным ножом. Не пощадил он и женщин. После ареста убийцу обследовали психиатры и признали абсолютно вменяемым, с некоторыми отклонениями психики, связанными со службой в Чечне.

Человек на войне

Обыватель, прочитав эти строки, может подумать: «Научили вас там на нашу голову». Психолог же сразу сможет выявить признаки поведения бойца «остервеневшего» на войне. Поведение таких людей отличается застойной злобностью. Они легко совершают поступки, отличающиеся повышенной агрессивностью к окружающим. Их жертвами могут стать, как товарищи по службе или мирные жители, так и их командиры. Агрессивность, усиливающаяся на войне, как бы дремлет в них вне боевых действий. Поводом для того, чтобы их поведение вышло из под контроля, может послужить все что угодно. Особенно в состоянии опьянения. Чаще всего, после совершения преступления, такие люди ничего не помнят.
Описанный случай проявления поствоенного синдрома наиболее страшен в социальном плане, но отнюдь не единственный. Попадая в обстановку длительного воздействия стресса, психика человека отрабатывает защиту от него. Первоначально, человек, попавший на войну, подсознательно ищет знакомство с опасностью, проявляя активность. Причем в бою они как бы абстрагируются от опасности. Их подсознание говорит, что убить могут кого угодно, кроме меня. У меня в группе был такой солдат. Пулеметчик Владимир Батаев в бою действовал настолько хладнокровно, игнорируя, порой, реальную опасность, что по спине пробегал холодок. Другой человек невольно пригибается, ищет укрытия, когда по нему ведут интенсивный огонь, он же мог идти в полный рост, меняя позицию. Сначала это казалось проявлением небывалой храбрости, но немного позднее он пристрастился к наркотикам.
Спустя годы, анализируя его поведение, я понял, что психологически он был надломлен. В специальной литературе описаны случаи, когда страх порождает равнодушие к жизни или смерти и преобразуется в безрассудную смелость. Людям в таком состоянии их довоенная жизнь кажется нереальной. В послевоенной жизни они себя не представляют.

Другие новички реагируют на стресс наоборот пассивно. Их реакции замедленны. На начальном этапе такие ребята малообщительны. Однако, спустя некоторое время, если не произошел надлом психики, как с рядовым Батаевым, люди постепенно адаптируются к боевым стрессам. Разница в поведении активных и пассивных сглаживается.
Опросы психологов в Чечне показали, что нарушение в психологии поведения наблюдаются у всех, кто хотя бы месяц участвовал в боевых действиях. Однако о психических сдвигах речи не идет. Напротив, такие люди начинают больше ценить жизнь, как свою, так и чужую. Их подсознание работает на приобретение навыков, способных сохранить их жизнь на поле боя и выполнить боевую задачу. Они, несмотря на подсознательную готовность к гибели, принимают все меры к тому, чтобы остаться в живых.
По свидетельству ветеранов вьетнамской войны, новички, которых называли «cherry» (вишня), таковыми переставали быть, если выживали в первом же бою.
В то же время они могут рискнуть или даже пожертвовать собой для спасения жизни товарища. Они вполне социальны. По отношению к мирным жителям они нейтральны или даже доброжелательны. На многие вещи они смотрят совсем иначе, нежели их сверстники.

«На гражданке вы никому не нужны»

Мой бывший сослуживец Д.Лютый рассказывал, как после вывода войск из Афганистана в его батальон попало дослуживать около двадцати человек, ранее служивших в ОКСВА. Их совершенно не интересовали условности взаимоотношений, принятые в подразделениях мирной армии. При столкновении со своими сверстниками они смогли их убедить прекратить враждебные действия без применения силы. Лютый рассказывал, что было очевидно, насколько они взрослее.
Главная проблема парней, прошедших Афган, начиналась потом, когда они понимали, что в Союзе они абсолютно никому не нужны.
Мой заместитель сержант Вадим Постников и пулеметчик Александр Осмак, когда разыскали меня после замены, рассказывали: «Ваши слова о том, что мы здесь никому не нужны, сразу пришли в голову, как только мы вышли на трап самолета, доставившего нас в Ташкент. Мы, даже не проходя таможенного досмотра и пограничного контроля, попытались договориться, чтобы нас отправили обратно. Но было поздно...». Дальше было хуже. Фраза: «Мы вас туда не посылали» — стала хрестоматийной.
В ходе афганской войны, да и после нее наше государство с тупым безразличием относилось и относится к тем, кто недавно с оружием в руках еще не давно защищал его интересы. Казалось бы, мы могли извлечь опыт из ошибок американцев, переживших «вьетнамский синдром».
В моей памяти сохранились документальные кадры, демонстрирующие призывников, сжигающих свои повестки и американский флаг в знак протеста против призыва на войну, и ветеранов этой войны, выбрасывающих свои награды через ограду «Белого дома», поскольку государство ничего не дало им за то, что они рисковали своими жизнями и здоровьем, а общество отторгло их. Однако чужой урок для нас прошел даром.

Что может усиливать стресс

Как бы то ни было, проблемы социальной адаптации военнослужащих, прошедших какую-либо войну существовали всегда. Но только во второй половине прошлого века психологи стали замечать и изучать отклонения в поведении людей, вернувшихся с войны. В Штатах на своих «вьетнамцев» они обратили внимание с большим опозданием. Серьезно изучать отклонения психологии поведения людей, переживших длительный военный стресс, в Америке начали, пожалуй, только после войны в Заливе.
Причем при изучении факторов, влияющих на стресс, наблюдаются такие особенности. У людей, попавших на войну из мест, где уровень бытовых условий высок, способность адаптироваться к боевым условиям, сопряженным с отказом от многих привычных в мирной жизни вещей, степень стресса выше, нежели, чем у тех, кто и в мирной жизни жил в отсутствии ряда бытовых удобств. У «плюшевых» американцев, несмотря на значительно отличавшееся в лучшую сторону тыловое обеспечение, после «Бури в пустыне» был выявлен довольно высокий процент лиц, подверженных поствоенному синдрому.
Переживания человека, попавшего на войну, могут усиливаться, если, как говориться, ему есть что терять. Материальные блага, семья и т.д. могут служить фактором, усиливающим стресс. В академии я обучался с бывшим командиром «пустынного батальона» 70 мотострелковой бригады. И хотя их боевая активность была невысокой, по воспоминаниям этого подполковника, переживания его были велики. Особенно он боялся оставить свою семью без кормильца, детей без отца и т. д.
Также, несмотря на парадокс, зачастую степень переживаемого стресса тем выше, чем ниже реальная опасность. Человеку свойственно запугивать себя. Причем, в природе не существует такой опасности, которую может нарисовать человеческое воображение. Не познакомившись реально с опасностью, человек вновь и вновь возвращается к переживаниям того, что может с ним произойти. Помню, как наш начальник службы ГСМ, однажды «прокатившись» в колонне, напился «до изумления» и плакал, рассказывая свои переживания в то время, когда они проезжали через печально известную «кандагарскую зеленку». Причем, я узнавал, по ним не было сделано в тот раз ни единого выстрела.

Есть ли защита от стресса?

Возникает вопрос, можно ли защитить человека от воздействия стресса боевой ситуации, и, если можно, то как?
Наблюдая за своими бойцами, с которыми мне пришлось воевать, я отметил, что людей, у которых «съехала крыша» нам в отряд направили из пехоты на доукомплектование. Они не проходили той подготовки, которая была предусмотрена программой боевой подготовки частей и соединений специального назначения. Некоторые из таких солдат, ломаясь психологически, начинали играть жизнями и получали, как бы страсть к убийству. Таким был сержант С., прибывший из пехоты. Другие же вообще не могли даже смотреть на убитого в бою врага. Солдаты и сержанты, психика которых была закалена, переживали тяготы и лишения проще, быстрее адаптировались к опасности, приобретали навыки избежать ее и выполнить задачу.
Психику солдата закалить можно и должно. Для этого необходимо искусственно модулировать стрессовые ситуации. Предварительно желательно отобрать людей, наиболее способных к этому. Способы могут быть самые разнообразные. Начиная от подъема среди ночи в дождь и совершения длительного марш-броска без объявления цели, времени и расстояния. Человек, способный после двух—трех часов непрерывного бега в таких условиях адекватно воспринимать команды и выполнять их — кандидат в вашу группу специального назначения. Другой пример. После совершения длительного марша в жаркую погоду бойцам дается команда набрать воду во фляги, но пить категорически запрещено. После этого дается команда вылить воду и продолжить марш. Есть и другие способы вызвать стресс. Мой товарищ Виктор Афонченко рассказывал, как перед выполнением зачетных стрельб на проверке проверяющий обругал их последними словами. Показатели в стрельбе тут же упали. После этого проверяющий объяснил, что сделал это намеренно, чтобы показать, как легко вывести из себя солдат этого взвода, и как от этого страдают боевые возможности всего подразделения.

Наверняка, активисты «Комитета солдатских матерей», прочитав эти способы, обвинят меня во всех смертных грехах. Однако воспитание воли, закалка психики солдата путем моделирования малых стрессов, поможет ему пережить продолжительный стресс в ходе боевых действий.

Особый менталитет элиты

Нередко в СМИ приходится слышать разглагольствования о том, что в криминальные группировки уходят бывшие спецназовцы, настоящие профессионалы, прошедшие войну, ничего, кроме убийства, не умеющие.
Данное утверждение не имеет под собой основы. Я не стану утверждать, что в команде «Солнцевских» или «Измайловских» не может быть бывших спецов. В принципе может, но думаю, процент бывших спортсменов или бывших «ментов» в «криминале» выше. К слову сказать, я закончил факультет спецразведки в Рязанском воздушно-десантном училище. Из тех, кто учился со мной, а также на старших и младших курсах, я не могу припомнить ни одного, кто ушел в «братву». Причина в том, что люди эти — элита армии с особым менталитетом, который не позволяет преступить закон. То, что любой из нас, при наличии минимальных сил может организовать государственный переворот в какой-нибудь «банановой республике», совсем не означает, что мы этим занимаемся. То, что любой из нас может организовать покушение на государственного деятеля страны, с которой наша Родина ведет войну, совсем не означает, что цепь заказных убийств в нашей стране дело наших рук. Уметь и совершить — две разных вещи. Это все равно, как поставить на одну ступень снайпера антитеррора и киллера.

Генераторы социальной нестабильности

В действительности социальную опасность представляют люди вроде Дмитрия Болотина, социально неустроенные, психически надломленные. В условиях текущей войны их становится все больше и больше.
«Люди, возвратившиеся с войны, научившиеся убивать, испытав свою жестокость и жестокость противника, перетерпев страх смерти и отчаяние поражений, часто становятся: одни непримиримыми борцами за справедливость, утверждая ее нередко с бесчеловечной жестокостью, другие пополняют преступные группировки. И первые, и вторые становятся генераторами социальной и политической нестабильности в России» — это слова из доклада на международной конференции «Общество, стресс, здоровье: стратегии в странах радикальных социальных реформ». Чтобы минимизировать растущую опасность, обществу и государству давно пора обратить внимание на необходимость адаптации военнослужащих, вернувшихся с войны, к мирной жизни. Наверное, уже ясно, что сами они с этой проблемой справиться не смогут.

Зарубежный опыт

Поскольку опыта и специалистов в этом вопросе в нашей стране почти нет, примером может служить Великобритания, в прошлом веке являвшаяся одним из лидеров среди государств, которым приходилось вести войны. Уже около восьмидесяти лет существует «Общество по восстановлению душевного здоровья ветеранов вооруженных конфликтов», более известное, как «Combat stress». Это единственная в стране негосударственная организация, специализирующаяся именно на душевных, а не на физических расстройствах ветеранов, полученных в ходе боевых действий.
Сотрудники общества, имеющие сеть отделений по всей Великобритании, регулярно посещают своих подопечных дома или в медицинских учреждениях, если они там оказываются, самостоятельно или с помощью профильных специалистов помогают им в решении всех бытовых, психологических, семейных и других проблем. Они ведут переписку с Управлением по пенсиям для пострадавших в военных действиях. Иногда оказывается небольшая финансовая помощь. В трех пансионатах, имеющихся в собственности Combat stress, пациенты отдыхают по две—четыре недели раз или два в году, проходя одновременно интенсивные курсы реабилитации. Обществу также принадлежит «Дом ветерана» для тех, кто не в состоянии работать или заботиться о себе. Годовой бюджет общества составляет 6,4 млн. долларов. Больше половины — поступления от системы медицинского страхования. Остальную сумму составляют пожертвования и завещания в пользу общества. На одного пациента ежегодно расходуется более тридцати тысяч долларов. Финансовая прозрачность этой организации — обязательное условия успеха благотворительной деятельности. Почувствуйте разницу с российскими «благотворительными фондами».
Думаю здесь есть над чем задуматься российским государственным деятелям, а также тем, кто ищет применения своим денежным средствам.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 10 сен 2012, 08:21

Часть VIII. ОБЕСПЕЧЕНИЕ, ВООРУЖЕНИЕ, ТЕХНИКА, СНАРЯЖЕНИЕ, ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ
С. Козлов. Краткий обзор средств связи, применяемых в локальных конфликтах, и их возможностей

Устойчивая радиосвязь — одна из главнейших составляющих успеха действий разведывательных групп специального назначения. Она обеспечивается наличием надежных средств связи...

Спецрадиосвязь — это один из главных секретов спецназа. Принципы ее серьезно отличаются от правил установления обычной радиосвязи. Осуществляется она в телеграфном режиме. Одним из секретов является программа спецрадиосвязи. Однако я совсем не собираюсь раскрывать эти секреты.

Для связи с центром

В конфликтах последних десятилетий спецназ использовал специальные радиостанции только на начальном этапе Афганской войны. Невозможность оперативно связываться в ходе боя из-за того, что сообщение сначала необходимо зашифровать, а в центре также требуется время на его расшифровку, потребовало разработать специальные кодовые фразы, которые можно быстро передать в центр и таким образом сообщить о том, что в группе все нормально или, что группа ведет бой, и ей требуется помощь. Но с началом массового применения спецназа в Афганистане стало ясно, что для оперативного управления требуются обычные армейские радиостанции, способные работать в телефонном режиме. Радиостанции P-159, работавшие в УКВ диапазоне, способны были обеспечить надежную радиосвязь на дальности до 40 километров при развертывании АБВ (антенны бегущей волны). На штыревую антенну Куликова эта дальность была меньше и зависела от рельефа и других условий. Коротковолновые радиостанции «Ангара» и Р-143 при развертывании антенны «симметричный диполь» позволяли связываться на дальности до пятисот километров и более. Однако радиус массового применения групп специального назначения не превышал ста двадцати километров. Отдельные факты работы групп на большем удалении не характерны. В конечном итоге, армейские KB радиостанции вытеснили специальные, поскольку они позволяли в телеграфном режиме передавать зашифрованные радиограммы в то время, когда обстановка была спокойной. Тогда же, когда группа вступала в бой, особой секретности уже не требовалось, и можно было работать в телефонном режиме. Однако в этом случае, моджахеды, имевшие на вооружении новейшие японские радиостанции, позволявшие сканировать работу наших и определять их рабочую частоту, частенько создавали на ней помехи. Для этого использовались как простейшие индикаторы случайных колебаний, забивающие нашу рабочую частоту, так и речевые помехи. Какой-нибудь дух «влезал» на нашу частоту и начинал без умолку болтать, постоянно произнося порой просто: «Бала-бала-бала». Переход в этом случае на запасную частоту был малоэффективен, поскольку и она скоро сканировалась и забивалась.

Также громоздкость радиостанций и источников питания к ним, создавали определенное неудобство. Во второй половине 80-х была создана радиостанция «Северок-К», имевшая малые размеры и вес. Однако в Афганистане она себя плохо зарекомендовала, поскольку была очень чувствительна к сложному рельефу.

Для управления группой

В конце восьмидесятых велась разработка новой радиостанции для связи внутри группы, позволявшей работать в закрытом режиме. Имевшаяся на вооружении УКВ радиостанция Р-392 не позволяла это сделать. Поэтому в условиях активной радиоразведки, которую вели моджахеды, особенно во время проводки своих караванов и автоколонн, разведчикам приходилось передавать установленные сигналы тональным вызовом. Для экономии батарей питания и возможности оперативного вызова раведоргана на связь были созданы специальные передатчики и приемники «Ляпис» и «Околыш». Это — что-то типа современных пейджеров, только во много раз больше. После вывода войск из Афганистана опыт его постарались забыть, как кошмарный сон, признав применение спецназа в таких условиях не характерным.
В конце восьмидесятых также разрабатывался новый центровой комплекс спецрадиосвязи, позволявший обеспечивать надежную связь с маломощными радиостанциями на дальностях 2000 километров и более. Однако с развалом Союза, надо полагать, что все новые разработки были заморожены из-за отсутствия финансирования. Именно поэтому в Чечне спецназ работал все с теми же Р-392 и P-159. Малый радиус действия групп не требовал более мощных радиостанций. Однако он требовал работать в закрытых каналах связи, надежно обеспечивающих сокрытие передаваемой информации. Вспомните просчеты Буденновска, когда боевики Басаева вычислили время начала штурма, прослушивая эфир по радиостанции скорой помощи, имевшейся в их распоряжении. Вспомните Первомайское, когда абсолютно все распоряжения по проведению операции уходили в отрытый эфир и прослушивались террористами Радуева. Это при том, что довольно давно создана приставка «Историк» к радиостанции Р-159, надежно закрывающая канал радиосвязи.
При выполнении особенно ответственных задач, командир группы мог иметь сотовый телефон. И только совсем недавно в особо элитные части спецназа ГРУ поступили новые УКВ радиостанции, позволяющие работать в закрытом режиме, а также выполнять еще массу функций, так необходимых командиру группы для ее управления. При этом радиостанция не является секретной.

Для связи с авиацией

Для связи с авиацией в Афганистане сначала применялись радиостанции из аварийного комплекта летчиков «Комар». Небольшие по размеру, они были довольно удобны. Однако небольшое их количество, а также межведомственность не позволили получить их для обеспечения батальонов спецназначения. Вместо этого в группы выдавались милицейские радиостанции «Ромашка». Они имели совместимые частоты с радиостанциями, установленными на вертолетах. До этого на поддержку вылетал с боевым вертолетом кто-то из офицеров спецназа, имея с собой радио станцию Р-392.
В последующем, когда спецназу были приданы свои вертолеты, опытным путем было установлено, что частота 45200 соответствует, если не ошибаюсь, 8 кварцу на вертолетной радиостанции. Но техническая мысль простиралась все дальше. Конструкторы решили создать такое радиоизлучающее устройство, которое позволяло бы обозначать нахождение группы для авиации, не зажигая визуальных сигналов (пирофакелы — ночью, дымы — днем), которые демаскируют группу. Идея достойная, но воплощение было чудовищным. Осенью 1985 года я со своей группой этот прибор испытывал. Мало того, что пользоваться им могли только подготовленные операторы, так он еще и состоял из двух огромных блоков — блока питания и передающего блока. Каждый блок переносился одним человеком. Поскольку операторы не были спецназовцами, идти они далеко с таким весом не могли. Поэтому пришлось совершить учебно-тренировочный выход, десантировавшись всего в трех километрах от «северной» дороги. Понятно, что при таком обеспечении «скрытности» десантирования, о результате и думать было нечего. Главное, чтобы «местные пацаны» не пришли разбираться, кто и зачем к ним пожаловал. Но Бог миловал. Самое смешное началось тогда, когда нас нужно было эвакуировать вертушками. По данному прибору они никак не могли нас обнаружить, крутясь в нашем квадрате. В конце концов, пришлось их сажать обычным, давно отработанным способом. Как оказалось, на вертолетах стояли небольшие экранчики, где через каждый сантиметр, равный в данном случае 1 километру на земле, загоралась лампочка. Одним словом точность определения координат группы ± 1 километр.
После испытаний я написал очень «ругательный» отчет, чем здорово обидел полковника-разработчика. Я указал, что подобное устройство необходимо, но оно должно весить не более пятисот граммов вместе с блоком питания, быть простым в обращении. Ну и самое главное, устройство должно позволять летчикам определять место группы на земле с точностью ±5—10 метров.
Не знаю, чем закончились изыскания в этой области. На конференцию в Ташкент, посвященную этой разработке, я ехать отказался.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 11 сен 2012, 08:19

С. Козлов. Нерв армии

Те, без кого спецназ не работает

Память о тех или иных событиях, с которыми связаны действия спецназа, объединяет многих людей, участвовавших в них. Память заставляет встречаться ветеранов. В память о погибших, произносят третий тост. Генералы любят говорить тост за рядового разведчика, но очень редко в застолье вспоминают о тех, без кого выполнение боевой задачи в тылу противника просто невозможно. Группа может выполнить все, что ей приказано и даже более того, но если об этом не узнает командование, то и результатам специальных мероприятий и добытым уникальным разведданным грош цена.
В училище полковник Митрофанов нас учил, что группа способна выполнять задачу до тех пор, пока живы командир и радист. Именно радист обеспечивает оперативное прохождение развед- информации от командира группы до его руководителей в Центре.

Когда надо качать связь?

Впервые я прочувствовал, что такое «нет связи», на своих первых учениях, когда мы с радистом по нескольку часов пытались связаться с Центром. Работали на окружной узел связи. Я со старанием молодого лейтенанта добивался, чтобы мы выходили на все обязательные сеансы, потому, что «так положено». Мой же радист, который уже заканчивал служить, мудро сообщал, что во время завтрака связи не будет — «центровики» ушли есть. Потом у них построение, а вот после развода можно попробовать, но вероятнее всего связь появится примерно в половине одиннадцатого. И все случалось именно так, как он говорил. Это было выше моего понимания. А как же дежурная смена?
Этот вопрос повисал в воздухе. В бригаде «центровики» непосредственно общались с радистами, которые ходили с группами, но и они, бывало, спали по ночам, когда, сидя в какой-нибудь канаве, их собрат безуспешно пытался «прокачать радио».
Четко поняв зависимость от радиста еще на первых учениях, за которые моя группа (одна из четырех в бригаде) получила отличную оценку, эту зависимость я совершенно по-особому воспринял на войне.

Как зависит от радиста командир

В первый же наш выход с Лехой Рожковым в пустыню Регистан произошел казус. Виноваты в нем заместитель командира группы и радист, которые были приданы РГСпН №311 из кабульской роты. В группе кончилась вода, и прапорщик (заместитель командира группы) приказал радисту передавать в центр условный сигнал о том, что группа ведет бой и есть раненые. Требуется эвакуация. В батальоне все «встали на уши». Информация докатилась даже до заместителя Министра обороны СССР маршала Соколова. Потом несчастного Леху драли долго и качественно, хотя он никакого распоряжения радисту не давал.
Первый мой караван мне пришлось беспрепятственно пропустить лишь потому, что радиостанция Р-143 вышла из строя. А для дублирующей P-159 радист поленился взять АБВ (антенну бегущей волны), которая позволяла дотянуться до узла связи батальона. Я же поленился проверить содержимое его рюкзака перед выходом. Слава Богу, удалось восстановить связь через группу старшего лейтенанта Корнева. Но и его радисты безуспешно связывались с узлом связи отряда. Лишь в пять утра, когда оперативный дежурный пошел «отлить» и зашел к дежурным радистам, он разбудил их «незлым тихим словом». Только тогда у Корнева, а значит и у меня, появилась связь. Правда, к этому времени мы и сами «разобрались» с духами. Когда мы пришли в отряд, мои разведчики лаконично, но весьма доходчиво объяснили радистам на УС, что спать во время дежурства нехорошо. После этого со связью проблем не было. Но случались и казусы.

Радист от Бога

С моей группой очень часто ходил радистом Азим Маматханов. Это был не радист, а чистое золото. Он был прирожденным бойцом, радистом группы специального назначения. Кроме своей специальности, которую он знал в совершенстве, он был прекрасно подготовлен физически, и голова у него работала, как у настоящего спецназовца. Мало того, он всячески стремился участвовать в бою, хотя это совсем не его дело. Радиста всегда берегут. Поэтому приходилось даже кричать на него, чтобы он не высовывался. Смелости он был редкой. Рассказывали, что когда он был еще «молодым», группу, в которой радистами был он и еще один опытный радист, окружили духи. Огонь был очень плотным. Гранатой РПГ снесло мачту симметричного диполя, а с земли «продавить связь» никак не удавалось. Тогда Азим встал под обстрелом и держал обломок мачты до тех пор, пока связь с отрядом не была восстановлена, и радист не передал нужную информацию.

С ошибкой в десантировании

Никогда не забуду случай, когда все мы, буквально всем, стали обязаны Азиму. Было это на дороге, что идет от Кандагарской «зеленки» на север. Все началось с того, что мой старый «друг», командир звена капитан Профит, десантировал нас с ошибкой километров в двадцать. Офицер, ответственный за десантирование, несмотря на мои возражения, дал команду покинуть борт. Матеря всех на свете, я дал команду бойцам, и вскоре мы остались лежать в каком-то мандехе.
Уточнив место своего стояния, я еще раз матюгнул и Профита, и ротного, давшего команду. Но делать было нечего. Нужно было выполнять задачу, а значит, идти к дороге, до которой было километров пятнадцать. Но нам пришлось идти вдоль гор по распадку, где вскоре мои дозорные натолкнулись на стадо, которое паслось в темноте. Это усложняло дело — пастухи в Афганистане исправно снабжали духов информацией. Мы попытались обойти стадо. Но хитрые пастухи так расположили его, что сделать это было довольно трудно. В конце концов, дозор натолкнулся на самих пастухов, их было двое. Группа была засвечена.

Пленные

Для того, чтобы все же выполнить задачу, я приказал взять обоих в плен и вести с собой. План у меня был такой. За ночь выйти к дороге, по которой двигались машины. Свет их фар мы периодически наблюдали. Успеть выйти до рассвета, ударить транспорт духов и утром эвакуироваться. Тогда можно будет и пастухов отпустить.
Пастухам за спину повесили ленты от АГС-17 и еще какую-то поклажу, разгрузив максимально головной дозор. Они шли в середине ядра группы. Но случилось непредвиденное.
Группа переходила песчаное русло реки. Видно было, как вода намывала какие-то островки, где росли кустики. Место было равнинное, но пересеченное. Разведчики, которым было поручено охранять духов, «прощелкали», и один из них, как потом выяснилось, сын старшего пастуха, сбросил поклажу и рванул в ближайшие кусты. Бесшумного оружия у «охранников» не было, а стрелять они не решились. Поиски в темноте ничего не дали, только потеряли время. К дороге вышли, когда уже почти светало.
Последняя машина где-то ворчала двигателем, но потом затихла, оставшись в каком-то кишлаке до вечера. Нам ничего не оставалось, как подумать об организации дневки. Прятались мы, отойдя от дороги километров на пять. Группа расположилась в мандехе между не очень высоких, но господствующих в этом месте сопок. Наверх мы выставили две пары наблюдателей, переодетых в национальную одежду. Вскоре они доложили, что сбежавший сынуля, в компании с вооруженными духами, усиленно разыскивает папашу. Круг их поиска сужался, и было ясно, что группу, скорее всего, обнаружат.

Без связи

Я попросил Маматханова связаться с Центром, для того, чтобы там были в готовности эвакуировать нас. Но Азим сообщил, что на "Ангаре" игольчатый разъём шнура, который соединяет диполь и радиостанцию, погнулся и не входит в паз. С Р-143 тоже творилось что-то неладное. В микротелефонной гарнитуре отходил контакт, и связь постоянно прерывалась. Я сказал, чтобы он постарался выпрямить разъем на «Ангаре». Пока он и его напарник занимались этим, духи нас все-таки обнаружили. Было уже часов семнадцать, когда они довольно демонстративно стали нас «обкладывать». То, что намерения у них серьезные, я понял по количеству привлеченных сил и средств. В общей сложности наша судьба беспокоила человек сто пятьдесят. Вскоре приехал «Симург» с ДШК, установленным в кузове, и встал в мандехе, примерно метрах в семистах. Ситуация становилась критической. Духи начали постреливать, провоцируя нас на ответный огонь. Я приказал всем занять господствующие высоты и организовать круговую оборону. Развернули АТС-17. А связи все не было. Заработал ДШК. Мы ответили из АТС. Наконец окончательно выяснив, где мы сидим, духи пошли на штурм. Когда я в очередной раз спросил, что со связью, Азим ответил, что вряд ли удастся починить разъем.

Спасибо Азим!

Тогда я, в сердцах, сказал, что мне, пофиг как, хоть голубями, но связь нужна. Азим штык-ножом отвинтил винты на корпусе микротелефонной гарнитуры радиостанции Р-143, извлек микросхему. Не знаю как, но он обнаружил провода, замыкая которые, можно было выйти в эфир в телеграфном режиме. Тогда он оторвал один из них от платы и стал передавать телеграфом сигнал о том, что группа ведет бой и срочно требуется эвакуация. Когда я узнал, что связь восстановлена, я сказал, что патроны можно больше не экономить. От души навернули из АГС по «Симургу» с ДШК. Поняв свою уязвимость, он поспешно ретировался и больше не появлялся до нашего отлета.
Через тридцать минут над нами были вертушки. Для начала «двадцатьчетверки» ввалили всем желающим пролить спецназовскую кровь, а потом подсели по очереди две «восьмерки». Я, садясь в вертолет последним, от всей души отвесил папаше-духу мощного пинка.
После этого я ходатайствовал перед командованием отряда о представлении радиста Маматханова к награде. Мы с ним еще долго ходили вместе на войну. Он же связывался с отрядом и тогда, когда наша группа взяла мой крайний караван. Из ущелья, где мы забили две машины с боеприпасами, нас вытаскивали двенадцать часов и все это время связь, организованная Азимом, была, как «колокольчик».
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 11 сен 2012, 08:20

С. Козлов. Врач из армейского спецназа

О них вспоминают в последний момент

Сейчас я хочу рассказать о тех, кого в повседневной жизни спецназовцы часто забывают. Особенность психологии здорового человека такова, что он не вспоминает о врачах до той поры, пока не заболеет. Но на войне, где воздух пронизывают пули, сделанные отнюдь не из пластилина, медицинская подготовка выходит в разряд основных предметов, а врачи пользуются особым уважением. До сих пор, собираясь иногда для празднования дня нашего отряда, мы частенько вспоминаем врача от Бога, хирурга кандагарского госпиталя по имени Аскер. Именно ему обязан жизнью наш боевой друг Василий Шараевский. Когда его вертолетчики привезли в Кандагар со «сквозняком в голове» медики, «видавшие виды», сказали: «Не жилец». Нужно обладать большим мужеством врача, чтобы начать оперировать такого раненого. Ведь если он умрет у тебя «под ножом», никому потом не расскажешь, что ты до последнего пытался спасти человека. Но Аскер это мужество имел. Я не знаю, сколько человек он вытащил из могилы. Знаю только, что наш друг «Васька Шарик» совсем не одинок. Когда его привезли в «Бурденко», со всего госпиталя сбежались хирурги посмотреть на живучего спецназовца и на дело «золотых рук» Аскера.
Нередко врачи на войне жертвовали своей жизнью для спасения жизни и здоровья раненного бойца. Пример тому — рассказ Евгения Сергеева о том, как погиб их врач батальона, до конца исполнивший клятву Гиппократа. Да, эти люди обладали мужеством. Но мужество это несколько иного свойства. Да, эти люди были высокими профессионалами, но профессионалами в своей области.

Я же расскажу о человеке, военном враче, которого ветераны спецназа давно и заслуженно почитают за своего, не выдавая при этом никаких авансов, не делая при этом никаких скидок на профессию врача. В любом спецназовском застолье он — просто равный среди равных, такой же «боец», как и все.

Путь к признанию

Фидаров Эльбрус Зелимханович — полковник медицинской службы, осетин по национальности, медик по образованию и профессии, спецназовец по своему духу. Закончив Северо-Осетинский медицинский институт, молодой специалист Фидаров попал по распределению в Вооруженные Силы. Он в их рядах и поныне, являясь сейчас главным хирургом 52-го диагностического центра МО РФ.
А в далеком октябре 1985 года он был направлен для прохождения дальнейшей службы в ТуркВО. Округ этот в ту пору был воюющий, и каждый понимал, что Афганистан для него — дело недалекой перспективы. В 1986 году Эльбрус прибыл в 664 ооСпН, дислоцированный в г. Лашкаргах, на должность медицинского специалиста. К этому времени в отряде обновился состав офицеров. Пришли новые перспективные ребята, такие, как Леша Панин, Андрей Перемитин, Сергей Бреславский и другие. Отряд уже вовсю практиковал тактику дальнего патрулирования, совершая рейды на штатной и трофейной колесной технике к южной границе Афганистана. Как и положено, в состав отряда входил и военный врач, готовый оказать первую помощь раненым.
Так прошел почти год. За свою деятельность Эльбрус уже был награжден орденом «Красной звезды». От боевых выходов он никогда не отлынивал, тяготы полевой жизни переносил, не жалуясь, дело свое знал, за что пользовался уважением у боевых офицеров. И солдаты, и офицеры, собираясь на войну, удовлетворенно улыбались, когда узнавали, что с отрядом нынче выходит Эльбрус Фидаров. Значит, доверяли ему, верили, что если случится, вытащит он их, не даст «склеить ласты». Но доктор, он, как ни крути, доктор. Медицинское обеспечение, оно и есть обеспечение. Главные задачи, все же, решали солдаты и офицеры спецназа. Им и лавры, и основной почет и уважение. Все изменил случай.

На южной границе

Отряд, которым командовал Сергей Бреславский, имел задачу вести поисково-засадные действия в районе перевала Мазари, что на южной границе с Пакистаном. Именно через этот перевал и проходила основная масса караванов в этом районе. Понятное дело, духи его охраняли как зеницу ока. Но место было очень перспективное, и на выход возлагались большие надежды. Отряд шел на «Уралах». Поскольку удаление от пункта постоянной дислокации до района предстоящих действий было немаленьким, для пополнения запасов топлива тащили с собой топливозаправщик.
Выйдя в район предстоящих действий, командир решил пойти на хитрость. Поскольку пыль от их колонны была видна за версту, Бреславский разделил силы отряда. Одну группу с «Уралом», на котором был установлен трофейный ДШК, он отправил для демонстрации. Она должна была проследовать мимо перевала и уйти в направлении колодца Набичах, где и оставаться до особых распоряжений, стараясь привлечь к себе внимание разведки моджахедов. Основные же силы командир укрыл в барханах, намереваясь с наступлением темноты организовать засаду на дороге, идущей от перевала Мазари в направлении переправы через реку Гельменд. Группой отвлечения командовал старший лейтенант Гончаров. Чем руководствовался Бреславский, когда в состав его группы включил единственного врача, трудно сказать. Тем не менее, возражения Фидарова по поводу того, что врач должен быть там, где решаются наиболее сложные задачи, Сергей отклонил. Видимо, он решил создать свою тыловую базу у колодца Набичах, поскольку туда же он отправил и топливозаправщик.
«Урал» с ДШК и бойцами в кузове и «наливник» с доктором в замыкании двинулись в путь, который проходил сначала вдоль горной гряды, по которой пролегала южная граница Афганистана.

С Эльбрусом на бензовозе ехали еще пятеро разведчиков, которые разместились между кабиной и баком и на сидении в кабине. Надо сразу сказать, что вход в ущелье перевала Мазари прикрывает гора Забра. Из-за нее ущелье с дороги не просматривается. Когда колонна приблизилась к перевалу, впереди идущий «Урал» внезапно увеличил скорость. На запрос Эльбруса командир по paдио дал команду «Делай как я!» и рванул к ущелью. Двигаясь за командиром, Эльбрус увидел, как в глубь ущелья уходили одна за другой две «Тойоты». Внезапно впереди идущий «Урал» остановился, а затем стал разворачиваться. По корпусу кабины щелкнула пуля, а вскоре разлетелось вдребезги лобовое стекло. Видимо, били снайперы с дальней дистанции. Колонна отошла назад. Когда Эльбрус попытался объяснить Гончарову, что командир роты им поставил совсем иные задачи, тот лишь тупо повторил «Делай как я» и напомнил при этом, что здесь командует он. После короткой 1-ц перепалки Гончаров настоял на своем, мотивируя тем, что раз уже ввязались в бой, надо доводить дело до конца. Фидарову и его бойцам, которые сидели на бензовозе, он приказал обойти гору слева, сам он собирался сделать то же справа.

Век живи - век учись

Тактический смысл этих действий остается загадкой. Хорошо, что Эльбрус, общаясь со своими спецназовскими друзьями, внимательно слушал их рассказы о боевых выходах, споры о верности или ошибочности тех или иных действий и усвоил основные правила этой войны. Одно из них гласило: «Побеждает тот, кто выше». Поэтому, пройдя метров 50 в указанном направлении, он дал своим бойцам команду подняться на гору. И, как оказалось, вовремя. Не успели они подняться на плоскую вершину Забры, как с другого края показались духи, которые, видимо, тоже знали секрет победы. Но преимущество было уже за спецназовцами, которыми, в этот раз, командовал... доктор. Завязался неравный бой. Духов было в 4—5 раз больше разведчиков. Однако те на полную катушку использовали свое преимущество в высоте и не давали духам выйти на вершину. Духам могло сильно не поздоровиться, если бы действия всей группы были согласованными. Однако, командуя боем, Эльбрус с удивлением увидел, как Гончаров со своими разведчиками развернулся в цепь и прочесывает ущелье. Это было более чем странно, когда половина его группы вела неравный бой. Духи с остервенением пытались овладеть высотой и неустанно атаковали уже со всех сторон. На их стороне были и опыт, и знание местности, и численное преимущество, но сделать они ничего не могли. Видимо, это добавляло им злости. Тем временем Гончаров со своими людьми вернулся из ущелья, отогнал «Урал» с ДШК метров на 800 от Забры и открыл огонь, пытаясь поддержать своих. Но на таком расстоянии трудно невооруженным глазом разглядеть, где кто. Поэтому кроме опасений, что можно сложить голову от рук своего же командира, его огонь разведчикам ничего не принес.

Время шло. А бой все не затихал. Патронов становилось все меньше, а помощи ждать было неоткуда. В такой ситуации и боевому офицеру не до смеха, казалось бы, что тут говорить о медике. Но спецназовский дух, который впитал Эльбрус за год службы в отряде, помог ему сохранять хладнокровие. Глядя на командира, и бойцы ни разу не дрогнули. По секрету Эльбрус рассказал, что одну гранату он припас для себя. «Спецназовцы в плен не сдаются!» — это второе правило, которое он четко помнил и не собирался нарушать. «Если бы пришлось, подорвал бы и себя, и ребят, и духов», — говорит он. Уже почти стемнело, когда от «Урала» в воздух поднялись ракеты, сигнализирующие основным силам, что группа ведет неравный бой и требуется помощь.

Снова к своим обязанностям

Видимо, поняв, что день сегодня не их, духи стали отходить. Бой стал потихоньку затихать и, в конце концов, сошел на нет. Эльбрус организовал круговую оборону. Так дождались рассвета, когда подошли основные силы роты. Группа под командованием доктора смогла спуститься к подножью. У них потерь, несмотря на тяжелый бой, не было. Этого нельзя было сказать о тех разведчиках, которые были с Гончаровым. Был ранен в руку сержант Ивах, заместитель командира группы. При ранении он выронил автомат, который теперь роте предстояло найти. Но в поисках Фидаров уже не участвовал. Он, как врач, улетел с раненым Ивахом для передачи его в госпиталь. Он не видел, сколько накрошили они духов. Об этом ему позже рассказали товарищи. Автомат нашли, и рота вернулась в отряд. Сразу по прибытии, Бреславский представил Фидарова ко второму ордену «Красной звезды», который, забегая вперед, скажу сразу, он не получил. Затерялся он где-то в бумажной переписке армейских канцелярий.

Спустя некоторое время Панин и его друзья перевелись в Кандагар в 173 отряд. Вскоре туда же прибыл и Эльбрус на должность начальника медицинского пункта. И вот в один из дней, сразу после обеда, вызвал его командир отряда майор Горатенков. В отряде, который действовал на броне, раненый. Задача доктора — лететь на вертушках и эвакуировать его. На вопрос, кто полетит с ним, комбат спросил: «Две «восьмерки», две «двадцатьчетверки», да еще фронтовая авиация тебя в случае надобности прикроет. Тебе что, этого мало?». Спорить в таких случаях бесполезно. Фидаров ответил «Есть!» и убыл на аэродром, захватив с собой фельдшера. Вертушки с Эльбрусом поднялись в воздух, а фельдшер остался и ждать прибытия своего начальника с раненым.
Сели у брони без каких-либо приключений. Боец получил ранение в результате неосторожного обращения с оружием. Перевязали, погрузили его в вертушку, взлетели и легли на обратный курс.

Результат, который дал начмед

Раненый в салоне, Эльбрус в кабине с летчиками. Не успели отлететь на два—три километра, как обнаружили четырех духов на двух мотоциклах, которые внезапно выскочили из «мандеха» прямо по курсу ведущего вертолета. Доктору и командиру вертолета хватило одного взгляда друг на друга, чтобы понять, что они будут делать дальше. Эльбрус молча встал и перешел в салон. Летчик прошел так, чтобы он мог работать в дверь. Гулко заработал АКМ Эльбруса, к которому он, ради выпендрежа приспособил круглый магазин от РПК. Мотоциклист, которого доктор снял из своего автомата, завалился на бок. Второй мотоцикл духи бросили сами и отошли в «мандех», откуда открыли огонь. Досмотровая группа в составе начальника медицинского пункта отряда спешилась и вступила в бой. Несмотря на то, что на земле Эльбрус атаковал в одиночку трех духов, во взаимодействии с вертолетами огневой
поддержки противник был уничтожен. Доктор захватил документы, оружие и трофейные мотоциклы, которые совместными усилиями погрузили в вертолеты. На аэродроме одну «Ямаху» Эльбрус оставил летчикам, а на второй в отряд отправился фельдшер, который уже начал переживать за своего шефа. Летчики по радио передали на аэродром, что ведут бой. Эльбрус отвез раненого в госпиталь, сдал его и на машине вернулся в отряд.

Во время послеобеденного построения офицеров, когда комбат ставил очередные задачи, Эльбрус, как и положено, доложил о выполнении приказания и о том, что при возвращении на аэродром было уничтожено четыре мятежника, захвачены трофеи, в том числе два мотоцикла «Ямаха». Комбат обалдело посмотрел на Фидарова и попросил повторить доклад. Когда же до него дошло, что случилось, он вызвал замполита и отправил его на аэродром, чтобы тот выяснил подробности боевого эпизода.
После этого на карте, где фиксировались все результаты с указанием номера группы отряда, появилась отметка о результате, который дал медпункт. Эльбрус ходил гордый, и было от чего. Думаю, он — единственный доктор, который и лечил, и командовал в бою, и давал результаты, как заправский спецназовец.

«По сравнению с Чечней, Афган - веселая прогулка»

После Афганистана Эльбрус попал в клиническую ординатуру. Уже учась в Москве, довелось ему вылететь в Армению для оказания помощи жертвам спитакского землетрясения. Участвовал в событиях в Приднестровье и Абхазии. Окончив ординатуру, попал в Центральный авиационный госпиталь, где за пять лет прошел путь от младшего научного сотрудника до начальника отделения неотложной хирургии. Пришлось ему побывать и на родине во время осетино-ингушского конфликта. Принимал участие в развертывании полевого госпиталя на авиабазе в Моздоке.
В 1995 году, когда началась Первая чеченская кампания, работал начальником хирургического отделения ханкалинского госпиталя. Вспоминая об этом, он говорит: «Честно скажу, что по сравнению с Чечней афганская война показалась мне веселой прогулкой». Причиной тому, главным образом, то, как все здесь было организовано. Или не было организовано. То количество раненых, которое прошло через руки Эльбруса, сопоставимо с количеством раненых большой войны. Пять с половиной тысяч раненых прошло через ханкалинский госпиталь, четыре с половиной тысячи из них прооперировала бригада Эльбруса. Самое жуткое было то, что ни конца, ни края этому потоку не было видно.

Кровавый конвейер

По любым медицинским нормам, если в госпиталь одновременно попадает 30—40 человек, этот госпиталь парализуется. Здесь же в течение дня поступало до 100 человек постоянно, а в отдельные дни могло одновременно поступить от 150 до 300 человек. Пиком поступления раненых можно считать август 1996 года. Когда была снята блокада группировки внутренних войск в Грозном, в госпиталь поступило одновременно около 400 раненых. Привозили раненых и убитых вперемежку. Нужно было выявить живых, а потом отсортировать, кого из них в реанимацию, а кого в операционную. Начиная с 6 августа и до середины сентября, хирурги из бригады Эльбруса, если спали, то не более 1—2 часов в сутки. Бывали периоды, когда не спали вообще по 2—3 дня. Поддерживали тонус «курятиной» и крепким кофе. Раненые поступали обычно с наступлением темноты. Всю ночь шли операции, днем раненых сортировали, кого отправлять на эвакуацию, а к вечеру все начиналось сначала.
Сейчас многие говорят, что Первую Чечню мы проиграли. Может быть, это и так, но всегда и везде Эльбрус Зелимханович не перестает повторять: «Может, кто и проиграл в первую Чечню, но медицина Первую чеченскую кампанию выиграла!». Наверное, военные медики, это единственные военные, кто не растратил и не «похерил» опыт афганской войны. С началом чеченской мясорубки врачи работали, как отлаженный механизм, и сделали все, чтобы минимизировать потери российской армии. Конечно, если бы на Ханкале емкость госпиталя была не двести, а четыреста коек, было бы намного проще, но и в сложившихся условиях врачи и, особенно, хирурги этого госпиталя со своей задачей справились. В этом им, конечно, помогали и военно-медицинское управление Северо-Кавказского военного округа, и Главное военно-медицинское управление. Все работали на этот госпиталь и снабжали его всем необходимым. Отказа не было ни в медикаментах, ни в инструментарии. Во всем чувствовался афганский опыт.

Эпилог

После Чечни Эльбрус защитил диссертацию по теме «Специализированная медицинская помощь раненным и пострадавшим в локальных конфликтах». Работает в Москве. В его кабинете периодически появляются его старые друзья и сослуживцы. И тогда оживают фотографии на стенах небольшого кабинета, где афганский ветер треплет волосы совсем молодого спецназовского врача, одетого в горную штормовку с китайским нагрудником на груди и автоматом с круглым магазином за плечами.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 11 сен 2012, 08:21

Г. Кузнецов. Карающая десница

В середине 60-х годов все армии мира искали способ нейтрализации бронетанковых полчищ в условиях современной глобальной войны. Старые противотанковые схемы не работали. Требовалась новая боевая система, которая обладала бы высокими мобильными возможностями и высокоточными эффективными средствами поражения. И она была найдена. Над полем боя появился боевой ударный вертолет: «Tank killer», как его окрестили на Западе. Карающая десница для танков.
Шло время. Сегодня боевой вертолет — это гораздо больше, чем только истребитель танков. Он решает задачи огневой поддержки наземных войск на поле боя, сопровождения колонн и десантов, борьбы с десантами и малоскоростными воздушными целями противника. Сейчас без вертолетов боевая операция сухопутных войск имеет мало шансов на успех.
Боевые вертолеты стали основой армейской авиации во многих странах. Армия, оснащенная винтокрылыми штурмовиками, получила безусловное преимущество перед противником, подобной техники лишенным.

Афганский полигон

В 1961 году в СССР первый полет совершил боевой корабельный вертолет Ка-25ПЛ, предназначенный для уничтожения атомных подводных лодок. В 1969 году в воздух поднялся боевой армейский Ми-24А. Каждая последующая его модификация — Ми-24Д (1972 г.), Ми-24В (1973 г.), Ми-24П (1975 г.) - превосходила предыдущую по эффективности оружия.
В части боевого опыта применения вертолетов к этому моменту у американцев было определенное преимущество. Но ни по одному из ключевых параметров ТТХ советские машины не уступали американским АН-1G «Хью-Кобра» (1965 г.) и АН-IS «Кобра-Тоу» (1974 г.).
Вертолет Ми-24 создавался для Европейского ТВД. Однако судьбе было угодно, чтобы воевать он начал в Афганистане: в совершенно других, новых для него, условиях. Чтобы четче представить разницу физико-географических условий Афганского и Европейского ТВД, достаточно сказать, что средняя высота в Европе составляет примерно 500 м над уровнем моря, а в Афганистане — более 2000 м, средняя плюсовая температура воздуха в Европе — 15—20 градусов, а в Афганистане — 30—35 градусов. Ми-24 потребовались срочные доработки, направленные на повышение мощности двигателей на взлете и посадке.
Убирающееся шасси способствовало уменьшению радиолокационной заметности вертолета. Заметность в инфракрасном диапазоне снижалась за счет экранирования выхлопов двигателей. Для защиты от ПЗРК типа «Стрела» и «Стингер» на Ми-24 установили систему отстрела ложных тепловых целей и генератор инфракрасного излучения «Испанка».
В ходе боевых операций стало ясно, что HAP С-5 недостаточно эффективны. В связи с этим были испытаны Ми-24 с НАР калибра 80 и 122 мм, освоено их применение в горизонтальном полете и на пологом пикировании, а также с кабрирования для поражения целей, удаленных от рубежа атаки на 3—5 км. В состав вооружения дополнительно ввели две гондолы с шестью пулеметами калибра 7,62 и 12,7 мм и общим боекомплектом 8300 патронов, а также гондолы с четырьмя 40-мм гранатометами «Пламя». Вооружение также пополнилось двумя унифицированными пушечными контейнерами У ПК-23-250 с пушками ГШ-23 калибра 23 мм и боекомплектом 500 патронов. Теперь по мощи вооружения Ми-24 существенно превосходили американские «Кобры».

Все не по учебникам

В этой странной войне задачи боевым вертолетам приходилось решать, как правило, самостоятельно. Часто Ми-24 вынуждены были вести разведку боем, вскрывать огневые точки и поражать выявленные цели, расчищая путь наземным подразделениям войск. Штурмовики Су-25, проносящиеся в голубой выси, и наземные войска, карабкающиеся по горным склонам, мало чем могли помочь «вертушкам».
На начальном этапе боевых действий экипажи Ми-24 применяли наработанные тактические приемы и маневры, освоенные в ходе многочисленных учений. Их основу составлял скрытный выход вертолетов в заданный район на предельно малых высотах, подскок и внезапная атака целей с последующим уходом на малую высоту. Во время таких рейдов противник нес ощутимые потери.
Потери вертолетов были незначительны и часто вызваны не огневым поражением, а отсутствием навыков у пилотов работать в высокогорной местности, ущельях и теснинах. Но появившиеся у противника иностранные советники быстро внесли коррективы в тактику борьбы с вертолетами.
Дело в том, что в гористой местности полет на предельно малой высоте в заданный район может быть осуществлен в большинстве случаев по единственному маршруту. Это известно как атакующей, так и обороняющейся стороне. Маршрут группы вертолетов пролегает над низменностью, ограниченной с двух сторон горными склонами. По его ходу между склонами гор имеются сужения. Именно в этих местах на подступах к лагерям базирования душманам было рекомендовано организовывать засады. Результат не замедлил сказаться. Боевые потери вертолетов стали расти в геометрической прогрессии.
Командованию ВВС пришлось срочно поднять высоту полетов на маршруте до 2000—2500 м над рельефом местности. Рекомендовалось также держаться по возможности дальше от склонов гор, где могут находиться огневые точки противника. Однако теперь группы вертолетов, уходящие на задание, были издалека видны наблюдателям, которые заблаговременно оповещали о приближающейся опасности.
По подсказке советников места базирования противник стал выбирать с учетом наилучшей организации ПВО. Она носила круговой характер и была многоярусной. Тактика ее действий сводилась к достаточно простому и надежному приему. Пока вертолеты кружили на большой высоте и не представляли опасности для лагеря, ПВО молчала, не демаскируя себя, давая вертолетам снизиться. Затем по команде со всех сторон открывался шквальный огонь на поражение.
Разведать систему ПВО конкретного объекта заблаговременно практически никогда не удавалось. Поэтому Ми-24 выявляли ее огневые точки разведкой боем. Для этого несколько пар боевых вертолетов последовательно снижались и вызывали огонь на себя. После этого, применяя весь арсенал средств поражения и прикрывая друг друга, они спешили вырваться из огненного кольца (по существу, это были экипажи-смертники). Тем временем другие вертолеты из группы прикрытия засекали огневые точки для нанесения последующего удара.
Однако Ми-24 оказался достаточно живучим даже в таких условиях. Некоторые машины возвращались на базу буквально изрешеченными. Распределение пуль на боковой поверхности планера, которое постоянно регистрировалось, свидетельствовало о совершенствовании огневого противодействия со стороны противника. Сначала попадания концентрировались в основном в носовой части фюзеляжа, кабинах экипажа и в районе главного редуктора. Однако, за редким исключением, это не выводило из строя бронированные вертолеты. Вскоре распределение попаданий пуль резко сместилось в сторону хвостовой части планера. Постепенно стали вырисовываться зоны сосредоточения пробоин в районах нагруженных стыков килевой балки с хвостовой и последней — с фюзеляжем, отсека приборного оборудования и промежуточного редуктора, а также хвостового редуктора и рулевого винта.

Наставления опытных советников не пропали даром. Им хорошо было известно, что ахиллесова пята одновинтового вертолета — нагруженная хвостовая часть планера, рулевой винт, не дублированные длинные трансмиссионные валы и редукторы.
«Кобры» и «Апачи» в этом также не являются исключением. Наши боевые потери возросли. Для защиты задней полусферы вертолетов Ми-24 и Ми-8 ОКБ Миля и ГК НИИ ВВС попробовали размещать в кормовых частях фюзеляжей стрелков с крупнокалиберными пулеметами. На Ми-8 это удалось, а на Ми-24 из-за конструктивных трудностей от данной идеи пришлось отказаться.
Ми-24 выдержали экзамен по успешному ведению боевых действий в тяжелейших условиях войны в Афганистане. Уверен, что даже новые боевые вертолеты США АН-64А «Апач» и его модификации AH-64D, и AH-64D «Лонгбоу» вряд ли в тех условиях смогли бы превзойти Ми-24. Ведь они не предназначены и не способны выявлять на поле боя отдельные огневые точки — замаскированных пехотинцев со стрелковым оружием или с ПЗРК. Борьбу с о ними должна вести пехота, которую они поддерживают с воздуха. Для пилотов «Апачей» — участников операции «Буря в пустыне», где огневое противодействие практически отсутствовало, Афганистан показался бы сущим адом.

«Черная акула» показывает зубы

В 1982 году на фирме КАМОВ совершил первый полет боевой ударный одноместный вертолет нового поколения: Ка-50 «Черная Uq акула». Он — преемник легендарного Ми-24 и вобрал в себя все лучшее своего предшественника.
Главная особенность «Черной акулы» — соосная схема. При равной мощности двигателей вертолеты соосной схемы по сравнению с одновинтовыми с рулевым винтом имеют тягу примерно на 20% выше на висении и скоростях до 80 км/ч. Именно этот диапазон скоростей чаще всего используется для маневрирования вблизи земли, осуществления засад и атак из-за преград и укрытий. При выполнении разворотов на соосном Ка-50 не требуется дополнительной мощности двигателей для вращения рулевого винта. Благодаря этому Ка-50 превосходит вертолеты традиционной схемы при боевом маневрировании, особенно в горных условиях и при высокой температуре воздуха.

Лучшим маневром для быстрого изменения направления движения на малой высоте в целях занятия выгодной атакующей позиции или ухода за укрытие является плоский (педальный) разворот. Вертолеты соосной схемы выполняют его эффективно и безопасно. У машин одновинтовой схемы при определенном сочетании скорости вращения, скорости и направления ветра возможно попадание рулевого винта в режим «вихревого кольца». По этой причине произошло несколько аварий вертолетов Ми-8 и Ми-24. Не застрахован от этого и американский АН-64А.
При максимальной взлетной массе 10 800 кг Ка-50 имеет длину 15,6 м, а АН-64А — 9525 кг и 17,6 м. Более компактной «Черной акуле» для разворотов требуется меньше пространства. Когда читатели на фотографиях видят, как «Апачи», прячась за деревьями и укрытиями, демонстрируют свои маневренные возможности, необходимо иметь в виду, что Ка-50 делает это лучше.
Рулевой винт накладывает значительные ограничения на боевое маневрирование АН-64А. У этого вертолета на скоростях более 120—150 км/ч по условиям прочности рулевого винта и хвостовой балки скольжение ограничено или вообще не допускается. Ка-50 способен выполнять плоский разворот во всем диапазоне скоростей полета. Это позволяет ему в кратчайшее время занять выгодную для атаки позицию и выиграть воздушную дуэль у противника.
Не менее важным качеством Ка-50 является его аэродинамическая симметрия. Поведение Ка-50 при выполнении пространственных фигур с разворотами влево и вправо предсказуемое и одинаковое. Перекрестные связи в каналах управления практически отсутствуют — еще одно преимущество Ка-50 в маневренном бою.
Особо следует отметить низкий уровень вибраций, присущий вертолетам соосной схемы. У Ка-50 отсутствуют колебания планера по курсу, подобные тем, которые вносит рулевой винт на одновинтовом вертолете. Низкий уровень вибраций благоприятно сказывается на работе радиоэлектронного оборудования и комфортных условиях выполнения пилотом своих функциональных обязанностей. Простая техника пилотирования «Черной акулы» в сочетании с низким уровнем вибраций уменьшает ошибки прицеливания и рассеивание при стрельбе. Точностные характе-ристики оружия значительно улучшаются. Это подтверждено результатами испытаний Ми-24 и корабельного Ка-29, имеющих одинаковые прицелы, стрелково-пушечное и неуправляемое ракетное оружие. Точность попадания НАР на Ка-29 оказалась примерно вдвое лучше. Еще более впечатляющие успехи достигнуты на Ка-50.

Основным средством борьбы с танками и БМП является управляемое ракетное оружие. На двух подвижных пусковых установках под консолями крыльев Ка-50 устанавливается до 12 сверхзвуковых ПТУР «Вихрь» с дальностью пуска до 10 км. Прицельный комплекс обеспечивает вертолету возможность атаковать наземные цели с рубежей, расположенных вне пределов в эффективных зонах поражения ПВО противника. Ни одному другому вертолету это недоступно.
После пуска наведение ракеты на цель производится автоматически по лазерному лучу. Попадание ПТУР в танк на дальностях до 8 км происходит с вероятностью 0,9. После пуска пилоту нет необходимости выдерживать определенную траекторию движения, вертолет может совершать маневр по курсу, высоте и скорости полета. Боевая часть ПТУР унифицирована для поражения наземных и воздушных целей, движущихся со скоростью до 800 километров в час. Управляемое противотанковое вооружение обладает высокой помехозащищенностью и не имеет мировых аналогов. Как по отдельным характеристикам, так и по боевой эффективности оно превосходит вооружение других машин аналогичного назначения.

Чтобы не утомлять читателя перечислением разнообразного арсенала средств поражения Ка-50, отметим еще только наличие у него ракет «Игла-В» и Р-73 для ведения воздушного боя, а также НАР калибра 80 и 122 мм.

Голыми руками не взять

Большое внимание создатели «Черной акулы» уделили достижению высокого уровня боевой живучести. Двигатели и трансмиссии сохраняют работоспособность в течение некоторого времени после полной потери масла в маслобаках. В конструкции широко использованы силовые элементы из композитных полимерных материалов, стойких к поражению пулями и осколками. Предусмотрена защита от ракет с тепловыми головками наведения.
Кабина пилота полностью защищена высокостойкой разнесенной двойной стальной и алюминиевой броней. Она выдерживает многократное воздействие пуль стрелкового оружия и осколков 
пушечных снарядов калибра 23 мм. Фонарь из бронестекол по типу брони Ми-24. Лопасти несущего винта - один из наиболее ответственных элементов конструкции — даже при наличии 30 пробоин от стрелкового оружия сохраняют работоспособность, достаточную для завершения полета. Масса броневой защиты кабины пилота превышает 300 кг. Для сравнения: броневая защита АН-64А на двух пилотов составляет всего около 130 кг.

Единственный недублированный агрегат Ка-50 — главный редуктор, но он экранируется элементами конструкции двигателя и крыла. На АН-64А недублированных агрегатов много. В их числе главный, промежуточный и хвостовой редукторы, валы трансмиссии и рулевой винт. Все они не имеют экранирования от поражения. Американский вертолет нового поколения в части уязвимости ничем не отличается от Ми-24.

Летает без хвоста

Повреждение или разрушение руля направления и «шайб» на концах стабилизатора Ка-50 не приводит к катастрофической ситуации. Для сохранения путевой управляемости в данном случае достаточно уменьшить скорость полета до 200 км/ч или менее, и тогда управляемость обеспечивается за счет изменения реактивных крутящих моментов на верхнем и нижнем несущих винтах. Это было подтверждено в испытательном полете с полностью снятым вертикальным оперением.
Сохранение жизни пилота в аварийной и катастрофической ситуациях гарантировано системой аварийного покидания (САП). При срабатывании САП сперва отстреливаются лопасти несущих винтов, затем открываются верхние створки кабины и срабатывают реактивные двигатели, вытягивающие кресло с пилотом с помощью капроновых фал. Спасение летчика обеспечивается в управляемом и неуправляемом полете во всем диапазоне скоростей и высот, в том числе и с уровня земли
На «Апачах» спасение летчиков в аварийной ситуации возможно только в управляемом полете, который завершается грубой посадкой. Чтобы эффективно сработала амортизация стоек шасси и кресел, приземление машины необходимо осуществить на три точки с креном не более ± 5 градусов. Уже при 10 градусах амортизация практически не работает. Статистика же аварийных посадок вертолетов показывает, что приземление происходит с углами вплоть до 20 градусов. А как спастись летчикам, если вертолет окажется неуправляемым? Что делать, если не удалось в полете погасить пожар? Положительных ответов на АН-64А не существует.
Вот вам и «умопомрачительная» боевая живучесть «Апачей», о которой только в превосходной степени говорят зарубежные авторы.

И днем, и ночью

Фирма КАМОВ продолжает совершенствовать винтокрылый штурмовик. В 1997 году появился ночной вариант «Черной акулы». Обзорно-поисковая система (ОПС) пассивно-активного типа обеспечивает ему возможность применения всех средств поражения днем и ночью. Дневные и ночные Ка-50 будут применяться совместно в зависимости от конкретно складывающейся боевой обстановки.
Успех операции по поддержке наземных войск в значительной степени зависит от слаженности действий ударных вертолетов в группе. Вертолет руководителя группы должен иметь более насыщенный бортовой комплекс, обеспечивая лучшую видимость поля боя и связь с командным пунктом. Им стал Ка-52 «Аллигатор» (1997 г.) — многоцелевой двухместный вертолет. ОПС пассивно-активного типа позволяет искать и атаковать цели днем и ночью в любую погоду. Ка-52 не предназначен для замены Ка-50. Они должны действовать совместно, достигая тем самым наилучшего боевого эффекта.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 12 сен 2012, 08:33

Г. Кузнецов. Боевой, а не десантный

Вопрос: Вертолеты с соосной схемой некоторыми специалистами считаются более сложными в пилотировании и склонными к так называемому «схлопыванию винтов», что однажды уже привело к катастрофе?

— К сожалению, даже пилоты-асы допускают иногда ошибки. В свое время в процессе выполнения показательных полетов потерпели катастрофу опытные Ми-24 и Ка-50, пилотируемые летчиками-испытателями. ОКБ Камова совместно с ЦАГИ, ЛИИ и институтами ВВС с тех пор внесли определенные изменения в конструкцию и наставления по пилотированию Ка-50. Катастрофа, происшедшая 13 лет назад, не повлияла на судьбу боевого вертолета нового поколения.

Вопрос: Насколько «привязан» Ка-50 к тыловым ремонтным базам, как сложен и капризен он в обслуживании?

— Ка-50 с его насыщенным бортовым радиоэлектронным комплексом и разнообразным вооружением требует, естественно, для технического обслуживания различных специалистов. Тем не менее, он может выполнять боевые вылеты с заданной интенсивностью в течение 12 суток в отрыве от основной базы. При этом необходимые виды предполетных подготовок способен осуществить пилот с помощью бортовых систем встроенного контроля. В части ремонтопригодности к Ка-50, создававшемуся в соответствии с общими техническими требованиями ВВС нового десятилетия, были предъявлены более высокие требования, чем к его предшественнику Ми-24. 35 процентов деталей, панелей и обшивки изготовлены из композиционных полимерных материалов. Ремонту в полевых условиях подлежат хвостовое оперение, обшивка планера, лопасти несущих винтов. В полевых условиях подлежат замене, например, все вышедшие из строя блоки аппаратуры, лопасти винтов, агрегаты силовой установки, системы управления.

Вопрос: Как быстро вертолет можно подготовить к повторному вылету?

— «Черной акуле» для повторного вылета требуется внешний осмотр на отсутствие боевых повреждений и просмотр металлизированной ленты системы встроенного контроля «Экран» на отсутствие зарегистрированных отказов систем и оборудования. Если все в порядке, остается лишь заправить вертолет топливом и снарядить средствами поражения. Подготовка Ка-50 к повторному вылету в основном варианте вооружения с ПТУР, пушкой и НАР составляет 20 минут.

Вопрос: Для выполнения каких главных боевых задач создавался Ка-50?
— Ударный боевой вертолет Ка-50 предназначен для уничтожения современной бронетанковой и мотомеханизированной техники, борьбы с воздушными целями и поражения живой силы на поле боя.

Вопрос: Предполагается, что они будут входить в состав армейской авиации, или у них самостоятельные боевые задачи в рамках отдельных подразделений (например, специального назначения)?

— Ка-50 и Ка-52 по замыслу входят в состав армейской авиации, которая является неотъемлемой частью сухопутных войск. Боевые вертолеты действуют над полем боя в интересах подразделений и частей наземных войск. В соответствии с уставом АА они также могут выполнять ряд конкретных задач самостоятельно.
В первом варианте будет лучше организовано взаимодействие между боевыми вертолетами и другими участниками операции. Однако оторванность пилотов Ка-50 и Ка-52 от АА скажется на их профессиональном уровне. Непременно возникнет проблема у пилотов с продвижением по службе. Возможен вариант, когда в составе АА создается отдельное подразделение, которое, помимо общей подготовки, проходит также и специальную тренировку.

Вопрос: Прорабатывались ли варианты использовании вертолетов совместно с частями СпН?
— У Ка-50 и Ка-52 отсутствуют какие-либо противопоказания по ведению боевых операций с войсками специального назначения. Эффективность их применения зависит от совершенства организации планируемой операции и умелого руководства их действиями в полете.

Вопрос: Но, как вы говорили, Ми-24 оказался менее удобен для спецназа, чем старый Ми-8, поскольку доставка десанта на нем была крайне затруднена?

— Действительно, Ми-24 оказался менее эффективным, чем Ми-8МТ, по доставке десанта. Кроме того, грузовая кабина массой около тонны значительно ухудшила его маневренные и взлетно- посадочные характеристики. Проведенные исследования и опыт боевых действий в Афганистане привели к пониманию того, что АА должна иметь как чисто боевые ударные, так и вооруженные вертолеты по доставке десанта и эвакуации раненых с поля боя, тесно взаимодействующие друг с другом. Фирма КАМОВ завершает в интересах АА постройку скоростного малозаметного вертолета Ка-60 с взлетной массой 6500 кг, рассчитанного на перевоз-ку 14 полностью экипированных десантников или 6 раненых на носилках с тремя сопровождающими медицинскими работниками. Функция эвакуации раненых или доставки десанта боевым Ка-50 и Ка-52 в ТТЗ не была задана.

Вопрос: Чеченская война показала необходимость использования вертолетов на малых высотах, но в этом случае они подвергаются интенсивному обстрелу всеми средствами ПВО, вплоть до гранатометов и автоматов. Насколько это учтено в Ка-50?

— Ка-50 оборудован системой оповещения пилота об облучении аппарата лазерными и радиолокационными станциями ПВО противника для принятия своевременных мер маскировки путем ухода на предельно малые высоты (10—25 м) с использованием экранирующего эффекта местности.
Для уменьшения инфракрасной заметности на выходе из двигателей установлены экранно-выхлопные устройства, а для постановки помех ракетам с тепловыми головками самонаведения имеется система отстрела ложных тепловых целей.
Уменьшению радиолокационной заметности способствует убирающееся шасси, а оптической — камуфлирующая окраска под цвет местности с малым отражающим эффектом. В зависимости от рельефа местности, высоты полета и конкретно складывающейся боевой обстановки пилот может использовать весь диапазон скоростей горизонтального полета от 0 до 310 км/ч, а с учетом возможности пикирования — до 390 км/ч.
Что касается стрелкового оружия, то Ка-50 имеет мощную круговую броню кабины пилота, стойкую к разрушению конструкцию силовых элементов, экранирование жизненно важных агрегатов менее важными, эффективные систему пожаротушения и предотвращения взрыва топлива в баках.

Вопрос: Насколько придирчив Ка-50 к качеству площадки для взлета и посадки?
— Высокий коэффициент полезного действия соосных несущих винтов и отсутствие потерь мощности на привод отсутствующего рулевого винта обеспечили Ка-50 самый большой среди существующих вертолетов статический потолок: 4000 м. В условиях высокогорья он может успешно выполнять посадку и взлет с площадок, расположенных на высотах до 4000 м, используя зависание вне влияния экрана поверхности земли (15 м и более).
При высоте зависания 3—5 м с использованием экрана поверхности взлет и посадка могут производиться и на больших высотах, в том числе и с большей взлетной массой.
Колесное шасси рассчитано на эксплуатацию аппарата на грунте или покрытии прочностью от 6 кг/кв. см, — то есть на утоптанных земляных площадках. Для эксплуатации на площадках с более мягким грунтом применяются дополнительно устанавливаемые лыжи. С точки зрения характера поверхности площадки, Ка-50 менее прихотлив по сравнению с вертолетами традиционной схемы благодаря отсутствию рулевого винта, который может повреждаться камнями, галькой, кусками льда, поднятыми потоком воздуха от несущего винта. По величине уклонов площадок, он не отличается от Ми-24.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 12 сен 2012, 08:35

А. Сухолесский. Спецназовская артиллерия

Как повысить огневую мощь разведгрупп?

Небольшие по численности разведывательно-диверсионные группы, вооруженные легким стрелковым оружием и гранатометами, действующие в тылу противника на значительном удалении от основных сил, не всегда могут рассчитывать на эффективную огневую поддержку авиации и артиллерии. Даже в Афганистане, с относительно примитивной противовоздушной обороной моджахедов, советские подразделения специального назначения не всегда могли рассчитывать на армейскую и штурмовую авиацию, отдавая предпочтение артиллерийской огневой поддержке. Но ее возможности ограничивались дальностью стрельбы артсистем.
Вопрос повышения огневой мощи спецназа решается очень просто. На вооружении армий почти всех государств находится значительное количество минометов малого калибра: 51, 60 и 81 мм, которые по своим тактико-техническим характеристикам наиболее полно соответствуют решению диверсионных задач подразделениями специального назначения.
Из опыта боевого применения спецподразделений вооруженных сил таких государств как США, Великобритания и Франция мы видим, что минометы играют не последнюю роль в огневом поражении противника этими подразделениями. Поэтому можно сделать предположение, что при решении специальных задач и в российском спецназе миномет будет совсем не лишним.

Достоинства мортиры

Какими же достоинствами обладает миномет и чем именно может быть полезен спецназу?
Во-первых, достаточно высокая точность и дальность стрельбы, обеспечивающая надежное поражение живой силы и техники (в т.ч. легкобронированной), авиации на стоянках (аэродромах), уничтожение запасов материально-технических средств на полевых складах.

Во-вторых, возможность «скрытого» ведения огня. Закрытая огневая позиция и малая сила звука при выстреле затрудняют обнаружение противником огневой позиции миномета. 
В-третьих, высокая скорострельность от десяти до двадцати выстрелов в минуту.
В-четвертых, сравнительно малый вес оружия и боеприпасов, что позволяет десантировать оружие на парашютах и переносить его на значительные расстояния, а также использовать тактику кочующих огневых средств.
Вес 60-мм минометов колеблется от 8,2 кг (М224, США), до 20 кг. 81-мм миномет, разбираемый на три основные части: ствол, сошки и опорную плиту весит от 35,4 кг (М252, США) до 45 кг (72-мм, Швейцария). Средний вес минометов этого калибра около 40 кг. Вес 60-мм осколочной мины колеблется в пределах 0,75— 1,78 кг, а 81-мм - 3,2-4,4 кг.
В-пятых, наличие нескольких типов боеприпасов — осколочно- фугасные, зажигательно-дымовые, управляемые (81-мм самонаводящаяся противотанковая мина «Мерлин» производства Великобритании) и их универсальность под любой миномет данного калибра, что позволяет широко использовать трофейные боеприпасы. В Афганистане моджахеды с успехом применяли к 82-мм китайским минометам английские и американские 81-мм мины.

Применение

Рассматривая далее особенности боевого применения минометов подразделениями спецназ, следует отметить простоту в обучении личного состава обращения с ними, что является немаловажным фактором в связи с отсутствием в штате частей и соединений спецназ минометных подразделений.
Минометный огонь в тылу противника, как никакой другой (за исключением огня снайперов) сильнейшим образом влияет на моральный дух личного состава противоборствующей стороны.
Разведывательно-диверсионным группам, имеющим на вооружении миномет, наилучшим образом подходит тактика кочующих огневых средств (КОС).
В Таджикистане (в октябре 1992 — августе 1994 гг.) наша разведывательная группа специального назначения успешно применяла тактику КОС (см. схему 20), используя югославский 81-мм миномет М081 LC, неизвестно каким образом оказавшийся в Афганистане и захваченный у моджахедов в 1987 году подразделениями 15-й отдельной бригады спецназ. Пропылившись на складе ракетно-артиллерийского вооружения бригады в течение четырех лет в качестве предполагаемого экспоната музея боевой славы, миномет по нашей заявке был специально доставлен в Таджикистан. При изучении миномета приятной неожиданностью стала закрепленная двумя хомутами в верхней части ствола таблица стрельбы на персидском языке. Возможно, миномет был в эксклюзивном исполнении или производился по югославской лицензии каким-то восточным государством. Конструкция миномета также позволяла крепить отечественный минометный прицел, а сам миномет был легче на 11 килограммов отечественного 82-мм миномета.

Используя тактику КОС, свой миномет мы привозили в район боевых действий на автомобиле УАЗ-469. Затем расчетом из 3—5 человек переносили на огневую позицию, располагавшуюся на расстоянии от нескольких десятков до пятисот метров от транспортного средства. Дальность до цели, как правило, составляла от полутора до двух с половиной тысяч метров. Возимый нами боекомплект миномета насчитывал от десяти до сорока мин отечественного производства. Вот она минометная «всеядность».

Тактика КОС, применяемая нашей РГСпН в интересах вооруженных формирований Народного Фронта, а затем и подразделений правительственных войск, разделялась на несколько этапов:
1. Доразведка целей наблюдением с земли и воздуха после опроса местных жителей и допроса пленных;
2. Рекогносцировка местности с целью выбора скрытой огневой позиции, как основной, так и запасной, маршрута выдвижения к ней и отхода, а также места укрытия автомобиля и проч.;
3. Выдвижение на занятие огневой позиции, с привлечением бойцов НФ и правительственных войск для подноса боеприпасов и охранения;
4. Огневой налет. После пристрелки целей одной—тремя минами, следовало выжидание с целью снижения бдительности противника. Нужно было уловить момент, когда он максимально подставиться под огонь, и после этого произвести непосредственно огневой налет. Выстреливались три—четыре мины с паузой для возобновления наводки. Иногда огневой налет заменялся ведением беспокоящего огня или огневой подготовкой и поддержкой наступающих подразделений;
5. Отход или смена огневой позиции. Последнее, как правило, происходило в случае обнаружения противником. Это — в условиях отсутствия сплошной линии соприкосновения и наличия больших буферных зон иногда случалось.
Лишь в одном из нескольких десятков случаев применения тактики КОС мы понесли потери в личном составе. От огня, по-моему, пулемета Калашникова, с которого велся огонь на расстоянии 1700 метров (!), погиб один боец Народного фронта. 
Афганские моджахеды, применяя тактику КОС, перевозили свои 81-мм минометы на вьючных животных и автомобилях. Для переноски 81-мм минометов использовали универсальные вьючные устройства из комплекта миномета. Универсальность вьюков достигалась наличием стандартной наспинной подушки, плечевых лямок с наплечниками и специальных кронштейнов и ремней, с помощью которых можно было переносить любые виды тяжелого оружия и боеприпасы к ним, состоящие на вооружении НОАК (75-мм и 82-мм безоткатные орудия «Тип 56» и DKZ-82, 12,7-мм пулеметы ДШК).
Чеченские боевики свои 82-мм минометы умудрялись доставлять на огневые позиции на мотоциклах и даже велосипедах.
При боевом применении миномета немаловажным моментом является правильность установки миномета, обеспечивающая ведение интенсивного огня сериями по три—пять мин без восстановления наводки. После предварительной пристрелки именно такой способ ведения огня обеспечивает максимальный эффект поражения открыто расположенной живой силы, не успевающей укрыться от огня. Так второго декабря 1986 года в результате минометного обстрела тремя 82-мм минами в десантно-штурмовом батальоне 66 омсбр погибло два и было ранено несколько человек при захвате укрепленных районов «Огз» и «Шпольхай».
Ночью мы захватили опорный пункт моджахедов, располагавшийся на высоте 2700 метров. Там был обнаружен 81-мм миномет, опорная плита которого была заглублена и буквально вморожена в горный грунт.
Трудно переоценить значение минометов при уничтожении разведывательно-диверсионными группами самолетов и вертолетов противника на аэродромах и посадочных площадках. Богатый опыт такого рода борьбы с авиацией противника накоплен различными повстанческими формированиями в южно-африканском регионе и Латинской Америке. Военнослужащие Английской SAS (специальной авиадесантной службы) с успехом применяли свои 81-мм минометы в англо-аргентинском конфликте на Фолклендских островах, уничтожив минометным огнем основную часть самолетов «Пукара» ВВС Аргентины на одном из островных аэродромов.
В Афганистане наши подразделения, осуществлявшие охрану аэродромов и других мест базирования самолетов и вертолетов, создавали разветвленную сеть застав, минных полей и инженерных заграждений вокруг них. О том, какую опасность представляли кочующие минометы афганских партизан для авиации на стоянках можно судить по тому, что для их нейтрализации высылались группы специального назначения.
Эффективен огонь минометов калибра свыше 81 мм и по легкобронированной технике (БТР, БМП, САУ, ЗСУ). Печальный опыт такой эффективности имеется в 45-м отдельном полку специального назначения ВДВ, где в результате попадания минометной мины в самоходно-артиллерийскую установку, в ходе грозненских боев в январе 1995 года и подрыва боекомплекта САУ погибла случайно оказавшаяся поблизости разведгруппа полка.

«Кулак вправо!»

Высокая точность стрельбы из миномета достигается профессиональным опытом расчета и корректировщика огня при стрельбе с закрытой огневой позиции.
Довольно курьезный случай произошел в Таджикистане с нашей РГСпН 22 февраля 1993 года при штурме УР «Ромин» в 10 км северо-восточнее Душанбе. К этому времени мы уже освоили более мощные 120-мм минометы, находящиеся на вооружении подшефной отдельной мотострелковой бригады особого назначения МВД Таджикистана. Стрельба велась с закрытой огневой позиции. После подавления одной из целей, я, корректируя огонь нашего миномета, а заодно и батареи САУ «Гвоздика» 201-й дивизии, обнаружил автоматический гранатомет АГС-17, называемый боевиками оппозиции «Самсон». Он изрядно досаждал нам уже несколько недель. От последней цели, располагавшейся на противоположной стороне, до вновь выявленной — расстояние в тысячных биноклем не измерить. Поля зрения не хватает. Поэтому я даю корректировку: «Один кулак влево, дальше пятьдесят». После этого в головном телефоне радиостанции Р-148 слышится ироничное ворчание Олега, командира расчета и наводчика по совместительству: «Чей кулак?». Замечание вполне уместно, поскольку Олег здоровенный майор, кулак которого в полтора раза шире моего. Но я сразу парирую: «Твой, я внес физиологические коррективы». Наши «шутки» закончились попаданием первой же миной. Из дыма и пламени ее разрыва выкатился и загремел вниз по склону АГС-17. С осколочными метками, не влияющими на работу оружия, он был «подобран» экипажем БМП-2 батальона спецназ МВД, и даже привел к небольшому спору о принадлежности трофея — бригаде «осназ» или батальону «спецназ».

Мины всякие нужны...

На вооружении армий некоторых государств находятся 81-мм зажигательно-дымовые («пристрелочные») мины. Они успешно могут использоваться разведывательно-диверсионными подразделениями для обозначения полевых складов военно-технического имущества и горюче-смазочных материалов при наведении на них авиации. Их также, в случае надобности, можно применять для постановки дымовой завесы с целью ослепления противника и маскировки своих действий.
Несколько слов об упомянутых выше 60-мм минометах. Данный калибр в настоящий момент отсутствует на вооружении российской армии. Они, имея малый калибр, обладают меньшим весом, как боеприпаса, так и самого миномета в целом, что для спецназа, безусловно, является серьезным преимуществом. Но в то же время минометы малого калибра имеют небольшую дальность стрельбы, да и боеприпас у них слабенький.

В декабре 1985 года личным составом РОСпН №130 в ходе налета на перевалочную базу караванов в провинции Нангархар Pecпублики Афганистан был захвачен 60-мм миномет М57, производимый по лицензии Пакистаном, и около 40 мин. Разведгруппы третьей роты джелалабадского отряда спецназ временно использовали его при выполнении задач. Но из-за ограниченного количества боеприпасов к весне следующего года он попал на склад артвооружения отряда, а в последующем в трофейный арсенал.
Минометы, в основном, китайского производства, иногда применялись в качестве усиления бронегрупп отрядов специального назначения и перевозились на БТР-70. Разведывательные группы применяли в качестве «пехотной артиллерии» автоматические гранатометы АТС-17. «Пламя» — прекрасная машина, но уступает 82-мм миномету в дальности стрельбы, да и боеприпас у миномета помощнее.

Чтобы уметь надо иметь

Предвидя возражения многих читателей по поводу вооружения частей и соединений специального назначения минометами и другим «тяжелым» оружием: ПТУР, станковыми гранатометами, крупнокалиберными пулеметами и автоматическими гранатометами, я отчасти разделяю их мнение. Но опыт боевого применения этих частей в локальных вооруженных конфликтах неоднократно подтверждает необходимость освоения личным составом спецназа такого оружия.
Обучение владению «тяжелым» оружием должно предполагать хотя бы наличие такого оружия на складах частей специального назначения. Так, к примеру, обстоят дела с основным стрелковым оружием иностранных армий, которое может быть использовано по заявкам командиров подразделений в ходе боевой подготовки разведчиков. В проигрыше от такого, на первый взгляд, расточительства никто не остается.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 12 сен 2012, 08:36

С. Козлов. Миномет? Почему бы и нет?

Действительно можно много спорить о необходимости использования спецназом минометов и другого тяжелого оружия пехоты. И ведение огня из миномета, а главное, его грамотная корректировка — дело отнюдь не элементарное. В частности скажу, что автор предыдущего материала, скорее всего, корректировал огонь своего миномета, который вел огонь полупрямой наводкой. Это когда огневые позиции, место наблюдателя-корректировщика и цель находятся на одной прямой. Именно в этом случае возможна корректировка «два лаптя ближе, кулак правее». Если же эти три точки представляют собой любой треугольник, то управление огнем даже одного миномета требуют специальных знаний.

Принцип корректирования огня артиллерии с закрытых позиций

Не вдаваясь в дебри теоретических построений, постараюсь коротко изложить, какие данные нужно выдавать на огневые позиции для производства расчетов при ведении огня артиллерии с закрытых позиций.
Для начала напомню, что в артиллерии для определения направления используется не азимут магнитный (Ам), а дирекционный угол (Ду). О разнице между ними можно прочесть в любом учебнике топографии. Данные для расчета разницы между Ам и Ду имеются в легенде карты, с которой вы работаете.
Для удобства работы на НП вам потребуется дальномер ЛПР-1 (о том, что необходима радиостанция, я даже не говорю). Установив его (обязательно на треногу), нужно сначала добиться, чтобы прибор стоял строго горизонтально. Проверить это легко при помощи простого устройства, называемого уровнем. Пузырек воздуха, находящийся в жидкости, укажет на завершение этих действий, как только будет находиться строго посередине.
После этого ЛПР следует сразу сориентировать так, чтобы он вам выдавал при наведении на цель Ду. Для этого лучше всего подходит буссоль, но можно ввести поправки к Ам, определенному при помощи компаса. Компас в этом случае лучше иметь с градуировкой не через три градуса, а через один. Для ориентировании прибора положите на него компас и сориентируйте его на север. После этого наведите визир компаса и перекрестье прибора на один и тот же ориентир.
После расчета поправки к Ду, введите ее. Теперь ваш ЛПР будет автоматически показывать на шкале значения Ду. После этого следует определить прямоугольные координаты точки вашего НП. Географическими координатами в артиллерии также не пользуются. Самый простой способ — по дальности и направлению на хорошо заметный ориентир, имеющийся на вашей карте. Способ также описан в учебниках топографии.

Координаты следует сообщить на огневые позиции. После этого вы легко сможете корректировать огонь артиллерии. Вычислитель на огневой позиции, получая ваши сообщения о направлении и дальности до цели, а после первого выстрела — до разрыва (дальность указывается в метрах), легко сможет ввести поправки при стрельбе и доложить их командиру огневых средств.

Польза несомненна

А.Сухолесский безусловно прав в том, что использование минометов зачастую облегчает выполнение специальных задач. Разведчикам для нанесения поражения объекта, если цель налета заключается только в этом, нет необходимости проникать на хорошо охраняемый объект. Можно заблаговременно создать необходимый запас мин вблизи предполагаемой огневой позиции и в назначенное время прибыть туда, доставив на себе только необходимое количество минометов.
Весьма полезным может оказаться миномет и в контрпартизанской борьбе. Вооружив «охотничьи команды», ведущие дальнее патрулирование с целью выявления отрядов повстанцев, можно серьезно повысить их огневую мощь. Это позволит им в случае надобности самостоятельно и высокоэффективно наносить огневое поражения небольшим отрядам партизан. Мобильность таких групп можно повысить, используя гужевой транспорт.

Оружие должно соответствовать задаче

Совершенно очевидно, что вооружение и оснащение группы должно зависеть от поставленной задачи. Как-то мне довелось посмотреть учебный фильм о подготовке рейнджеров в Форте Бенин. Командир группы перед выполнением зачетной задачи в конце курса обучения составлял заявку на получение вооружения со склада согласно предстоящей задаче. И никто при этом не навязывал ему своего мнения. Было бы неплохо, если бы и склады ракетно-артиллерииского вооружения бригад специального назначения имели на хранении самое разнообразное тяжелое вооружение, которое может потребоваться спецназу для выполнения поставленных задач.

Новое - хорошо забытое старое

Однако возникает естественный вопрос, а кто будет применять это оружие?
Как уже сказано выше, грамотное его использование требует специальных знаний и навыков. Однако и автор вышеизложенного материала, и нынешние руководители спецназа, наверное, забыли, что ранее в штат отдельной бригады специального назначения входил отряд спецоружия. Вооружен он был ПТУРами. А в штат рот СпН отдельных отрядов специального назначения, воевавших в Афганистане, входил взвод оружия, оснащенный автоматическими гранатометами и реактивными огнеметами. Почему бы не реанимировать отряд спецоружия, сведенный по сокращенному штату во взвод, исполняющий в разных бригадах функции бригадного оркестра или внештатной пожарной команды. Можно было бы значительно расширить перечень вооружения, которым должны уметь пользоваться специалисты отряда. Использовать для этого трофейное вооружение и боеприпасы, которые во множестве захватываются в последние годы, а также некоторые наши системы, которыми в настоящее время вооружено полмира.
Чем шире будет спектр средств, применяемых спецназом, тем выше станет эффективность его действий.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 13 сен 2012, 08:22

А. Сухолесский. Артиллерия партизан в локальных вооруженных конфликтах

Наряду с хорошо известным во всем мире автоматом Калашникова не меньшей популярностью пользуется, относящийся к другому виду оружия, ручной противотанковый гранатомёт РПГ-7. Широкая география его боевого применения на Ближнем и Среднем Востоке, Африканском континенте, в Юго-Восточной Азии, Латинской Америке указывает на надёжность этого гранатомёта в любой географической зоне. Он безотказен в джунглях, высокогорной, горно-пустынной и пустынной местностях – в условиях значительного влияния неблагоприятных факторов окружающей среды. Принятый на вооружение ВС СССР в 1961 году, он применяется в вооружённых силах более чем 40 государств, причем в некоторых странах налажено его серийное производство.

Конструкция РПГ-7 настолько проста и надёжна, что с момента его серийного производства совершенствуются лишь применяемые боеприпасы. Отечественной промышленностью производятся только противотанковые кумулятивные гранаты ПГ-7В, ПГ-7ВМ, ПГ-7ВЛ, ПГ-7ВР (боевая часть тандемного типа). Но существуют и осколочные гранаты (надкалиберная и калиберная) арабского и китайского производства.

Как наиболее приемлемое противотанковое средство для большинства НВФ (нерегулярных вооружённых формирований), РПГ-7 в условиях локальных военных конфликтов оказал значительное влияние на развитие их тактики действий. Причём в Афганистане и других горячих точках, где в вооружённом конфликте участвуют формирования АМФ – All Mojahedeen Force (Объединенные силы моджахедов), накоплен огромный опыт и выработана чёткая система его боевого применения.

С вводом в Афганистан в декабре 1979 года советских войск вооружённым отрядам оппозиции пришлось столкнуться со значительным количеством бронетехники – особенно БТР и БМП, противопоставляя ей лишь незначительное количество противотанковых средств. Рассматривая организационно-штатную структуру различных групп, отрядов и фронтов вооружённой афганской оппозиции с 1979 по 1989 год, легко обнаружить тенденцию к увеличению насыщенности формирований гранатомётами. Так, в 1983–1985 годах один гранатомёт приходился на 10–12 боевиков, а к 1987 году на такое же количество личного состава было уже два гранатомёта РПГ-7.

Отдельные противотанковые и специальные группы вооружались РПГ из расчёта на 50–80% личного состава и насчитывали до 15 гранатомётов. В условиях недостатка артиллерии или невозможности её применения, на РПГ-7 возлагалась дополнительная задача по «артиллерийской» поддержке боевых действий, которая в некоторых эпизодах боя осуществлялась более эффективно, чем огнём артиллерии. Именно этим объясняется то, что в пехотном отделении ВС Ирана (11 чел.) со времён войны с Ираком состоит на вооружении два РПГ-7.

При ведении боя на закрытой местности (горы, лес, джунгли, населенные пункты) противоборствующие стороны, как правило, отделяют лишь несколько десятков метров. В таких условиях, когда огонь артиллерии и авиации представляет угрозу и для своих войск, РПГ становится незаменимым огневым средством, а наличие оптического прицела делает стрельбу из него особо точной и безопасной для своих подразделений.

Тактику связывания противника ближним боем вьетнамцы называли термином «захват за пояс», афганские моджахеды применяли её повсеместно, особенно эффективно и часто в «зелёной зоне» и высокогорье. Благодаря подобной тактике в обоих случаях противник (американские и советские войска соответственно) лишался своего главного преимущества – огня артиллерии и авиации. Незнание и игнорирование этой тактики привело к решению не включать гранатомётчиков (РПГ-7, РПГ-16) в штат подразделений войск специального назначения ОКСВ в РА (ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан).

Для подавления огневых точек моджахедов в условиях высокогорья применялась маленькая хитрость – ведение огня несколько выше укрытий, расположенных на склонах гор, с учётом поражения противника осколками и взрывной волной разорвавшейся гранаты

Их отсутствие отчасти компенсировалось наличием в ротах спецназа огнемётчиков, вооружённых РПО-А «Шмель» – высокоэффективных по боевым возможностям, но слишком тяжёлых для автономных действий групп спецназа в горах, а также применением реактивных гранат РПГ-18 и РПГ-22.

Хочется вспомнить 53-мм РПГ-16 «Удар» (прицельная дальность стрельбы – 800 метров), состоявший в 1970-80-х годах на вооружении десантируемых подразделений Советской Армии и считающийся большинством ветеранов войны в Афганистане незаслуженно снятым с вооружения. Мне по личной инициативе удалось вооружить свою группу спецназа имеющимся в роте нештатным РПГ-16 и эффективно его применять в 1985–1987 годах в ходе боевых действий в провинциях Нангархар, Кунар, Лагман (восток Афганистана). Причём, для подавления огневых точек моджахедов в условиях высокогорья применялась маленькая хитрость – ведение огня несколько выше укрытий, расположенных на склонах гор, с учетом поражения противника осколками и взрывной волной разорвавшейся гранаты. Кстати сказать, многие подразделения ОКСВ в РА широко применяли и трофейные РПГ-7 китайского («Тип 69»), а также арабского производства, более лёгкие, чем отечественные, оснащённые сошками и ручкой для переноски.

Широкое применение афганскими моджахедами РПГ-7 неминуемо вело к увеличению потерь в личном составе ОКСВ от огня гранатомётов, в том числе и при действиях в пешем порядке. Так, 13.03.87 г. в провинции Лагман, кишлак Алишанг, одним выстрелом из противотанкового гранатомёта было ранено 7 человек при эвакуации из-под огня смертельно раненого командира группы, 4.09.87 г. в провинции Кунар в результате попадания двух гранат РПГ в плоскую крышу дома (стрельба велась сверху) 11 человек, находящихся внутри дома, получили осколочные ранения и контузию.

Огонь из противотанкового гранатомёта по открыто расположенной живой силе с использованием кумулятивных боеприпасов дает удовлетворительный результат поражения осколками и взрывной волной личного состава в радиусе до 4 метров и оказывает дополнительное деморализующее воздействие. Примером достижения высокого психического эффекта от массированного применения огня РПГ-7 по живой силе можно считать падение так называемого «Пянджского фронта» (Таджикистан), когда в ходе деблокирования 22 ноября 1992 года вооружёнными отрядами таджикской оппозиции совместно с афганскими моджахедами автодороги Пяндж–Курган-Тюбе на каждый выстрел из стрелкового оружия с противоположной стороны следовало 2–3 выстрела из РПГ (в большинстве случаев неприцельных).

Говоря о массировании огня РПГ, следует упомянуть о специальных группах гранатомётчиков, с которыми мне впервые пришлось столкнуться в Таджикистане осенью 1992 года (подобные группы применялись и в Афганистане и в Чечне). В Таджикистане так называемая «наманганская» группа из числа религиозных фанатиков в количестве 25–30 человек имела на вооружении до 12 гранатомётов РПГ-7 и реактивных гранат РПГ-18 и РПГ-26.

Особенностью тактики действий группы являлось уничтожение бронетанковой техники Народного Фронта Таджикистана последовательным сосредоточением огня двух-трёх РПГ по одному бронеобъекту с расстояния 20–50 м., причём столкнувшись с танками Т-72, оборудованными элементами динамической зашиты (ДЗ) – первый гранатомётчик (действия парами) сбивал выстрелом ДЗ, а второй поражал танк в незащищенную часть брони. Характер поражения танков указывал на то, что стрельба кроме кумулятивных гранат велась и осколочными, в лобовую часть, для вывода из строя оптических приборов наблюдения (прицелов) с целью «ослепления» экипажа.

Ведя огонь с очень близкого расстояния гранатометчик при надёжном огневом прикрытии его от огня пехоты противника, способен произвести точный прицельный выстрел в наиболее уязвимое место бронеобъекта. Именно этим объясняется поражение в Таджикистане танков Т-72 в заднюю часть башни после сбивания первым выстрелом короба с имуществом, поражения кумулятивной струёй ствола пушки, прямое попадание осколочной гранаты в прибор наблюдения механика-водителя (определено по остаткам взрывателя в стекле триплекса) с последующим поражением осколками приборов, расположенных на башне.

Во всех случаях поражения танка Т-72 из ручного гранатомёта экипажи оставались невредимыми, за исключением случая попадания гранаты в заднюю часть башни (наводчик и командир танка тяжело ранены), но танки выводились из боя, так как нуждались в восстановлении, что свидетельствует об эффективности огня РПГ-7 по современным танкам, а с появлением на вооружении гранаты ПГ-7ВР «Резюме» с боевой частью тандемного типа можно надёжно поражать все современные типы бронетанковой техники.

При поражении бронеобъекта кумулятивной гранатой поражающими экипаж факторами являются избыточное давление, осколки брони и кумулятивная струя. Но с учётом принятия экипажами мер, исключающих образование избыточного давления внутри машины, таких, как приоткрытие люков и бойниц, поражающими личный состав факторами остаются осколки брони и кумулятивная струя. На человека поражающее действие кумулятивной струи внутри бронемашины оказывается на расстоянии до двух с половиной метров, а осколков – на всю длину внутреннего пространства.

Хорошую защиту от огня РПГ с обычными кумулятивными боеприпасами (гранаты типа ПГ-7В, -7ВЛ) на современной бронетехнике обеспечивают разнесённое бронирование, противокумулятивные экраны и элементы динамической зашиты. Вот почему необходимо сосредоточивать огонь нескольких РПГ и других противотанковых средств по одному бронеобъекту для его надёжного поражения, что и подтверждается тактикой действий формирований АМФ в ходе локальных вооружённых конфликтов последних десятилетий.

В большинстве случаев точному выстрелу из РПГ способствует интенсивное ведение огня из автоматического стрелкового оружия помощником гранатомётчика и другими стрелками с целью вынудить пехоту противника прекратить наблюдение за полем боя и ведение прицельного огня, а также с целью поражения оптических прицелов боевых машин противника. Это позволяет гранатомётчику без лишней суеты и с меньшей вероятностью быть поражённым занять выгодную огневую позицию, определить точку прицеливания, а после выстрела быстро и незаметно сменить огневую позицию.

При ведении огня по одной цели из двух-трёх РПГ стрельба иногда производится без обязательной смены после каждого выстрела огневой позиции, особенно при поражении цели первыми выстрелами. Очень часто в таких ситуациях гранатомётчики входят в нездоровый азарт и, забывая о мерах предосторожности, дорого за это расплачиваются. Например, «наманганская» группа в течение октября-декабря 1992 года была полностью уничтожена ценой двух сгоревших БТР-70, а также трёх поврежденных Т-72 и одного БТР-80.

При устройстве засад, одного из основных способов ведения боевых действий нерегулярных формирований, для уменьшения пылеобразования и демаскировки огневой позиции в момент выстрела из РПГ и другого реактивного оружия, очень важен выбор выгодной огневой позиции. При наличии времени и условий она, как правило, специально подготавливалась – грунт поливали водой. Достаточно хорошо маскируют огневую позицию гранатомёта заросли высокого кустарника, камышей, посевов кукурузы и других травянистых растений высотой более двух метров. При этом необходимо помнить, что по направлению стрельбы не должно быть растительности, препятствующей полету гранаты (в целях недопущения подрыва гранаты при задевании веток и травы, предохранительный колпачок со взрывателя не снимают).

Несмотря на соблюдение мер, снижающих пылеобразование, огневая позиция гранатомётчика в момент выстрела демаскируется характерной вспышкой и бело-сизым дымом. Если вы на поле боя с противоположной стороны заметили такую вспышку, то наиболее рациональным вашим действием будет предупредительный окрик «вспышка» («ложись», «выстрел») при условии, что сослуживцы знают, что делать по этой команде – лечь на землю (за укрытие) и закрыть уши руками.

В моей практике был случай, когда заметив на расстоянии 350–400 метров вспышку выстрела РПГ-7, я подал команду «ложись» находившимся рядом подчиненным и разорвавшаяся в 4-х метрах граната (на ровной площадке) никому из выполнивших команду не принесла вреда. А вот гранатомётчику не повезло, второго выстрела он так и не сделал, так как «забыл» сменить огневую позицию...

Серьёзную угрозу огонь РПГ-7 представляет для вертолётов, особенно в момент десантирования посадочным способом личного состава и грузов, эвакуации раненых и других случаях, связанных с посадкой на контролируемой противником территории. В январе 1986 года два из шести десантирующих личный состав вертолётов, при проведении налёта отрядом специального назначения на укреплённый район «Команд» севернее г. Джелалабада (Афганистан) получили повреждение от огня РПГ-7. Из-за плотности огня десантировать весь отряд не удалось, так как помимо двух поврежденных в момент посадки вертолётов огонь из РПГ вёлся и по находящимся в воздухе.

По летящему вертолёту РПГ эффективен лишь при фронтальном ведении огня с расстояния до 100 метров, а также при стрельбе на дальность срабатывания самоликвидатора кумулятивной гранаты – 700–800 метров. Последний вид огня, несмотря на низкую вероятность поражения вертолёта, все же представляет для него опасность и вынуждает экипаж предпринимать дополнительные меры предосторожности. В том числе и набирать большую высоту, что во всех случаях исключает фактор внезапности при нанесении вертолётных огневых ударов и десантирования личного состава, затрудняет ведение воздушной разведки. Причём взрывы в воздухе от самоликвидатора гранаты ПГ-7 и ракеты переносного зенитно-ракетного комплекса по внешнему виду идентичны, что затрудняет оценку противника и выбор правильного решения экипажами вертолётов (пилотами самолётов-штурмовиков) и командирами действующих на земле подразделений.

Ещё одним нестандартным способом ведения огня из противотанкового гранатомёта РПГ-7 в локальных конфликтах является огонь навесной траекторией с использованием как осколочных так и кумулятивных гранат. За исключением использования осколочных гранат, он не столь эффективен, как стрельба прямой наводкой, и применяется в основном для ведения беспокоящего огня по площадным целям. «Неприятность» от такого вида стрельбы, как и при обстреле из миномёта, заключается в сложности определения огневой позиции гранатомётчика, особенно на закрытой местности.

Между специалистами не утихают споры о величине носимого боекомплекта к РПГ-7. В комплект гранатомёта входят две сумки для переноски выстрелов на две и три гранаты для стрелка-гранатомётчика и его помощника соответственно, что подразумевает наличие в носимом боекомплекте пяти выстрелов. Я считаю, что именно это количество и является той золотой серединой, которую нужно брать за основу при ведении боевой операции.

У афганских моджахедов наблюдалось, что лишь в редких случаях один гранатомётчик использовал в бою более двух-трёх гранат, предпочитая носить одну в стволе, а вторую на плече с помощью приспособления из верёвочного ремня (так переносились гранаты помощником гранатомётчика или подносчиками боеприпасов).

Способ переноски гранат на ремне непригоден в районах с влажным климатом, так как бумажная изоляция порохового заряда легко повреждается, что приводит к ухудшению точности стрельбы вследствие отсыревания пороха, а чаще всего к полной непригодности порохового заряда. Переносные сумки для выстрелов у афганцев популярностью не пользовались, да и мы предпочитали другую «тару».

Применяя в Афганистане РПГ-7 и РПГ-16 в качестве усиления групп спецназа, носимый боекомплект к гранатомётам состоял из 6–12 выстрелов, в зависимости от условий выполнения боевой задачи, причём по примеру моджахедов, гранатомёты всегда были заранее заряжены, а для переноски выстрелов использовались более приемлемые десантные рюкзаки РД-54, гранаты в которых переносились в боковых карманах головной частью вниз. Иногда для маскировки выстрелы укладывались попарно в специально изготовленные для этих целей матерчатые чехлы (обрезанные рукава или штанины старого полевого обмундирования) и крепились к рюкзакам с помощью завязок.

После всего сказанного о гранатомёте-ветеране остается лишь посетовать, что существенным недостатком отечественного РПГ-7 остается отсутствие к нему осколочных, зажигательно-дымовых, осветительных и других специальных боеприпасов. С ними существенно расширился бы диапазон возможностей подразделений Российской Армии.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 13 сен 2012, 08:24

С. Козлов. Новые разработки Ижевского завода

Удачный союз

В сентябре 1999 года мне довелось побывать на соревнованиях снайперских пар спецподразделений СНГ, проходивших в Краснодарском крае. В них принимала участие и команда УФСБ Российской Федерации по Удмуртской Республике. Общий интерес участников вызвало оружие, которое она с собой привезла. Ижевские снайперы были вооружены новыми винтовками СВ-98, производства ОАО «Ижмаш», находящимися в процессе доработки, и пистолетами «Грач» и «Викинг» того же завода, созданными по заказу Российской Армии.

Снайперская магазинная винтовка СВ-98

Премьера СВ-98 состоялась еще в прошлом году на этих же соревнованиях. Этой осенью, как и год назад, винтовка составила достойную конкуренцию не только вполне приличной финской снайперской винтовке TRG-21, но и признанному мировому лидеру среди винтовок калибра 7,62 мм — английской AWS.
История создания ижевской винтовки являет собой пример чуткого реагирования конструкторов-оружейников на запросы спецподразделений и грамотного взаимодействия производителя и потребителя. Руководитель подразделения антитеррора УФСБ по УР Олег(По вполне понятным причинам называем только его имя), имеющий хорошие личные контакты с конструкторами завода, как-то незадолго до соревнований 1998 года, посетовал в разговоре с ними на отсутствие в арсенале Российских ВС приличной и недорогой снайперской винтовки. То, что СВД не отвечает требованиям основного оружия снайпера, профессионалам ясно давно. Конструкторы задумались над проблемой и разработали к соревнованиям 1998 года винтовку СВ-98. Участие винтовки в соревнованиях, где проверяются не только ее стрелковые характеристики при выполнении статичных упражнений, но и приспособленность к боевой работе, позволило конструкторам оперативно выявить недостатки оружия и усовершенствовать его, подгоняя под требования заказчика.

При конструировании нового снайперского оружия за основу была взята спортивная винтовка «Рекорд-CISM». Из-за недостатка времени у разработчиков для доработки винтовки, ижевцы в прошлом году выступали в соревнованиях с оружием, имеющим только общие очертания снайперской винтовки, наступающего столетия. К высокоточному, массивному стволу спортивной винтовки, надежному затвору с симметричным расположением трех боевых упоров, а также спортивному спусковому механизму, обеспечивающему стабильные характеристики спуска, добавились пламягаситель и телескопические сошки. На винтовку установили предохранитель, который в положении «П» блокирует ход спускового крючка и стопорит затвор от отпирания. Перезарядка винтовки осуществляется вручную из магазина, который был несколько изменен. Помимо механического открытого прицела, винтовку оснастили оптикой. Но и в таком виде винтовка показала себя очень неплохо.
К соревнованиям нынешнего года ижевская команда привезла уже более доведенный вариант, но, как они сами неоднократно говорили, винтовка, по-прежнему, находится в стадии доработки. Вариант винтовки нынешнего года отличает более удобная конструкция съемных сошек, которые крепятся теперь на штыре, выступающем из передней части ложи, а не при помощи винта снизу, как это было на винтовке образца прошлого года. Это придает большую жесткость конструкции, а значит, способствует более однообразному прицеливанию. В нынешнем варианте сошки складываются, как вперед, так и назад. При складывании назад они убираются в специальный паз на ложе, не выходя за ее габариты. Сама ложа приобрела более сглаженную форму по сравнению со спортивной. Оптимальные ее размеры, в совокупности с регулировкой длины приклада, положений его затылка и гребня, как по вертикали, так и по горизонтали, при наличии телескопических сошек, обеспечивают удобную изготовку для ведения огня стрелка любого телосложения. Винтовка оснащена противомиражной лентой, устраняющей марево, поднимающееся от нагретого ствола и мешающее прицеливанию.
Ложа окрашена в защитный цвет, что улучшает маскировочные свойства оружия.


Нет пределов совершенству

Для стрельбы из винтовки используются 7,62-мм спортивные винтовочные патроны «Экстра» и 7,62-мм снайперские патроны 7Н1. Кучность стрельбы из винтовки на дальности триста метров
снайперским патроном составляет в поперечнике не более пятнадцати сантиметров, что соответствует показателям кучности лучшего в мире спортивного оружия. Конструкторы утверждают, что винтовка может выпускаться и в варианте, позволяющем применять патрон 7,62x51 (308 Win), что в последующем даст возможность представить винтовку на международный рынок оружия.
То, что винтовка все же еще «сыровата», подтверждает «неродной» магазин. В последний момент, перед отъездом на соревнования к винтовке приспособили магазин от СВД. В результате, в присоединенном положении он выступает за габариты ложи на два—три сантиметра. После разработки нового магазина, он выступать не будет.

Как мне кажется, конструкторам стоит поработать над регулировкой затылка и гребня винтовки. В настоящее время она осуществляется путем дополнения или изъятия специальных сменных прокладок, которые входят в комплект винтовки. У той же TRG-21 эта операция выполняется за считанные секунды поворотом специального ключа. Кроме того, гребень приклада регулируется не только по высоте, но и по направлению, что делает и финскую и английскую винтовку более эргономичной. По этой характеристике наша винтовка и выглядит, и ощущается пока довольно «дубовато». Ложа и TRG, и AWS изготовлена из армированного капрона и более прикладиста. Может, и нашим конструкторам стоит поработать с пластмассами и тому подобными материалами, или хотя бы сделать более удобной деревянную ложу.

Большую проблему представляет снайперский калиматорный прицел ПКС-07 Ленинградского оптико-механического объединения. Прицел очень неудобен в работе и чрезвычайно капризен, В связи с этим назвать его снайперским можно с большой натяжкой. Применение же красной прицельной марки мешает прицеливанию, когда точка в объективе превышает размеры цели или равна ей. Качество изображения невысокое и, даже семикратное увеличение, не делает этот прицел приемлемым для очень неплохой, хоть еще и не «доведенной до ума« винтовки. Возможно, пока наша промышленность не создала для новой винтовки соответствующего ее характеристикам прицела, стоит попробовать использовать японскую или немецкую оптику.
ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СВ-98
Длина ствола, мм 650
Шаг нарезов, мм 320
Начальная скорость пули 815
Усилие спуска, регулируемое, кгс 1,5-2,0
Емкость магазина, штук патронов 10
Масса без оптического прицела, кг 6,2
Длина винтовки, мм 1270
Величина регулировки :
длины приклада, мм 20
гребня приклада, мм
по вертикали +9 / -6
по горизонтали +4 / -4
затылка приклада от нейтрального положения, мм
вверх и вниз 30
вправо, влево 7
Боевая скорострельность, выстрелов в минуту 10



Пистолет МР-443 9-мм «Грач»

Не меньший, а, может быть, даже и больший, интерес участников соревнований вызвали пистолеты «Грач» (МР-443 9-мм) и «Викинг» (МР-446 9-мм), которыми были вооружены снайперы ижевской команды.
Разработанный по заказу Российской Армии «Грач», является принципиально новым оружием среди российских пистолетов, за последние сорок лет.
Во-первых, конструкторы пистолета создали его под патрон Люгер 9х19 мм, что серьезно повысило мощность оружия. Выпуск этих патронов налажен в России.
Во-вторых, они вернулись к старому принципу, на котором основана работа автоматики — принципу отдачи и короткого хода ствола. Он был использован в простом и надежном ТТ, а также в наиболее известных в мире пистолетах, таких как «Кольт», «Браунинг», «Беретта» и ряде других.
Пистолет имеет классическую конструкцию со стальной рамкой и курковым ударным механизмом с самовзводом. Предохранитель пистолета — неавтоматический. При включении, он блокирует шептало, спусковой крючок, курок и затвор, причем курок может блокироваться, как во взведенном, так и в спущенном положении.

Это, безусловно, очень удобно, когда патрон находится в патроннике и возникает необходимость быстро открыть огонь, поскольку усилие спуска самовзводом превышает более чем в два раза усилие спуска при взведенном курке. Любой стрелок знает, как это влияет на точность огня.
Пистолет имеет защелку магазина, аналогичную защелке ТТ, что значительно ускоряет и упрощает процесс перезаряжания магазина. А тот факт, что она может переустанавливаться на обе стороны, позволяет вести огонь как с правой, так и с левой руки. Этому же способствует наличие у предохранителя двустороннего управляющего рычага. Длина ствола, составляющая сто четырнадцать с половиной миллиметров и четырехдистанционный прицел, изменяемый от двадцати пяти до ста метров, позволяет вести эффективный прицельный огонь на этих дальностях. Емкость магазина, которая превышает емкость стоящего на вооружении ПМ, более чем в два раза, дает возможность вести ближний бой, создавая большую плотность огня и не опасаясь слишком частой перезарядки, порой в самый неподходящий момент. Функцию указателя патрона в патроннике выполняет выбрасыватель.
ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ МР-443 9ММ “ГРАЧ”
Калибр 9х19мм Luger
Габаритные размеры, мм 190х140х38
Масса без патронов, кг 1,0
Емкость магазина, штук патронов 17
Усилие спуска
при взведенном ударно-спусковом механизме, Н, не более 24,5
при стрельбе с самовзводом, Н, не более 58,9
Прицел четырехдистанционный
25-100м



Сравнивая разные модели

Взяв в руки этот пистолет, я ощутил, как он удобен и хорошо сбалансирован. Массивные прицельные приспособления упрощают прицеливание. На мой взгляд, пистолет прекрасно подходит для ведения огня «Флэш», а, значит, и выполнения упражнений по скоростной и специальной стрельбе.
Практическое ведение огня из «Грача» подтвердило мою догадку. Отдача, на первый взгляд, оказалась непривычно сильной. Сказался длительный перерыв в практике ведения огня из иностранного оружия. Как никак, а патрон «Люгер» более мощный, чем наш. Но после нескольких выстрелов навык восстановился.
Тогда же мне удалось пострелять из израильского «Jericho» и из всемирно известного «Глока», которые разработаны под тот же патрон. Показатели были примерно одинаковы, однако справедливости ради, стоит отметить, что «Глок» сбалансирован получше.
В то же время, сотрудники спецподразделения антитеррора «Алмаз» МВД Республики Беларусь, вооруженные западным оружием, отмечают капризность «Глока» при длительном действии «в поле», когда не всегда имеется возможность для чистки.
Впервые за долгое время обращения с отечественным оружием я держал в руках пистолет, сделанный специально для того, чтобы им было удобно пользоваться в различных боевых ситуациях.
«Макаров» при всей своей простоте неудобен при перезаряжании, а для того, чтобы начать попадать из него в цель, необходим навык, который вырабатывается часами постоянных тренировок. Многие офицеры, умея прекрасно стрелять из автомата, даже к увольнению в запас не могут освоить стрельбу из ПМ.
ТТ при массе достоинств имеет один серьезный недостаток — несовершенный предохранитель, который однажды чуть не стоил жизни моему приятелю.
АПС всем хорош, но сложен в разборке. ПСМ имеет лишь одно достоинство — удобство скрытого ношения.

«Грач» и «Викинг», на мой взгляд, лишены перечисленных недостатков. Кстати, «Викинг» отличается от «Грача» лишь тем, что имеет рамку из высокопрочной литьевой термопластмассы, а значит и вес его на сто граммов меньше. Однако, судя по отзывам ребят из Ижевска, пластмассовая рамка оказалась менее износостойкой. В связи с этим фактом, думаю, что с «Викингом» конструкторам еще придется поработать.

Поступит ли оружие в войска

Частые сетования сотрудников спецподразделений различных ведомств на отсутствие оружия, достойного наших спецназовцев, кажется, услышаны Господом. «Ижмаш» выполнил заказ Министерства обороны России, создав МР-443, идя навстречу пожеланиям сотрудников УФСБ по УР, доводит до ума СВ-98.
Возникает вопрос, а будут ли приняты на вооружение описаные выше пистолеты и винтовка? И если будут, то когда? Плач о том, что денег нет, тоже дошел до ушей Всевышнего и бюджет 2000 года предусматривает увеличение ассигнований на оборону. Остается одно препятствие — инертность генералов силовых ведомств.
Преодолев ее, нам не придется закупать у англичан винтовки, стоимостью 7000-8000 долларов США. Да, это — отличные винтовки, но наши то ненамного хуже, притом что намного дешевле.
P.S. В настоящее время винтовка СВ-98 принята на вооружение, однако это не значит, что в войска она начала поступать. По-прежнему наши снайперы стреляют из СВД, а кто покруче, из отечественных спортивных винтовок, переделанных под снайперское оружие. Самые крутые выполняют задачи из «вражеских» стволов. Проблема та же — нет денег.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 13 сен 2012, 08:26

К. Конев. Автомат, как оружие снайпера?

Среди снайперов, оружейников и других приверженцев стрельбы часто возникает спор на тему выбора между магазинной винтовкой и самозарядной. Эта тема еще не поднималась на страницах журнала, поэтому будет интересно к ней обратиться.
Сторонники систем с ручным перезаряжанием мотивируют преимущество таких винтовок более высокой кучностью боя. Приверженцы самозарядок — возможностью быстро произвести повторный выстрел в случае промаха. В качестве контраргумента им приводят способность опытного стрелка произвести серию выстрелов из магазинной винтовки в достаточно короткий промежуток времени. К примеру, из винтовки с болтовым запиранием калибра 308 Win (7,62х51 NATO) стрелки уверенно делают серию из 5 выстрелов за 10 секунд (а иногда и меньше), при этом поперечник рассеивания на дальности 100 м остается в пределах 1 угловой минуты (25 мм на 100 м). Впрочем, здесь есть некоторое лукавство, поскольку такая скорострельность демонстрируется в тире или на стрельбище, при стрельбе по одной мишени, без переноса огня.

Попытаемся рассмотреть, из чего складывается реальная скорострельность при снайперской стрельбе. Так, время, затрачиваемое на производство повторного выстрела, зависит от двух параллельно протекающих процессов. Условно назовем их техническим и практическим.

Технический промежуток, после которого может быть произведен повторный выстрел, представляет собой следующую последовательность: выстрел — процесс перезаряжания (0,1 с для самозарядных винтовок, 0,5-1 с при ручном заряжании) — повторный выстрел. В практической деятельности последовательность несколько иная. Выстрел — смещение картинки в прицеле под действием отдачи — восстановление изображения — наблюдение за результатами выстрела (поражение / промах) — принятие решения о повторном выстреле — прицеливание — повторный выстрел. Во всех случаях «практический» промежуток значительно больше «технического». Таким образом, процесс перезаряжания не является определяющим и производится опытным стрелком параллельно, в пределах «практической» последовательности.
Следует отметить, что больше всего времени тратится на наблюдение за результатом выстрела и принятие решения на повторный выстрел. Понятно, что наблюдать результаты выстрела до того, как пуля достигнет цели, невозможно. А при стрельбе на большие дальности после восстановления изображения в прицеле еще некоторое время стрелок ждет попадания пули. При стрельбе из бесшумных систем типа ВСС («Винторез») и ВСК-94 («Взломщик») подлетное время будет относительно большим и на средних дальностях. Время, затрачиваемое на восстановление изображения в прицеле, в большой степени зависит от величины отдачи и соответственно от применяемого боеприпаса.

Для практической оценки приведу результаты проводимого мной эксперимента, в котором сравнивались СВД и АК-74 с оптическим прицелом.

Тактическая легенда — подавление огневого сопротивления противника при выдвижении или эвакуации своих сил в населенном пункте. Эту задачу частенько приходилось решать военнослужащим федеральных сил в Грозном как в первую, так и в нынешнюю кампанию. Цели — пять головных и грудных мишеней, разнесенных по фронту и высоте на дальностях 100-150 м. Расстояние между мишенями не менее 5 м. Порядок разброса — хаотический. Количество выстрелов — 10 (по 2 на мишень). Оценивалось время и вероятность поражения целей.
Упражнение выполнялось десятью стрелками с разным уровнем подготовки. Лучший результат — 9 сек для АК-74 и 14 сек для СВД. Худший результат — 19 сек для АК, 28 сек для СВД. Все цели были поражены. Исключение составил один стрелок (не снайпер), допустивший два промаха при стрельбе из СВД.
Кто-то может возразить, что 150 м — не снайперская дальность. Но именно на таких дальностях и приходилось работать снайперам в городе, когда от них требовалась высокая скорострельность. При стрельбе на 500-700 м характер действий другой. Промежутки между выстрелами значительные и порой связаны даже со сменой позиции.
Таким образом, при стрельбе на малые дальности системы с малым импульсом отдачи, такие, как АК-74, более предпочтительны, чем СВД. А при стрельбе на большие дальности СВД уступает магазинным винтовкам с ручным перезаряжанием.

Поскольку использование АК-74 в снайперских целях наверняка вызовет у многих скептическую оценку, следует рассмотреть этот вопрос более детально. Среди аргументов, которые могут быть выдвинуты, скорее всего будут более низкая кучность стрельбы из АКМ-74 по сравнению с СВД и низкие пробивные свойства пули.

Что касается кучности боя, то снайперу следует отбирать наилучший автомат из числа находящихся в подразделении. В моей практике такой отбор позволял получить поперечник порядка 3-5 см на дальности 100 м. По баллистическим характеристикам (настильность, величина боковых поправок) автомат сравним с СВД на дальностях до 400-500 м. Реальные дальности огневых поединков составляют 100-200 м в городе, до 400 м на равнине. Можно, конечно, найти участки, где местность будет просматриваться и на большие расстояния, однако ведение боя на таких дальностях, как правило, большая редкость. Горы же диктуют другие условия, тактику и вооружение, это тема отдельного разговора.
Что касается пробивных свойств пули, то вовсе не обязательно уповать на редкий сейчас патрон 7Н22. Традиционные 7Н6 с 1986 года выпускаются с термоупрочненным сердечником и обладают большим пробивным действием, чем 7,62-мм снайперские 7Н1 с обычным сердечником. Не так уж редко встречаются и 5,45-мм патроны 7Н10. Однако большинство не только стрелков, но и представителей службы вооружения не могут распознать эти патроны, которые не имеют специальной окраски и отличаются только надписями на ящиках и применением фиолетового лака-герметизатора вместо красного, как на 7Н6.

Несомненно, что винтовки с болтовым запиранием имеют более высокую кучность, чем АК-74. Но это, я бы сказал, разные весовые категории, и задачи у них соответственно разные. С точки зрения военной, а не спортивной, критерием оценки выдвигается вероятность поражения цели, а не количество очков. То есть не так уж важно, в какую часть головной фигуры попадет пуля, главное, чтобы цель была уничтожена. Исходя из этого, поперечник рассеивания рассматривается в несколько ином контексте. А именно, до какой дальности рассеивание не превышает заданных габаритов. При этом условии вероятность поражения цели принимается равной 100%.
Так, если на дальности 150 м поперечник рассеивания отобранного АК-74 составит 8 см, а магазинная винтовка обеспечивает 3 см, то при стрельбе по цели с габаритом 15х20 см вероятность поражения у обоих — 100%. И если в этих условиях требуется меньшая масса оружия и большая скорострельность, то преимущество за АК. При стрельбе на большие дальности приоритеты меняются, и винтовки с болтовым запиранием неоспоримо лидируют. А абсолютно универсального оружия, как известно, не бывает.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Re: Как это было!

Сообщение ЗА ДРУГИ СВОЯ » 14 сен 2012, 12:32

А. Буднев. Путь «Сатурна»

По просьбе руководства МВД

Перед нами стояла задача — доработать и провести в жизнь программу подготовки ОМОН и сводных отрядов милиции применительно к задачам и имеющемуся у них уровню подготовки.
Мы — это три человека — Сергей С. (позывной «Бэтмен»), Константин К-в («Чарли») и автор.
Сергей и я — бывшие военнослужащие 17-й бригады спецназ ВМФ, Костя — специалист в области снайпинга. К нам обратился один из офицеров Управления МВД московской области — «Сан Саныч» — с просьбой оказать методическую помощь. Во многом, благодаря именно его энергии и настойчивости, удалась эта затея. Занятия проводились на безвозмездной основе. Между собой в шутку мы называли эту школу «Сатурн», по аналогии со школой диверсантов из известного фильма. Название прижилось и стало жить самостоятельной жизнью, обрастая слухами и легендами.
Наш дебют состоялся 27 января 2000года в Сергиево-Посадском ОМОНе, незадолго трагической командировки этого отряда. К сожалению, тогда удалось провести только два занятия теории в классе. Да и то, что успели рассказать, без отработки осталось чистой теорией. Надо отдать должное сергиево-посадцам — они сделали соответствующие выводы и впоследствии принимали самое активное участие в проведении занятий. Некоторые ездили в свое свободное время на занятия из Сергиева Посада в Видное.

«Сатурн» почти не виден

Программа составлялась очень обширная, а времени — меньше чем в обрез. Попытка прочитать и показать, как можно больше, себя не оправдала. Слабые теоретические знания создавали определенную проблему. Пришлось возвращаться к самому началу. 
Очень плотно изучали огневую, топографическую и тактико-специальную подготовку, отрабатывали основы горной подготовки, инженерной и радио-подготовки. Особое внимание уделяли военно-медицинской подготовке. Попутно подтягивали уровень физической подготовки и давали необходимые в условиях командировки правовые знания.
Костя занимался со снайперами, мы с Сергеем с остальными. В силу определенных обстоятельств, основная нагрузка легла на Сергея. Он безотказно и бессменно участвовал в обучении и подготовке подавляющего числа отрядов, проводя своего рода «ликбез» за период от трех дней, до плановой подготовки в течении двух недель. Чего это ему стоило — знает только он сам.

Методика

Занятия проводились методом лекций, тактико-строевых занятий и тренировок. Лекции проводились в классе, практические занятия на полигоне (стрельбище) под руководством офицерского состава, где мы выполняли роль консультантов. На полигоне обучаемым доводили тему и цель занятия, метод проведения, учебные вопросы, время, отведенное на занятие. После этого повторяли ранее изученный материал, относящийся к теме — незакрепленный материал легко забывается.
На следующем этапе приступали к отработке учебных вопросов. Сначала подробно объясняли, что делаем, зачем и как. После этого обучаемые пытались выполнить упражнение. Мы же, в свою очередь фиксировали ошибки, указывали на них и объясняли в чем их причина. Далее вновь повторяли упражнение.
Из-за дефицита времени, большого количества личного состава и малого числа инструкторов, больше двух раз повторять упражнение не удавалась, хотя повторять надо бы до полного усвоения и в разных вариантах.
По завершении практической части занятия следовала проверка оружия и снаряжения, подведение итогов, где отмечались лучшие, разбирались ошибки и недостатки. Обязательно давали задание на самоподготовку, а в конце отвечали на вопросы.
Методика довольно известная, однако, как показал наш опыт, далеко не всем.

С каким прицелом стрелять?

Зачастую оружие выдавалось только перед отправкой подразделения. Тренировки проходили с одним, а на поездку закреплялось и выдавалось другое, которое не успевали привести к нормальному бою. Для устранения этой беды совершенно необходимо наличие корректора мушки, хотя бы одного на подразделение. Тем не менее, по прибытию на место может не быть времени и подходящего места для приведения оружия к нормальному бою, поэтому тренировки необходимо проводить с тем оружием, с которым предстоит командировка. Нам удалось добиться этого толь-ко к концу второго года занятий.
Проверку уровня базовых знаний выявила слабое понимание практического значения и применения правил внешней баллистики. Например, такая распространенная ошибка. Автомат АК-74 приводится к нормальному бою на дистанции 100 м с прицелом «П», то есть до 400 м. При этом средняя точка попадания должна быть выше точки прицеливания на 24 сантиметра. Подразумевается, что на дальности 400 м точка прицеливания и СТП совпадут. Это, в принципе, помнит большинство. Но бой происходит на дистанциях 200—300 м, размер цели — не грудная и, уж тем более не ростовая фигура, а часть головы, показавшейся из-за укрытия, то есть 14—16 см. Но стреляя прицелом «П» (а именно большинство так и стреляет) и целясь под цель, как учили, мы имеем превышение траектории над линией прицеливания на 200-х метрах 38 см (!), 37 см - на 250 м, 32 см - на 300 м.

Пуля весит 3,4 граммов, скорость ее полета — 900 м/с. Добавьте сюда техническое рассеивание, ошибки при произведении выстрела, затрудненность определения точки попадания и, как следствие, корректировки огня. По-моему, результат очевиден!
Другая крайность — некоторые пристреливают оружие в «0» на 100 м, то есть СТП совпадает с точкой прицеливания на 100 м, при этом прицел остается «П»! При этих условиях на тех же 200 м попадание будет на 10 см ниже точки прицеливания. Это прописные истины. Но есть подозрение, что в милиции не только рядовой, но и офицерский состав слабо разбирается в этом вопросе.
Статистика дает такие данные. На одного раненного или убитого противника приходится до 200 000 выстрелов стрелкового оружия, не считая остальной огневой мощи, поэтому и компенсируют слабую стрелковую подготовку количеством расстрелянных боеприпасов. Невеселая арифметика. В группе из 10 человек каждый берет с собой до 500 патронов. И из этих 5 000 патронов на группу хорошо, если 3—5 достигнут цели.
В сложившейся ситуации пришлось подробно объяснять обучаемым необходимость определения дальности и выставления о соответствующего прицела. Тут же мы приводили простейший способ определения дальности до цели. Мушка автомата закрывает угол 2 тысячных, если ширина ее равна силуэту человека, то до него приблизительно 200 — 250 м. Тут нужно оговориться, что с силуэтами на поле боя плоховато, однако достаточно других линейный ориентиров, размеры которых известны. Поэтому личный состав должен усвоить, что такое «тысячная» и как этим углом пользоваться.

«Учить тому, что необходимо на войне» — был в брежневскую эпоху такой лозунг, выдвинутый комиссарами той поры. Мы его украли и беззастенчиво использовали в своей работе.
Для контроля за расходом боеприпасов в ходе боя, мы рекомендовали при снаряжении магазина 15-м патроном (полмагазина), 26-м и 27-м использовать трассеры. Забивать в магазин последний патрон с трассирующей пулей — не самый удачный вариант. Лучше перезаряжать оружие, имея в патроннике патрон, на случай внезапного появления противника. Опыт войны показывает, что времени для замены магазина обычно достаточно. Но если уж вам приспичило сматывать магазины вместе, то не надо использовать красную или голубую изоленту. Кроме того, приматывайте их через прокладку (коробку от кассеты для магнитофона) патронами вверх, во избежание загрязнения при упоре магазина в землю во время стрельбы. В этом случае вы вообще не сможете перезарядить автомат.
Личный состав необходимо обучать открытию огня, не глядя на оружие. Типичная ситуация: боец находится на внешнем посту, оружие на предохранителе. Появляется цель — сразу взгляд вниз, в поисках, чего там переключать, затем опять на цель, точнее туда, где она была. Перезаряжать оружие необходимо обучать так же, не глядя, продолжая наблюдать за обстановкой. Не менее характерная ошибка — задирание головы и локтя.
Подсумки, как и разгрузки, не всегда (особенно лежа) позволяют запихнуть пустой магазин на место, (их надо дорабатывать вставками). Если нет времени с этим возится — запихните его за пазуху (только не забудьте заправить перед этим куртку).
Та же беда — устранение задержек. Добавление в общую кучу россыпных патронов десяток выхолощенных позволит отработать этот элемент.

Не забывайте разбирать и чистить магазины, периодически переснаряжайте магазины, чтоб не держать пружины в них в сжатом состоянии. Недосыл патрона из магазина — не такое уж и редкое явление. Один неисправный учебный магазин на занятиях - совсем не лишний.

Упражнения, которых нет в наставлении

Большую трудность вызвало поражение целей в «зеленке». Приведу такой пример. В кустах были установлены четыре грудных мишени. Разнесены они были не только по фронту, но и в глубину, а также пользуясь тем, что это был холм, мы поставили мишени и на разной высоте. Упражнение выполнялось группой из пяти человек. Вооружение специально было усиленное: ПКМ — 1 ед., боеприпасов — 50 шт., РПК - 2 ед., боеприпасов по 45 шт., РГ- 6 (ручной гранатомет шестизарядный) - 2 ед., боеприпасов по 6 ВОГ-25.
Дистанция до целей колебалась от 50 до 70 метров. Предварительно, для упрощения задачи мы показывали стреляющим, где расположены мишени, после этого отводили группу на огневой рубеж, где они выстраивались в походный порядок и начинали движение. По команде «Обстрел группы справа (слева)!» бойцы : занимали оборону и открывали огонь, стараясь поразить цели в зеленке, которых не видели. Море огня. Деревья валятся, щепки летят, кажется, что все цели будут как решето, а попаданий - ноль! НС После этого объясняем, что стреляя по закрытым целям, нужно целиться ниже, так как под огнем все залегают. Даже если пуля срикошетит на такой дистанции, она поразит человека так же, как и при прямом попадании. Стрельбу следует вести короткими очередями с последовательным переносом точки прицеливания по фронту, с таким расчетом, чтобы площади рассеивания пуль пересекались. Командир должен управлять огнем ПКМ, используя его для поражения или подавления наиболее важных целей, направляя его огонь в те места, где как-то проявили себя снайперы, гранатометчики и пулеметчики. Гранатометчики должны работать в глубину с рассеиванием по фронту от флангов к к центру предполагаемой позиции засады противника. Гранаты, взрываясь в кронах деревьев или ветвях кустарника, обеспечивают поражение целей в открытых окопах, поражая его сверху на всей площади.

После объяснения упражнение повторяли, но лишь с третьего раза было поражено 3 из 4 целей. Обратите внимание: мишени были грудными, дистанция — короткая, а огневая мощь — выше обычной. Есть над чем задуматься. Подобного упражнения в наших программах нет, но его вводит сама жизнь.

Обучение должно быть систематическим, а не эпизодическим

В процессе подготовки в сжатое время бойцы получали большой объем информации, на который в обычных условиях уходит минимум полгода. Из-за этого личный состав был не в состоянии сразу контролировать все аспекты — просто не хватало внимания. Именно поэтому необходимо плановое, последовательное обучение, для отработки и закрепления необходимых на войне навыков. Время обучения, такой же важный фактор достижения результата, как материально-техническое обеспечение. Крайне порочным является заблуждение, что достаточно дать человеку автомат, побольше патронов, косынку на голову — и готов воин.
Также ошибочно считать, что «на месте доучатся...». Боевые действия - это экзамен, где двойку лучше не получать, а учиться лучше на чужих ошибках.

ТАКТИКА И ПРАКТИКА

Перемещение на поле боя


Вид передвижения определяется характером местности, плотностью огня, расстоянием между укрытиями, физическим состоянием бойца и т. д. Проведя в начале курса контрольные занятия, мы убедились, что обучаемые совсем разучились ползать, да и снаряжение, когда все на животе, не позволяет. Боец при пере-ползании, буквально, вспахивает землю разгрузкой. Большинство из этих изделий создавались для патрулирования, и позволяют манипулировать со снаряжением в положении «стоя-сидя». Они мало удобны для положения «лежа».
Часто обучаемые ленятся и стараются пробежать как можно дольше, чтобы реже падать. Однако время перебежки не должно превышать 3 секунд. «И раз, и два, и...» — пора падать. После падения лучше не перекатываться, а смещаться в сторону плашмя, опираясь попеременно на руки—ноги и корпус. Если кто-то все же перекатывается — не надо при этом задирать ствол и сгибать в колене ногу — скрытность от такого перекатывания будет только в очень высокой траве.
Прежде чем бежать, найдите взглядом укрытие. Не путайте укрытие от огня с укрытием от наблюдения. Заняв позицию, не торопитесь сразу открывать огонь (если только этого не требует обстановка) — осмотритесь. Пока вы перемещались, противник мог сделать тоже. Помните, как только вы начнете стрелять — через 3—5 выстрелов вам придется опять перемещаться, т. к. вас обнаружат и начнут «окучивать». Поэтому лучше это сделать до того, как вас заметили.
После того, как теория изучена и отдельные элементы передвижения на поле боя закреплены практически, мы приступали к очень эффективному практическому занятию. Перед его началом мы обязательно убеждались, что оружие разряжено и поставлено на предохранитель. Магазины обязательно пустые или не присоединяются вообще!
Обучаемые делятся на две группы — одна занимает оборону, другая начинает выдвижение с рубежа атаки. Задача «обороняющихся» — выцеливать атакующих. Атакующие отрабатывают передвижение и целеуказания. Подгруппы меняются местами минимум два раза. Результат этого упражнения впечатляет. Личный состав перестает играть в Рембо и, буквально, роет землю носом.
Отрабатывая перемещение, мы уделяли внимание не только наступлению, но и правильной организации отхода, эвакуации раненых и убитых. Боевые «тройки» именно по этой причине предпочтительнее «двоек». Если одного ранят, вытащить его в одиночку весьма не простая задача, не говоря уже о необходимости при этом вести огонь.

Целеуказание

Личный состав должен уметь определять дальность до цели и грамотно давать целеуказания относительно ориентиров, назначенных заранее, или хорошо различаемых на поле боя (опушка леса, одиночное дерево, здание и т.д). Ориентиров должно быть несколько, (они назначаются, по возможности, заранее) справа налево и от себя к противнику, названия ориентиров, назначенных старшим начальником, не изменяются. Умение грамотно давать целеуказания позволяет эффективно управлять огнем подразделения, сокращая время между обнаружением цели и ее поражением. Истошный крик «Вон он побежал!» мало помогает - тому же пулеметчику в обнаружению цели в условиях боя. Целеуказание можно осуществлять несколькими способами.
Трассирующими пулями или сигнальными ракетами указывается направление или сектор.
Если ориентиры заранее намечены, то проще работать от ориентира: «Ориентир 2, влево 20, ближе 100 — за кустом пулемет».
В обычных условиях направление на цель относительно линии «наблюдатель—ориентир» указывается в тысячных, но неподготовленность личного состава и отсутствие достаточного количества оптических приборов не позволяют это осуществлять на практике, поэтому обе цифры можно давать в метрах, предварительно оговорив это.
Точность целеуказания зависит от тренированности личного состава в определении расстояния на местности. 
Также можно давать целеуказания от себя по направлению и дальности. Удобно использовать условный циферблат часов, где 12 — общее направление на противника, а остальным цифрам будет соответствовать определенное направление на конкретную цель. Например: «На 2 часа, 250 метров, пулемет за завалом».

Даже эти простейшие способы требуют обязательной отработки на практике. Мы отрабатывали целеуказания в процессе тех же стрельб, когда огонь с мишени на мишень переносился по выдаваемому целеуказанию. Мишени при этом были расставлены не только по фронту, но и в глубину, не менее 200—250 метров. Хотя бы одна из них была закрыта от наблюдения, то есть, находилась в кустах, за щитом, обозначающим стену и т. д.

Маскировка

Личный состав обучался грамотно применять три принципа маскировки: «укрыться, слиться, обмануть». Мы практически показывали, как за несколько минут, используя подручные средства, можно уменьшить заметность бойца на поле боя. Уже после первых занятий исчезли черные шапочки — «мечта снайпера».
Постепенно до обучаемых начало доходить, что не стоит носить одежду светло-серых тонов, пусть даже и камуфляжную, действуя в зеленке. И наоборот, самый модный камуфляж мало помогает на снегу. Мы терпеливо объясняли, что для того, чтобы камуфляж «заработал», «ломая» ваш силуэт, необходимо, что бы хотя бы часть пятен соответствовала основным цветам местности, на которой вам предстоит действовать. В противном случае — вы просто контрастная цель. Выбирая позицию, будьте как можно ниже, старайтесь располагаться в тени и не забудьте оглянуться, на каком фоне вы проецируетесь.
Не все и не всегда доходило быстро, поскольку знать и умело применять — не всегда одно и то же. Так на полевых занятиях один из разведдозоров, несмотря на предыдущие объяснения, неудачно занял позицию на фоне неба, в то время как противник был внизу, в карьере.

Несколько слов о снаряжении

При обучении сразу предупреждали, что используя перчатки, не стоит спешить отрезать на них пальцы. Помимо зашиты от грязи, микротравм и порезов, они еще и предохраняют от ожогов о раскаленный ствол, за который, особенно пулеметчик, умудряются рано или поздно схватиться. В экипировку полезно включить моток веревки, метров 10—15, для безопасного стаскивания подозрительных предметов, эвакуации раненых из под огня в безопасное место волоком. Ботинки должны иметь усиленный подносок и, по возможности, подошву устойчивую к протыканию. Многие оценили достоинства наколенников и налокотников, когда были вынуждены падать на каменную крошку. Осколки битого стекла ранят не хуже осколков гранат.

На что следует обратить внимание при организации блокпоста

Проводя занятие, мы добивались от личного состава четкого понимания, что подразумевает организация системы огня.
Строится она основываясь на сведениях о противнике и определении основных направлений возможной атаки, положении соседей, их задачах. Исходя из этого определяются основные и запасные, а также ложные позиции огневых средств, полосы огня, участки сосредоточенного огня, дополнительные сектора обстрела, основные и дополнительные ориентиры, дальности до них, задачу снайперам, инженерное оборудование, меры маскировки. В процессе обучения мы рекомендовали командирам подразделений, направляемых в Чечню, на месте создавать макет местности или хотя бы изготовить подробную схему, на которой отражать ориентиры, сектора огня, инженерные заграждения, установленные предшественниками и ими самими, позиции соседей и их секторы огня, фиксировать места, из которых по посту велся обстрел, места обнаружения фугасов, изменение обстановки, поступающую информацию. На нем же удобнее ставить задачу. Необходимо вести журнал наблюдения на постах. Это позволяет обнаружить интересные закономерности. Так, при анализе журнала наблюдателей всего за три дня был выявлен и задержан разведчик боевиков. Накопление, анализ и систематизация информации — важный фактор боевой устойчивости подразделения.

Организация движения

Большое внимание при подготовке уделялось действиям при попадании подразделения в засаду в пешем порядке и на машине.
Вот лишь основные моменты, на которых мы заостряли внимание обучаемых. Перед началом движения в пешем порядке или на машинах обязательно отдается приказ на марш, в котором, помимо прочего, указываются опасные участки, варианты их прохождения, определяются действия личного состава при внезапном нападении на подразделение. Кто ставит дымы, кто ведет огонь, кто о эвакуирует и оказывает помощь раненым, кто совершает маневр. Предвидеть надо разные варианты, будь то нападение на голову колонны, ядро, или тыл. Все действия должны быть отработаны практически с разными вводными, включая выбывание из строя командира.
В отличие от расхожего представления об организации движения колонн техники: «Что тут сложного? Сели и поехали», планирование движения автомобильной колонны, на самом деле — сложная задача.

Начать хотя бы с того, что при следовании на машине, она должна быть переоборудована. Следует снять тент, нарастить и усилить борта с бойницами. По возможности бронируется и дно кузова — от взрыва 50 кг тротила под днищем это не спасет, но от осколков — вполне. Борта открываются изнутри, личный состав должен сидеть в центре, лицом к борту, снаряжение и груз лежит вдоль бортов. На крышу кабины — противоосколочный козырек (от мин на деревьях), на капот — скат или мешки с песком. Обзор сужается, но и водитель более защищен.
Командир с радиостанцией должен находиться в кузове, с личным составом. Наблюдатели — каждый в своем секторе. Дымы в готовности к немедленному применению. Почему-то не используется система быстрой постановки дымовой завесы, имеющаяся на танках и БМП, хотя она могла бы быть очень кстати. Определяется порядок открытия огня, очередность спешивания. Например, если у вас есть РГ-6 и ПКМ, то именно они в первые секунды боя открывают огонь по засаде, давая возможность личному составу спешиться и занять оборону. Спешившись, не торопитесь стрелять, сначала разберитесь в ситуации и оцените обстановку.
На тренировках мы стремились к тому, чтобы большинство обучаемых побывало в роли командира, управляя подразделением. Отрабатывались различные вводные — спешивание, занятие обороны, маневр огнем и силами, целеуказания, оказание помощи раненым. Даже однократная практическая тренировка позволяет подразделению увереннее действовать в сложной обстановке.
Характерный случай: машина с 23 сотрудниками, прошедшими эту подготовку, попала в подготовленную засаду. После взрыва всех выбросило из машины. При этом один погиб сразу, трое получили тяжелые ранения. Остальные, имея контузии, организовали оборону, оказали помощь раненым и, отбив нападение, больше не потеряли в бою ни одного человека.

Некоторые итоги

В результате нашей совместной с Сан Санычем деятельности за два года через «Сатурн» прошло более двух с половиной тысяч человек (конечно, некоторые ОМОНовцы не по одному разу). Потери в боевых столкновениях сократились более чем в десять (!) раз, хотя от минно-взрывных средств всего в полтора раза, поскольку инженерная подготовка давалась лишь в основах.
Подготовлено более тридцати снайперов в системе МВД и четверо из другого ведомства.
Стараниями «Чарли» люди, взяв СВД в руки в декабре, сумели уже в феврале занять на межведомственных соревнованиях снайперов 5, 12 и 21 места из 30 команд.
Это говорит о том, что даже то, что есть в подразделениях надо уметь использовать на 100 процентов, а не ждать нового супероружия, с которым не придется работать до седьмого пота. Те же высокоточные винтовки должны попадать в руки подготовленных специалистов, иначе говоря, стрелок должен дорасти до такого оружия. Тот же «Чарли», участвуя в соревнованиях, был единственным, кто поразил из СВД мишень на 900 м.
Удалось преодолеть межведомственность и самоуспокоенность — «мы уже три командировки оттрубили, чему нас можно научить?».
Отдельная благодарность психологам МВД Московской области, за их самоотверженность при подготовке отрядов.
Вопросы, освещаемые в данной статье, даны в сильно сжатом виде, некоторые сознательно не отражены вообще. Это же не учебник. Если у кого-то возникнет потребность в учебных материалах, он может через автора-составителя связаться с Сан Санычем, обладателем и хранителем всех материалов и результатов работы за этот период.
«Покажите мне такую страну, где славят тирана, где победу в войне над собой отмечает народ, покажите мне такую страну, где каждый - обманут, где назад означает вперед и наоборот» (Игорь Тальков)
ЗА ДРУГИ СВОЯ
 
Сообщения: 541
Зарегистрирован:
06 апр 2012, 09:01

Пред.След.

Вернуться в Литература

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1